Novae epistolae obscurorum virorum. Epistolae honestae virorum Russorum, quas magister Constantinus Semenis hunc in librum collegit


Historia hoc libri startum retro uno anno; in die hoc nos (me, doctor Eugenius Radius, et doctor Dmitrius Trabus) sedere in taberna et loquitandi cum amicis meis, et quando me bibunt V chyphus vinorum, in meus caput veni una sententia. Me μιλούν, quo bene erit, se nos expressam aliquam buchum sive librum ad nostris iuvenes.   

Собрание сочинений. Т. 1 Революция


Настоящий том открывает Собрание сочинений яркого писателя, литературоведа, критика, киноведа и киносценариста В. Б. Шкловского (1893–1984). Парадоксальный стиль мысли, афористичность письма, неповторимая интонация сделали этого автора интереснейшим свидетелем эпохи, тонким исследователем художественного языка и одновременно – его новатором. Задача этого принципиально нового по композиции собрания – показать все богатство разнообразного литературного наследия Шкловского. В оборот вводятся малоизвестные, архивные и никогда не переиздававшиеся, рассеянные по многим труднодоступным изданиям тексты. На первый том приходится более 70 таких работ. Концептуальным стержнем этого тома является историческая фигура Революции, пронизывающая автобиографические и теоретические тексты Шкловского, его письма и рецензии, его борьбу за новую художественную форму и новые формы повседневности, его статьи о литературе и кино. Второй том (Фигура) будет посвящен мемуарно-автобиографическому измерению творчества Шкловского.

Футуризм. На пути к новому символизму


Вышедшая единственный раз в 1914 г, после визита Ф. Т. Маринетти в Москву, книга известного в те времена переводчика, критика, автора философских статей Генриха Эдмундовича Тастевена (1881–1915). В ней Тастевен размышляет о стремительно появившемся в те годы футуризме, чьих деятелей и их манифесты он наблюдал практически в реальном времени.

Приложением к книге служат пять разных манифестов футуристов, самого Маринетти, Валентины де Сен-Пуэн и др.

«…своим разрушением эстетики футуризм ясно показал нам, что великое искусство будущего возникнет лишь тогда, когда в пестром хаосе современности загорится новая греза человечества. Тогда красота станет жизнью, потому что жизнь станет красотой».

Движущая сила и источник развития человека и его сообществ


(Против пассионарности Л.Н. Гумилева). Каковы реальный источник и движущая сила развития человека, земной цивилизации в целом и сообществ, составляющих ее, которые придают всему существующему соответствующую динамику? Этот вопрос до сих пор стоит на повестке дня, поскольку удовлетворительного ответа до сих пор не найдено, хотя различных гипотез и теорий произведено достаточно. Наша попытка решить проблему и доказательства представлены ниже. Отметим также, что данные из гл. 4.2. помогут каждому читателю определиться в собственной сущности.

The driving force and source of development of the person and his communities


What is the real source and driving force of development of the person, of terrestrial civilization in general, and of the communities making up it, which impart to everything that exists, the appropriate dynamics? This issue is still on the agenda, since no satisfactory answer has been found so far, although there have been enough hypotheses and theories to be made. Our attempt to solve the problem and the evidence is presented below. Note also that the data from Ch. 4.2. will help each reader to determine their own essence.

Где я?


Эта статья — инструкция для попаданцев в фэнтези и авторов, про них пишущих. Знаю, что тема не нова, знаю, что многое из здесь написанного уже говорилось другими авторами, но, тем не менее, рассчитываю добавить в нее что-то полезное. Кроме того, я попытался сделать статью актуальной как для попаданцев в фэнтези-миры, уже известные по книгам, фильмам или другим произведениям, так и в абсолютно новые сказочные вселенные. В тексте работы перемежаются рекомендации для авторов и для самих попаданцев (разделены звездочками). И еще одно важное замечание — все, что тут написано — лишь рекомендации, основанные на субъективном мнении автора. Он ни в коем случае не утверждает, что никак иначе писать нельзя и вообще выступает за полную свободу творчества.