Борис Слуцкий: воспоминания современников


Книга о выдающемся поэте Борисе Абрамовиче Слуцком включает воспоминания людей, близко знавших Слуцкого и высоко ценивших его творчество. Среди авторов воспоминаний известные писатели и поэты, соученики по школе и сокурсники по двум институтам, в которых одновременно учился Слуцкий перед войной.

О Борисе Слуцком пишут люди различные по своим литературным пристрастиям. Их воспоминания рисуют читателю портрет Слуцкого солдата, художника, доброго и отзывчивого человека, ранимого и отважного, смелого не только в бою, но и в отстаивании права говорить правду, не всегда лицеприятную — но всегда правду.

Для широкого круга читателей.

Второе издание

Ради мира на земле


Ради мира на земле

„СОВЕТСКИЙ НАРОД, ПОТЕРЯВШИЙ В БОРЬБЕ С ФАШИЗМОМ БОЛЕЕ 20 МИЛЛИОНОВ ЖИЗНЕЙ СВОИХ ГРАЖДАН, ХОРОШО ЗНАЕТ, ЧТО ТАКОЕ ВОЙНА И КАКИЕ НЕИСЧИСЛИМЫЕ БЕДСТВИЯ НЕСЕТ ОНА ЛЮДЯМ. ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА БЫЛА ДЛЯ НАС, СОВЕТСКИХ ЛЮДЕЙ, БОРЬБОЙ НЕ ТОЛЬКО ЗА СВОБОДУ И НЕЗАВИСИМОСТЬ НАШЕЙ РОДИНЫ. ЭТО БЫЛА ОДНОВРЕМЕННО И БИТВА ЗА СПАСЕНИЕ МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, ЗА ГРЯДУЩИЙ СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР“.

Л. И. БРЕЖНЕВ

Четыре года длился народный подвиг, равного которому не знала история. Четыре нескончаемых года шел советский солдат к Победе — под опаленным пожарищем небом, по истерзанной, залитой кровью земле.

И вместе со всей страной защищали будущий мир на земле наши земляки — уральцы. Под Москвой и Ленинградом, Сталинградом и Курском, в Польше и Болгарии, Югославии и Чехословакии являли они образец мужества и героизма.

Проходят десятилетия. Время необратимо. Но не померкнет в памяти поколений этот беспримерный подвиг. Ему жить в в…

Олег Даль: Дневники. Письма. Воспоминания


ОЛЕГ ДАЛЬ

Дневники. Письма. Воспоминания

ВОСПОМИНАНИЯ

Борис Львов-Анохин ЕДИНСТВЕННЫЙ

Олег Даль писал в дневнике: «Как стать единственным? Где неповторимость? В чем она?»

Странно, что это его заботило, — у него от природы были уникальные данные, физические и душевные свойства, которые делали его совсем непохожим на других. Острое своеобразие его индивидуальности казалось очевидным для всех, абсолютно бесспорным. Откуда же эта запись? Откуда эти вопросительные знаки? Он и так был единственным, неповторимым.

Его тревога объясняется тем, что единственность не была для него счастливым даром природы, а прежде всего результатом напряженной, подчас мучительной внутренней, духовной работы. Ее нужно было отстоять, отвоевать у натиска банальности, пошлости, ординарности. Секрет неповторимости таился в напряжении бунтарской, порой скептической, парадоксальной мысли, в протесте против всякого рода влияний, в яростном несогласии с общепринятым, удобно пр…

Парень с Сивцева Вражка


Алексей Симонов

Парень с Сивцева Вражка

Я в долгу перед Бродвейской лампионией, Перед вами, багдадские небеса, Перед Красной Армией, перед вишнями Японии, Перед всем, про что не успел написать В. В. Маяковский

Когда в 1999 году я писал вступление к своей книжке «Частная коллекция», то, сославшись на Маяковского, попробовал подытожить долги и своей памяти. Подсчитал, записал и, как водится, забыл. Прошло 10 лет, и, уже в преддверии семидесятилетия, у меня снова возникла возможность собрать под одной обложкой часть написанного за эти годы: юбилейное и поминальное, ностальгическое и общественно важное, связанное с нашей повседневностью и резко из нее торчащее. И вот я это сделал, и снова пишу что-то вроде предисловия. Возникает естественное желание сравнить, что я считал своими долгами 10 лет назад и что оказалось выполненным из этого перечисления. Не буду утруждать вас самоцитированием, поверьте на слово: почти все, что было названо долгами тогда, вошло в н…