Шарль Бодлер


В рубрике «Литературное наследие» — восторженная статья совсем молодого Поля Верлена (1844–1896) «Шарль Бодлер» в переводе с французского Елизаветы Аль-Фарадж.

Французские лирики XIX и XX веков


Annotation

По изданию 1937 г.

«Настоящая антология является новым значительно дополненным изданием сборника «От романтиков до сюрреалистов», вышедшего в издательстве «Время» в 1934 году.».

ФРАНЦУЗСКИЕ  ЛИРИКИ  ХIХ  И  ХХ  ВЕКОВ

АЛЬФОНС ЛАМАРТИН

ОДИНОЧЕСТВО

ВИКТОР ГЮГО

НАДПИСЬ НА ЭКЗЕМПЛЯРЕ

MUGITUSQUE BOUM

У НОЧНОГО ОКНА

I

II

III

IV

ЗАТМЕНИЕ

Я ВИДЕЛ ГЛАЗ ТЕЛЬЦА

АЛЬБРЕХТУ ДЮРЕРУ

ИСКУПЛЕНИЕ

I

II

III

НАРОДУ

ФОРТЫ

НАПОЛЕОН III

АЛЬФРЕД ДЕ ВИНЬИ

РОГ

АЛЬФРЕД ДЕ МЮССЕ

МАДРИД

ЦВЕТКУ

ПЬЕР-ЖАН БЕРАНЖЕ

ЭПИТАФИЯ МОЕЙ МУЗЫ

ЧЕЛОБИТНАЯ ПОРОДИСТЫХ СОБАК

КЛЮЧИ РАЙ

ОГЮСТ БАРБЬЕ

ДЕВЯНОСТО ТРЕТИЙ ГОД

ОГЮСТ-МАРСЕЛЬ БАРТЕЛЕМИ

ГОСПОДИНУ ДЕ ЛАМАРТИНУ, КАНДИДАТУ

ШУАН

ТЕОФИЛЬ ГОТЬЁ

АЛМАЗ СЕРДЦА

ЛОКОНЫ

ЛЕКОНТ ДЕ ЛИЛЬ

ЯГУАР

ХОСЕ-МАРИА ДЕ ЭРЕДИА<...

"Желаний своевольный рой". Эротическая литература на французском языке. XV-XXI вв.


«Желаний своевольный рой». Эротическая литература на французском языке. XV–XXI вв

От составителя

Во французской литературе эротическая тема формируется в эпоху Возрождения, хотя и в XII веке, в литературе куртуазной, у Кретьена де Труа, к примеру, или в «Романе о розе», встречаются описания не только утонченно-духовных, но и вполне плотских любовных утех. Испокон веков Эрос являлся искрой, вдыхающей жизнь в неодушевленную материю и дарящей радость в ненадежном и опасном мире, где свирепствуют национальные, социальные, религиозные распри.

В течение столетий в этой области хозяйничали мужчины, а к редким женщинам, рисковавшим писать о любовной страсти, относились настороженно. Впрочем, когда эротическая тема была признана непотребной, то и мужчины стали подвергаться за нее преследованиям. Поэтов, сочинявших непристойные вирши, сажали в тюрьму и даже приговаривали к смертной казни, как Теофиля де Вио. И то сказать, в выражениях они не стеснялись; так сформировалас…

Избранное


ИЛЬЯ ЭРЕНБУРГ

ИЗБРАННОЕ

КЛЮЧ К ЭРЕНБУРГУ

Эренбург прожил удивительную жизнь.

Или так: удивительно прожил.

Или — грубей, но не менее верно: удивительно, что прожил. По законам времен, в которые он пришел, — то есть по нормам тогдашней нашей страны — он, конечно, был должен погибнуть. Неоднократно.

У него было два лица. Одно знаем мы так привычно, что только оно и возникает, когда произносят: «Эренбург». Официозный борец за мир в 50-е годы, в 60-е тоже; «Люди, годы, жизнь» — эпохальные мемуары; и записки о Европе, и трубка, и «Хулио Хуренито».

Другое лицо — его стихи.

Это лицо мы тоже как будто знаем. Как будто.

В юности, до революции, он отправился за рубеж. И жил там. Встречался с Лениным в эмиграции. Пил чай у него дома. Прозвище даже семейное получил: «Лохматый Илья».

В 30-е годы за это он крепко мог быть наказан.

Он мог быть расстрелян, как Михаил Кольцов, — за то, что он тоже писал об испанской войне, был там…