Гамлет. Король Лир (сборник)


Две самые знаменитые трагедии великого драматурга.

Их почитали и почитают за честь экранизировать лучшие режиссеры мира. Легендарные афоризмы из них давно вошли в повседневный обиход, их персонажи стали нарицательными, и теперь молодого интеллектуала мы часто называем Гамлетом, а брошенного детьми старика – Королем Лиром. Эти трагедии можно читать и перечитывать бесконечно, снова и снова открывая для себя их психологическую глубину…

Ромео и Джульетта. Отелло (сборник)


Многие персонажи Шекспира стали нарицательными, вошли в наш повседневный обиход – но никому из них в этом отношении не сравниться с юными Ромео и Джульеттой из средневековой Вероны и суровым венецианским мавром Отелло, превратившихся в символы великой, безграничной любви или жестокой, выжигающей душу ревности.

«Ромео и Джульетта» и «Отелло» – не просто гениальные пьесы. Они будут жить столько же, сколько будут существовать среди людей чувства любви и ревности, а значит – всегда!

Джеффри Чосер. Троил и Крессида. Роберт Хенрисон. Завещание Крессиды. Уильям Шекспир. Троил и Крессида


История троянской войны и судьбы ее участников всегда привлекали к себе внимание художников слова, посвятивших осаде Трои и связанным с ней событиям множество произведений, начиная с глубокой древности и вплоть до наших дней, от Гомера до Джойса. С течением времени многое в этой истории неизбежным образом переосмыслялось; менялись отдельные детали, добавлялись ранее неизвестные эпизоды, появлялись незнакомые персонажи…

В данную книгу вошли произведения, связанные с одним из сравнительно поздних добавлений к истории Трои. Речь идет о возникшей в Средние века легенде о любви троянского царевича Троила, юного сына Приама, и Крессиды, дочери сбежавшего во вражеский лагерь жреца Калхаса. Попав вслед за отцом к грекам, Крессида быстро забыла клятвы в верности и изменила Троилу с Диомедом. В эпоху когда античные мифы и предания, уже давно воспринимавшиеся как источник поэтического вымысла, облеклись в рыцарские одежды, история Троила и Крессиды оказалась настолько популярной, что подобно истории Тристана и Изольды, превратилась в легенду, своего рода литературный миф, а ее герои обрели статус «архетипов» мужской верности и женского непостоянства.

Легенда о Троиле и Крессиде привлекла к себе внимание писателей разных европейских стран, но особо важную роль сыграла в английской литературе, поскольку, помимо ряда второстепенных авторов, ею заинтересовались три крупнейших художника – «отец английской поэзии» Джеффри Чосер (1340-1400), живший в XV в. Роберт Хенрисон (1424?-1506?), которого часто называют лучшим шотландским поэтом до Роберта Бернса, и сам Уильям Шекспир (1564-1616). Каждый из них дал собственную, ярко индивидуальную интерпретацию легенды, что становится особенно явно, когда читаешь их произведения одно за другим, сопоставляя характеры и сравнивая сюжетные ходы. Взятые вместе, их произведения образуют своеобразный триптих, скрепленный единым, пусть и по-своему прочитанным сюжетом и общими, пусть и по-своему увиденными героями, судьба которых и по сей день продолжает волновать читателей, привлекая к себе все новые и новые поколения. Приложение: А.Н.Горбунов. «Горести царевича Троила» (Чосер, Хенрисон и Шекспир о троянских влюбленных).

Мир в картинках. Уильям Шекспир. Макбет


Пересказ знаменитой трагедии Уильяма Шекспира «Макбет», проиллюстрированный произведениями мировой живописи. …Имя Макбет благодаря трагедии Шекспира стало нарицательным для человека, который ради достижения власти не останавливается перед кровавыми преступлениями. Очень многим правителям, чтобы взойти на трон приходилось интриговать, обманывать и проливать кровь. Великий драматург ярко изобразил один из худших пороков человека – властолюбие. Но слишком сгустил краски, описывая исторического Макбета и обелил одного из его соперников – предка короля, при котором жил сам… В издании использованы гравюры из Лейпцигского издания 1854 года трагедий У. Шекспира «Макбет» и «Король Лир», гравюры и фотогрфии XIX—XX веков, ксилография афиши трагедии У. Шекспира «Макбет» с Т.-У. Кином в главной роли, а также произведения художников Р. Куммера, Я. де Вета II, Д. Вуттона, Т. Шассерио, Д. Мартина, Р. Смерка, Дж. Каттермола, Д. Даунмена, Т. Салли, И.-Г. Фюссли, Д. У. Эбботта, Дж. Ромни, Г. фон Макса, М. Ритца, Д. Декрица, А. Давида.

Мир в картинках. Уильям Шекспир. Король Лир


Пересказ знаменитой трагедии Уильяма Шекспира «Король Лир», проиллюстрированный произведениями мировой живописи. …Пьеса о короле Лире написана по мотивам древних преданий и рассказа взятого из английской хроники. Лев Толстой упрекал Шекспира в сказочности, неправдоподобии сюжета, в том, что «так в жизни не бывает». Семейная жизнь самого Толстого закончилась уходом из Ясной Поляны. Трагический разрыв с семьей великого романиста в чем-то повторил историю мифического короля Лира. Миф и предание и даже сказка иногда отражают жизнь и вечную проблему отцов и детей правдоподобнее самого реалистического романа… В издании использованы гравюры XIX—XX веков,, а также произведения художников Д. Ф. Вентворт, М. Ретца, Г. Попа, Д. Рейнольдса, А. фон Хенкеля, И. Г. Фюсли, Ф.-М. Брауна, Ж.-Ф. Дюси, Э.-О. Эббея, Дж.-Ф. Бенселла, Б. Уеста, П.-Ф. Розермеля, Дж.-У. Джой, Дж. Барри и И. Е. Репина.

Мир в картинках. Уильям Шекспир. Гамлет, принц Датский


Пересказ знаменитой трагедии Уильяма Шекспира «Гамлет, принц датский», проиллюстрированный произведениями мировой живописи. …Трагедии Шекспира – энциклопедия человеческой жизни, отражение души человека во всех ее проявлениях. Шекспир воплотил в своих пьесах весь мир, и мир узнал себя в его произведениях и не перестает восхищаться гениальным драматургом вот уже почти полтысячи лет. В его пьесах не только точно и зримо описаны чувства и страсти человека, Шекспир прикасается к вечным вопросам жизни и смерти, к вопросам о смысле существования человека. Трагедия «Гамлет» давно уже разобрана на цитаты, ставшие афоризмами и крылатыми фразами, имена ее героев стали именами нарицательными. А слова «Быть или не быть» навсегда останутся вопросом вопросов… В издании использованы гравюры из Лейпцигского издания 1854 года трагедии У. Шекспира «Гамлет, принц датский» и иллюстрации сэра Д. Джилберта, а также картины художников Э. Делакруа, А. Мухи, Т. Ф. Дикси, У.М. Ханта, Д. Г. Россетти, А. Бушеля, В. Чахурского, Д. Маклиса, Р. Дадда, Й. Д. Вибера, Б. Уэста, Д. Э. Милле, П. Даньян-Бувере, К. Смита, А. Кабанеля, С. С. Барбудо, Г. Моро.

Год Шекспира


Далее — очередной выпуск рубрики «Год Шекспира».

Рубрике задает тон трогательное и торжественное «Письмо Шекспиру» английской писательницы Хилари Мантел в переводе Тамары Казавчинской. Затем — новый перевод «Венеры и Адониса». Свою русскоязычную версию знаменитой поэмы предлагает вниманию читателей поэт Виктор Куллэ (1962). А филолог и прозаик Александр Жолковский (1937) пробует подобрать ключи к «Гамлету». Здесь же — интервью с английским актером, режиссером и театральным деятелем Кеннетом Браной (1960), известным постановкой «Гамлета» и многих других шекспировских пьес. Перевод Елены Малышевой. Завершает рубрику — глава из поэмы американского поэта Хаима Плуцика (1911–1962) «Горацио» в переводе Антона Нестерова. Вот что он пишет, среди прочего, в своем предисловии: «…в глазах датского двора и народа Дании Гамлет — всего лишь убийца законного властителя, а история, рассказанная Призраком, никому, кроме принца и Горацио, не известна. Свидетельство Горацио — последнее и единственное оправдание принца. И на этом Плуцик строит свою поэму».

Король Ричард III. Антоний и Клеопатра


Ричард III, гениальный в своем неприкрытом цинизме узурпатор, сметает все на своем пути в стремлении добиться английской короны…

Марк Антоний и его возлюбленная, прекрасная египетская царица Клеопатра, вступают в игру, победить в которой невозможно, пытаясь противостоять всей мощи имперского Рима…

В эту книгу вошли две исторические трагедии Шекспира, посвященные жажде власти – власти, которая заставляет человека идти на безумный риск и совершать чудовищные преступления, но в итоге превращает его в беспомощную игрушку неумолимого рока. И хотя история доказала, что в действительности все было совсем не так, – бессмертные фантазии барда по-прежнему остаются куда убедительнее исторической правды.

«И снова Бард…» К 400-летию со дня смерти Шекспира