Биография души


В книгу вошли стихи, написанные на протяжении всей долгой творческой жизни – более 70-ти лет. Прочитав стихи автора, задаёшься вопросом: кто он больше – прозаик или поэт? Его поэзия – квинтэссенция миропонимания поэта, осмысление судьбы Родины от давнего её прошлого – от Древней Руси и поля Куликова – до нынешнего непростого времени. Здесь есть сибирский цикл, памирский, среднеазиатский, итальянский, дальневосточный, чувства, любовь, характер и отношение ко всему сущему на земле. Отсюда и название книги – «Биография души».

Великий князь


В романе рассказывается о благоверном князе черниговском и киевском Игоре, который боролся с междоусобицами русских князей, жестоко пострадал и после мученической кончины был причислен к лику православных святых.Действие романа происходит в первой половине ХII века. Древний Киев, Чернигов, Лопасненский край, Тьмуторокань, другие древнерусские княжества – место событий романа. Произведение создано на основе прочтения древних летописей, написано истинным русским словом. Книга рассчитана на широкий круг читателя, интересующегося историей Киевской Руси, а также тех, кто хочет разгадать загадку удивительной славянской души.

Костер в белой ночи


В романе и повестях Юрия Сбитнева рассказывается о жизни приокских деревень и далекого Северного края. Автор с любовью повествует о родной России, о людях труда, которые берегут свою землю, растят хлеб, добывают пушнину, размышляют о прошлом и настоящем, с надеждой смотрят в будущее.

Не скупясь, ярко и самобытно рисует Ю. Сбитнев картины природы, будь то широкая, спокойная Ока или далекая, затерявшаяся в бескрайних глубинах тайги стремительная Авлакан-река.

Час оборотня (сборник)


Составитель Сергей Смирнов.

Художник В. Н. Виноградов.

 

Москва: Вся Москва, 1990 г.

Приключения 1968


Приключения 1968

К читателю

В наши дни приключенческие произведения выходят одно за другим — в журналах и в сборниках, отдельными толстыми томами и тоненькими книжечками серий. Явление это закономерное, ибо приключенческий жанр, питаемый плодотворными соками нашей жизни, столь богатой необыкновенными по дерзостному героизму событиями, пользуется ныне самым широким, по-хорошему жадным читательским спросом. Естественно, что каждое новое издание обязано искать свое, отличное от других лицо, свою специфику.

Эта книга — очередной выпуск «молодогвардейского» сборника «Приключения», родившегося три года назад. В предшествующих выпусках была сделана попытка конкретизировать профиль нашего издания, как сборника коротких повестей и рассказов (жанров по сей день остродефицитных), отличающихся, помимо всего прочего, некоторыми определенными признаками.

Наши читатели — это прежде всего подростки, юноши и девушки, которые хотят зримо, в художественных образа…

Эхо


ГЛАВА I

Что происходит в мире, когда мороз приближается к условной отметке минус шестьдесят?

Условной потому, что в падении ртутного столбика есть предел, за которым начинаются вовсе другие измерения, нежели те, к которым мы привыкли. Я знаю это наверное, я испытал это…

Хавоки Угу предупредил: дальше идти нельзя.

Ганалчи ничего не сказал об этом. Он остановил оленей, неторопливо обломал с их ноздрей лед; полуобнял каждого, низко наклоняясь своим лицом к их закуржавленным лицам, и повел упряжку в тайгу.

Я сделал то же, чуть даже коснувшись губами ресниц своего учага, и, ощущая всем естеством нечто необычное, творящееся в мире, пошел следом.

Небо над моею головою вдруг разверзлось, образовав вполне доступную сферу, куда можно было легко подняться, вовсе не напрягая сил, с оленями и нартами.

Я увидел Землю Угу.

Свернув с белого речного пути, определенного черными вешками елового лапника, мы покидали обетованную Землю Дулю.

Удивитель…

ВНЕ ЗАКОНА


КЕША

Море отступало. И там, где всего час назад шипели и сшибались крутогривыми лбами буруны, где косяки сельди и наваги густо перли в устье Амуки, обнажилось скользкое, все в зеленой и серой слизи погибших медуз, в лоскутах морской капусты дно.

Море отступало поспешно, оставляя среди лайды громадные глыбы льда. Льдины медленно таяли, высвеченные солнцем, и таинственно цокали о гальку горошинами капель. Лайда остро пахла гнилью, рыбой и еще невесть чем. Обросшие пушистой водорослью и белыми скорлупками мелкого морского рачка валуны и кекуры одиноко возвышались над окатанным хаосом гальки, да кое-где поблескивали под солнцем жирные туловища мертвых нерп. Ранним утром по приливу на них охотился Кеша Дубилкин. Тех, что после выстрела всплывали, Кеша выловил и сложил у старой колодины на мысу, а этих он соберет по отливу. Кеша будет бродить по лайде в высоких броднях, проваливаясь по колено в жидкую и вонючую трясину, незлобно ругаться, волоча за хвостовые ласты убитых живот…

Прощание с Землёй


Сбитнев Юрий

Прощание с Землёй

Юрий СБИТНЕВ

ПРОЩАНИЕ С ЗЕМЛЕЙ

1

Такого клева я никогда не видел. Это был настоящий жор, о котором мечтают рыбаки всех поколений. Едва блесна касалась воды, я начинал сразу же вести ее, подкручивая катушку, и тут же с маху ударяла щука. Она хватала блесну взаглот, так что не представляло труда подсечь. И вот тогда-то начиналось истинное наслаждение. Щука, напрягая леску, шла тяжело, но плавно, иногда позволяя чуть отойти в сторону, и я не противился этому, отдавая леску, и снова вел к берегу, не спеша, но все-таки волнуясь. Словно бычка вел на веревочке, упирающегося, но послушного руке. И вдруг рыбина отчаянно взлетала над водой, уходила вглубь, петляла и снова выбрасывалась, несоразмерно увеличиваясь, нагоняя на меня торопливую страсть — побыстрее вытянуть.

Я поймал восемь рыбин, каждую не меньше четырех килограммов. На мой взгляд, самый подходящий вес — мясо такой щуки сочное, достаточно жирное, и запах реки л…