Читая «Голодные игры»


За несколько месяцев до событий, описанных в первой книге, Хеймитч получает трилогию и чёткие указания, кто должен быть с ним при прочтении. Смогут ли герои что-то изменить, прочитав книги?  

Вторая фаза испытаний: Жаровня


Первая фаза испытаний пройдена. Не многим удалось выбраться из Лабиринта. В битве за жизнь и свободу они потеряли многих друзей. Теперь их ждет свободная жизнь. Они спаслись из лап П.О.Р.О.К.а. А так ли это на самом деле? Может Лабиринт был всего лишь началом? И дальше их ожидает нечто похуже Лабиринта? Вторая фаза испытаний началась. Добро пожаловать в Жаровню.

Первая фаза испытаний. Лабиринт


Самое ужасное что они могли с нами сделать, они сделали. Заперли в бетонной коробке, посреди огромного лабиринта, населенного ужасными тварями. Без тени прошлого, только имя. Мы должны выбраться. Из любого лабиринта есть выход. И мы найдем его любой ценой.

Фермер


Данный текст содержит ненормативную лексику, неполиткорректную расистскую пропаганду величия человеческой расы и множество наглых (я бы даже сказал — по-хамски акцентированных) ярлыков и штампов, заимствованных и спертых без указания авторских прав, копирайтов и прочего барахла. Если ваша хрупкая душевная организация не приемлет ничего подобного — настоятельно рекомендую закрыть этот текст и вернуться в тот пансион благородных девиц, откуда вас по недогляду выпустили…

Самый черный день


В конце 2015 на портале fan-book.ru прошел конкурс постапокалиптических рассказов, приуроченный к выходу в печать четвертой книги авторского цикла Алексея Доронина «Черный день». В конкурсе участвовало более ста сорока работ, в которых человечество гибло или уничтожалось разнообразнейшими способами, иногда довольно экзотическими.  В этом сборнике вы найдете произведения занявшие первые десять мест согласно оценкам судей, работы получившие призы зрительских симпатий, ну и несколько просто интересных рассказов.  Приятного вам чтения! 

Возрожденный Обескрыленный Мир


Он стоял на перроне и взирал на поезд, который должен был увезти его прочь из Капитолия. Куда? А какая разница? Не все ли равно, где разлагаться остаткам его души?.. Китнисс н­икак не могла понять ­- почему все ещё бара­хтается в этом мире, ­почему не покончит с ­ним раз и навсегда..­. Вроде как ничто ее не удерживало здесь. ­К чему мучиться. Корч­иться. Корячиться. Выдавливать из себя жиз­нь по капле?..

Иногда бывает действительно поздно


— Все могло быть иначе, — он отвинтил крышку и от души глотнул своего пойла, — Я бы разводил гусей, а ты бы нянчила внуков… — Ты не можешь знать наверняка… — Не могу. Но так и вижу эту картину перед глазами.