Фрай Уэнсли – экзорцист. Книга первая


Фрай Уэнсли – молодой пастор, которому волею судьбы в первый день посвящения в сан предлагают быть священником в прибыльном приходе. Вот только забывают упомянуть, что местность проклята, древнее зло притаилось в старом замке, готовое восстать и перебить все живое. Но молодой джентльмен пока еще об этом не знает, и сколько ему придется вытерпеть, прежде чем понять свое предназначение экзорциста. Добрая старая Англия хранит много легенд и суеверий. Тут и леди в призрачном экипаже, с безглавым кучером, и шустрые брауни, спешащие на подмогу, а еще таинственная незнакомка с ворохом тайн, и в соломенной шляпке. А еще мистические враги и добросердечные жители Дарквудса, и как тут оставаться нормальным человеком?

Фальшивомонетники


У романі «Фальшивомонетники», що розглядається критиками як своєрідний «роман у романі» і започаткував цілу серію наслідувань у пізніші часи, серед них і так звану літературу «Нового роману», визначний майстер французького письменства, лауреат Нобелівської премії Андре Жід (1869 — 1951) із притаманною йому майстерністю психологічного та художнього мазка змальовує проблеми, що були нагальними для французького суспільства на зламі дев’ятнадцятого та двадцятого сторіч, зокрема торкається надзвичайно гострих аспектів взаємин між батьками та дітьми.

Губернатор. Повесть и рассказы


Илья Дмитриевич Сургучев (1881–1956) родился в Ставрополе, в семье крестьянина. Ныл близок писателям (Л. Серафимович, Л. Куприн, И Кунин, Л. Андреев и др.), которые сосредоточились вокруг прогрессивного книгоиздательского товарищества «Знание» и находились под могучим влиянием таланта М. Горького. В произведениях И. Д. Сургучева запечатлена жизнь русского провинциального общества конца XIX— начала XX столетия самых разных сословий, профессий, социальных групп: крупного и мелкого чиновничества, мещан, купечества, разночинного городского люда. В сборник вошли повесть «Губернатор», рассказы «Ванькина молитва», «Счастье», «Родители», «Еленучча», «Седельников» и другие.

Нет у любви бесследно сгинуть права…


Тема любви и дружбы привлекала поэтов всех времен и народов, создавших саги, поэмы, рассказы, повести, пьесы, прославляющие преданную Любовь, верную дружбу. В книгу включены вошедшие в золотой фонд литературы произведения, написанные на такие всемирно известные сюжеты, как дружба Ореста и Пилада, любовь Лейли и Меджнуна, Тристана и Изольды, Ромео и Джульетты. В русском разделе сборника помещена былина о Ставре Годиновиче и его жене Василисте, повесть о Петре и Февронии Муромских, записки Натальи Долгоруковой, отрывки из записок и автобиографических произведений Марии Волконской, А. И. Герцена и Н. П. Огарева. Завершает раздел дружеская перекличка трех поэтов — В. К. Кюхельбекера, А. А. Дельвига и А. С. Пушкина.

Неверующий фараон


Оптимизм, вера в конечную победу человека над злом и насилием — во что бы то ни стало, при любых обстоятельствах, — несомненно, составляют наиболее ценное ядро во всем обширном и многообразном творчестве С. Вестдейка и вместе с выдающимся художественным мастерством ставят его в один ряд с лучшими представителями мирового искусства в XX веке.

Исчезновение часовых дел мастера


Оптимизм, вера в конечную победу человека над злом и насилием — во что бы то ни стало, при любых обстоятельствах, — несомненно, составляют наиболее ценное ядро во всем обширном и многообразном творчестве С. Вестдейка и вместе с выдающимся художественным мастерством ставят его в один ряд с лучшими представителями мирового искусства в XX веке.

Раз, два, три, четыре, пять


Оптимизм, вера в конечную победу человека над злом и насилием — во что бы то ни стало, при любых обстоятельствах, — несомненно, составляют наиболее ценное ядро во всем обширном и многообразном творчестве С. Вестдейка и вместе с выдающимся художественным мастерством ставят его в один ряд с лучшими представителями мирового искусства в XX веке.

Переправа


Оптимизм, вера в конечную победу человека над злом и насилием — во что бы то ни стало, при любых обстоятельствах, — несомненно, составляют наиболее ценное ядро во всем обширном и многообразном творчестве С. Вестдейка и вместе с выдающимся художественным мастерством ставят его в один ряд с лучшими представителями мирового искусства в XX веке.

Три ландскнехта


Оптимизм, вера в конечную победу человека над злом и насилием — во что бы то ни стало, при любых обстоятельствах, — несомненно, составляют наиболее ценное ядро во всем обширном и многообразном творчестве С. Вестдейка и вместе с выдающимся художественным мастерством ставят его в один ряд с лучшими представителями мирового искусства в XX веке.