Бомбы и бумеранги (сборник)


Там, где волнуется безбрежная гладь морей или зеленое море джунглей…

где песчаные барханы встают, как горы, а горы царапают вершинами небеса…

где нищета и бесправие засасывают жертвы вернее, чем самая бездонная трясина, и вся ярость смерча ничто по сравнению с яростью человеческой…

там и только там, – на фронтире, в Диком Поле, под чужими небесами, – «сейчас» рождается в яростной схватке между «завтра» и «вчера».

Метрополии или колонии? Наука или магия? Бомбы или бумеранги?

Экспансивно! Экзотично! Экстраординарно!

А впрочем, посмотрим, что об этом напишут в «Таймс»…

Vive le basilic!


«…За Шеатским перевалом тракт довольно прямой, и на нем имеется несколько мостов через трещины в земле. Один такой мост не выдержал, и караван оказался разделен. Те, кто остался на нашей стороне, повернули вдоль обрыва к следующему мосту, переправившиеся продолжили свой путь. Они собирались встретиться в ближайшей деревне, но до цели добрались только отставшие. Начались поиски, нашли трупы, причем, и это самое странное, не все, да и те далеко друг от друга. Место схватки, если схватка вообще была, обнаружить не удалось. Отыскалась только драная тряпка с пятнами крови – похоже, кинжал вытирали… Следы лошадей вели к Реке, налетчики переправились через нее примерно посередине между двумя форпостами и вместе с добычей ушли в саванну.

– И часто тут у вас такое?…»

Шпаги и шестеренки (сборник)


Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Закат


Вера Камша

Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Закат

На рубеже, на кривом ноже

время податливо, ночь темна,

ехать еще далеко, но уже

вычислена война.

То, что хочет сожрать река,

не на гибель было дано,

ехать еще далеко, но пока

все определено.

Подготовленную руду

ловит горн раскаленным ртом —

я не умру, пока не дойду,

и не умру потом.

Даниил Мелинц

Война является актом насилия, и применению его нет предела; каждый из борющихся предписывает закон другому; происходит соревнование, которое теоретически должно было бы довести обоих противников до крайностей.

Карл фон Клаузевиц

Автор благодарит за оказанную помощь Александра Бурдакова, Ирину Гейнц, Марину Ивановскую, Даниила Мелинца (Rodent), Кирилла Назаре…

И вновь на весну надеюсь


Вера Камша

И вновь на весну надеюсь

(Стурнийские мозаики — 4)

Памяти А. Н. Котельникова

Что ж, подымайтесь, такие-сякие,

Такие-сякие,

Что ж, подымайтесь, такие-сякие,

Ведь кровь — не вода!..

Александр Галич

Но не правда ли, зло называется злом

Даже там, в добром будущем вашем?

Владимир Высоцкий

Часть первая

I

Стурнийское царство

1389–1390 годы Счастливой Эры

Шагая людными улицами, Гротерих глядел только вперед и никогда — по сторонам. Эту привычку рётский наемник приобрел месяцев через пять после своего появления в Стурне и с тех пор от нее не отступал. Кому нравится ловить на себе косые взгляды и кто виноват, что стурнийцы не желают служить своему царю, а царь не настолько доверяет стурнийцам, чтоб оставлять принявших от него меч в столице? Город охраняют рёты, им за это платят хорошие деньги, а горожане эти деньги считают и злятся. Последнего Гротерих не понимал: если …

Рыжий вечер


Вера Камша

Рыжий вечер

(Стурнийские мозаики — 3)

Все богатство мое — песня да гитара,

Ласковые струны да вечер синий,

А еще есть заветная молитва:

Чтоб грехи забылись да сбылись надежды.

А надежд у меня всего четыре:

Летом я живу в надежде на осень,

А когда от зимы я устану,

То вновь на весну надеюсь…

Юрий Борисов

Кабы мне такие перья

Да такие крылья,

Улетела б прямо в дверь я,

Бросилась в ковыль я…

Николай Заболоцкий

Часть первая

I

Стурнийская империя

1256 год Счастливой Эры

Небо было иссиня-лиловым, а на западе рыжим-рыжим, как цветки календулы, и по нему, низко наклонив рогатые головы, мчались свинцовые быки с мощными загривками. Их кусали за ноги юркие гончие, над ними кружили совы, и все — и псы, и быки, и птицы — были облаками, летящими сквозь закат, а он догорал. Догорает все — день, лето, молодость, человек, империя, звезда… Даже само В…

Имя им легион


Вера Камша

Имя им легион

(Стурнийские мозаики — 2)

Максиму Максимычу

Мы несем едино бремя;

Только жребий наш иной:

Вы оставлены на племя,

Я назначен на убой.

Денис Давыдов

Тогда считать мы стали раны,

Товарищей считать…

Михаил Лермонтов

Часть первая

I

Стурнийская империя

1102 год Счастливой Эры

Чахлые померанцевые деревца в огромных кадках по обе стороны входа в резиденцию прокуратора напоминали, что ты не на юге, где решается спор Роя и Грифа,[1] и не на севере, где границу прикрывает Октавианов вал и где тоже кипит жизнь, а в самом что ни на есть захолустье. Сухом. Пыльном. Скучном и неизбежном, если хочешь сделать военную карьеру. Сенаторы начинают писцами, военачальники — младшими командирами в забытых Временем крепостицах на краю варварских степей. Выдержишь три года, и тебя отправят туда, где ты либо умрешь, либо пойдешь в гору, а пока закаляй волю и пиши стихи. Ил…

Боги помнят


Вера Камша

Боги помнят

(Стурнийские мозаики — 1)

Автор благодарит за оказанную помощь доцента исторического факультета СПбГУ Игоря Юрьевича Шауба[1]

Чтоб земля суровая

Кровью истекла,

Чтобы юность новая

Из костей взошла.

Эдуард Багрицкий

Невероятно до смешного: был целый мир — и нет его…

Георгий Иванов

Часть первая

I

Эпокария

7777 год от знамения Стурнийского

Мозаичник был худ, как жердь, а двое из троих его приятелей — полнотелы и румяны. От возбужденья и избытка вина. Напряженье третьего — гнедого кентавра — угадывалось по тому, как красновато отблескивала в чуть раскосых человеческих глазах недобрая лошадиная звезда. Кентавра Асон знал, хоть и не слишком близко, его сотрапезников видел первый раз в жизни и, очень на то походило, последний.

— Я не пью перед боем. — Асон решительно прикрыл ладонью достойный царя Эпокарийского кубок. — И вам не советую. Может, спер…