Чудеса магии (сборник)


Рюноскэ Акутагава – один из самых знаменитых писателей Японии XX века. Тончайший психолог, обладатель яркого провидческого дара, блестящий новеллист, он соединил своим творчеством европейский и восточный миры. В сборник «Чудеса магии» вошли три знаменитых произведения писателя в переводе Веры Марковой.

Безответная любовь


Этот рассказ я услышал от своего близкого университетского товарища, с которым встретился однажды летом в поезде Токио — Иокохама.

История, которую я хочу рассказать, относиться к тому времени, когда я по делам фирмы ездил в И. Однажды меня пригласили там на прием. В ресторане, где он был устроен, в нише кабинета, висела литография генерала Ноги — дело ведь происходило в И., — а перед ней стояла ваза с пионами. С вечера лил дождь, посетителей было мало, и я получил большее удовольствие, чем ожидал. На втором этаже тоже как будто шел прием, но, к счастью, не особенно шумный, как это бывает обычно. И вдруг, представь себе, среди гейш…

Новеллы


ТРИ ОТКРЫТИЯ АКУТАГАВА РЮНОСКЭ

I

Вот какой рассказ появился в октябре 1916 года в японском литературном ежемесячнике «Тюо корон».

Профессор Токийского императорского университета, специалист в области колониальной политики, сидел на веранде в плетеном кресле и читал «Драматургию» знаменитого шведского писателя Стриндберга. Странно было подумать, что всего каких-нибудь пятьдесят лет назад обо всем этом и мечтать не приходилось — ни об Императорском университете в Токио, ни о колониальной политике, ни о проблемах европейской драматургии. Прогресс налицо. И особенно заметен прогресс в материальной области. Победоносно отгремели пушки отечественных броненосцев в Цусимском проливе; страна покрылась сетью железных дорог; распространяются превентивные средства из рыбьего пузыря… Но вот в области духовной намечается скорее упадок, а профессор лелеял мечту облегчить взаимопонимание между народами Запада и своим народом. Он даже знал, на какой основе должно строиться это взаимо…

Мысли о литературе


Акутагава Рюноскэ

Мысли о литературе

Вступительная статья, составление и перевод с японского В.Гривнина

Творчество Акутагавы Рюноскэ (1892— 1927) — одно из наиболее сложных, противоречивых, но и чрезвычайно интересных явлений в японской литературе XX века. Акутагава всегда в поиске. Он отбрасывает все, что его не удовлетворяет, и устремляется к новой вершине, часто перечеркивая достигнутое, которое на новом этапе поиска представляется ему ложным. Суждения Акутагавы подчас неожиданны и парадоксальны. Ироничность его всеобъемлюща. Именно ироничность помогает ему вскрыть суть явления, помогает с саркастической улыбкой встретить горечь разочарования.

Читая новеллы Акутагавы, ловишь себя на мысли: как широки, как разнообразны интересы писателя, как глубоко волнует его судьба человека, его беды в обществе, основанном на лжи и обмане. Акутагава разворачивает перед нами мир, где свобода мысли, свобода творческой фантазии, наконец, свобода в самом прекрасном см…

Избранное


Акутагава Рюноскэ. Избранное

Ад одиночества[1]

тот рассказ я слышал от матери. Мать говорила, что слышала его от своего прадеда. Насколько рассказ достоверен, не знаю. Но судя по тому, каким человеком был прадед, я вполне допускаю, что подобное событие могло иметь место. Прадед был страстным поклонником искусства и литературы и имел обширные знакомства среди актеров и писателей последнего десятилетия правления Токугавы[2]. Среди них были такие люди, как Каватакэ Мокуами[3], Рюка Тэйтанэкадзу[4], Дзэндзай Анэйки[5], Тоэй[6], Дандзюро-девятый[7], Удзи Сибун, Мияко Сэнгю, Кэнкон Борюсай[8] и многие другие. Мокуами, например, с прадеда писал Кинокунию Бундзаэмона[9] в своей пьесе «Эдодзакура киёмидзу сэйгэн». Он умер лет пятьдесят назад, но потому, что еще при жизни ему дали прозвище Имакибун («Сегодняшний Кинокуния Бундзаэмон»), возможно, и сейчас есть люди, которые знают о нем хотя бы понаслышке. Фамилия прадеда была Сайки, имя — Тодзиро, литературный псевдоним, которы…

Барсук


Акутагава  Рюноске

БАРСУК

Согласно «Анналам Японии», в первый раз барсук обернулся человеком в деревне Митиноку, и случилось это во второй месяц весны тридцать пятого года правления государыни Суйко. Правда, в другой книге сказано не «обернулся человеком», а «стал похож на человека», но в обеих книгах после этого написано «пел», и, следовательно, можно считать вполне достоверным тот факт, что, независимо от того, обернулся ли он человеком или стал похож на человека, песни он пел, как настоящий человек.

Ещё задолго до этого, как сказано в «Записках о годах правления императора Суйнин», в восемьдесят седьмом году собака, принадлежавшая юноше Макасо из провинции Тамба, загрызла барсука, у которого в брюхе оказалось множество нанизанных на нитку драгоценных камней – магатама. Об этой нитке драгоценных камней и о том, как появилась Яхобикуни мётин, написал в своем романе «Восемь псов» Бакин. Но барсук эпохи Суйнин просто прятал в своем брюже драгоценны…

Павутинка


Акутаґава Рюноске

ПАВУТИНКА

Переклав Іван Дзюба

РАСЬОМОН

Смеркало. Під брамою Расьомон[1] якийсь самотній слуга чекав, коли передощиться. Під тою широкою брамою не було більше нікогісінько. Тільки на круглому з плямами облупленого червоного лаку стовпі сидів цвіркун. А тому що брама височить на головній вулиці Судзаку, тут могли б перечікувати негоду жінки в ітімеґаса й чоловіки в моміебосі[2]. Одначе, крім слуги, під брамою не було живого духу.

А все через те, що протягом кількох минулих років одне за одним лихо – землетрус, ураган, пожежа й голод – падало на столицю. Тим-то занедбання всюди було жахливе. Літописи розповідають, що розбиті фігури Будд. поламані вівтарі, котрі колись мінилися барвами, сріблом і злотом, тепер лежали купами на узбіччі й люди купували їх на дрова. За таких обставин нікому й на думку не спадало полагодити браму Расьомон. Обернувши руїну собі на лігво, тут окублилися лисиці і борсуки. Знайшли тут притулок і розбійники. Врешті…

Том 2. «Жизнь идиота» и другие новеллы


Рюноскэ Акутагава

Избранное в 2-х томах

Том 2

СОДЕРЖАНИЕНОВЕЛЛЫ

Усмешка богов. Перевод Н. Фельдман

Вагонетка. Перевод Н. Фельдман

Повесть об отплате за добро. Перевод Н. Фельдман

Святой. Перевод Л. Лобачева

Сад. Перевод Н. Фельдман

Барышня Рокуномия. Перевод Н. Фельдман

Чистота о-Томи. Перевод Н. Фельдман

О-Гин. Перевод Н. Фельдман

Три сокровища. Перевод В. Гривнина

Из записок Ясукити. Перевод В. Гривнина

Болезнь ребенка. Б. Раскина

Поклон. Перевод А. Рябкина

А-ба-ба-ба-ба. Перевод Н. Фельдман

Удивительный остров. Перевод И. Вардуля

Преступление Санэмона. Перевод И. Львовой

Показания девицы Ито о кончине благородной госпожи Сюрин, супруги князя Хосокава, властителя Эттю, посмертно нареченной Сюрин Ин-дэн Каоку Согёку Дайси. Перевод И. Львовой

Ком земли. Перевод Н. Фельдман

Сражение обезьяны с крабом. Перевод Л. Ермаковой

Любовный ром…

Том 1. «Ворота Расёмон» и другие новеллы


Рюноскэ Акутагава

Избранное в 2-х томах

Том 1

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие (Н. Фельдман)

НОВЕЛЛЫ

Ворота Расёмон. Перевод Н. Фельдман

Маска хёттоко. Перевод Л. Ермаковой

Нос. Перевод А. Стругацкого

Бататовая каша. Перевод А. Стругацкого

Обезьяна. Перевод Н. Фельдман

Носовой платок. Перевод Н. Фельдман

Табак и дьявол. Перевод В. Сановича

Mensura Zoili. Перевод H. Фельдман

Счастье. Перевод Н. Фельдман

Показания Огата Рёсай. Перевод И. Львовой

Оиси Кураноскэ в один из своих дней. Перевод Н. Фельдман

Рассказ о том, как отвалилась голова. Перевод Н. Фельдман

Кэса и Морито. Перевод Н. Фельдман

Паутинка. Перевод В. Марковой

Муки ада. Перевод Н. Фельдман

Убийство в век «Просвещения». Перевод Б. Раскина

Смерть христианина. Перевод А. Рябкина

Учитель Мори. Перевод Н. Фельдман

О себе в те годы. Перевод Б. Раскина

Просвещенный супруг. Перевод Б. Раск…

Японская новелла


Японская новелла

ПРЕДИСЛОВИЕ

Литературный гений японского народа с наибольшей полнотой воплощен в малых формах. Это пятистрочная танка и трехстрочная хайку — в поэзии, рассказ — в прозе. Книга “Японская новелла” — антология этого жанра с момента его зарождения в начале IX века и до века XX. Несмотря на внушительный объем книги, в ней было невозможно достойно представить всех замечательных авторов, работавших в этом жанре. Хотя бы потому, что практически все японские литераторы писали рассказы. Читателю остается только смириться с выбором составителя — выбором, который не в последнюю очередь был обусловлен его личными пристрастиями, наличием или отсутствием соответствующих переводов на русский язык и другими обстоятельствами. Что поделать антология — это всегда некоторая условность.

Открывают книгу “Записи о стране Японии и о чудесах дивных воздаяния прижизненного за добрые и злые дела” (“Нихон рёики”), которые были составлены на рубеже VIII-IX вв….