Самый черный день


В конце 2015 на портале fan-book.ru прошел конкурс постапокалиптических рассказов, приуроченный к выходу в печать четвертой книги авторского цикла Алексея Доронина «Черный день». В конкурсе участвовало более ста сорока работ, в которых человечество гибло или уничтожалось разнообразнейшими способами, иногда довольно экзотическими.  В этом сборнике вы найдете произведения занявшие первые десять мест согласно оценкам судей, работы получившие призы зрительских симпатий, ну и несколько просто интересных рассказов.  Приятного вам чтения! 

Graffitibook


Граффити. Уличное искусство на грани закона. Днем Трефф – серьезная девушка, web-дизайнер. Ночью она переодевается в мужскую одежду и выходит на улицы, расписывает стены и выступает против засилья рекламы и безвкусицы на улицах. Ее восхищают работы известного мастера, творящего под псевдонимом NB (Эн-Би) и пропагандирующего идеи свободы. И когда Эн-Би разыскивает ее и предлагает поработать вместе, Трефф соглашается, не раздумывая. Она увлекается идеями мастера и готова помогать ему во всем. Однако вскоре замечает, что идеи его начинают обретать чересчур навязчивое звучание, вступающее в конфликт с самим понятием свободы.

Серое небо Йоника


 Большой мир решал свои проблемы, и мало кто слышал о загадочной эпидемии, охватившей Йоник и лишившей  рассудка, а потом и жизни десятки, а то и сотни горожан.       Болезнь проявлялась странно. Люди начинали во сне выходить из тел… даже не так, из их спящих тел выходили разные животные. Иногда совсем маленькие — мышки, морские свинки, кролики или черепахи. Порой более крупные — кошки, волки, собаки. Волки даже чаще, видно, много в человеческой натуре хищного и дикого. А бывало, что и вовсе огромные, вроде слонов. 

Русский фантастический, 2015 № 01. Черновики мира


Русский фантастический, 2015 № 01.Черновики мира [Антология]

Владимир Яценко, Лилия Касмасова

Копилка молний

Дашка начала крутиться задолго до первого удара копра. Артем терпеливо придерживал одеяло, чтобы она не намотала его на себя целиком. Но вслед за сестрой завозилась Мария: приподнялась на локте, всматриваясь в стрелки механического будильника, перед которым маячил крохотный огонек масляной лампы.

— Ой, мамочки! — сказала она. — Мы же едва не проспали!

Артем знал, что с сестрами не поспоришь, но прикинулся неподъемным: вдруг они затеют утреннюю пробежку по лестницам, и тогда можно будет еще немного подремать.

— Артик, вставай! — закричала Дашка, прыгая на пружинном матраце. — Нас ждут приятные дела.

— Я — первая, — засуетилась Мария.

Она, как была в ночнушке, так и побежала в туалет, попискивая от соприкосновения босых ног с выстуженным за ночь полом.

— Хоть тапочки надень! — не удержался Артем, раскачиваясь вместе с Д…

Млечный Путь №2 (5) 2013


Млечный Путь №2 (5) 2013

Олеся Чертова

Точки пересечения

Разбирать елку Кира не любила. Мрачное это какое-то занятие, словно к обряду погребения ее готовишь. Снимаешь игрушки, мишуру, отключаешь гирлянды и все – жизнь замирает. И сразу становится видно, что веточки уже засохли и из них ушла жизнь. И потом бедное деревце выволакивают и выбрасывают на помойку. И оно еще несколько дней валяется возле мусорных баков рядом с такими же окоченевшими елками. И проходя мимо нее, ты испытываешь чувство вины, ведь было это деревце частью твоего праздника, жило рядом с тобой, в твоем доме, оно было твоим, а теперь ты вышвырнул его вон и отводишь глаза, когда проходишь мимо. Хотя узнаешь, даже не глядя, где она, твоя елка, среди горы остальных.

Для Киры это было мучительно с детства, поэтому она очень долго верила в сказку, которую для нее придумал папа, о том, что елки после праздника собирает дед Мороз, облетая город ночью. Поэтому в детстве Ки…

Исправленному верить (сборник)