Созерцатель


Риерта – город среди воды, сотканный из серебряных нитей дождя, пелены тумана, чугунной безнадеги и несбывшихся надежд. Родина нового индустриального бога – мотории, подмявшего под себя пар и уголь. Мотория принесла прогресс в каждый дом, а вместе с ним боль, смерть и страх перед теми, кто скрывается в развалинах затопленных улиц и кто уже давно перестал быть людьми. Риерта недружелюбна к чужакам, и Итан Шелби, приехавший сюда, сам того не желая, ввязался в историю, сплетенную из мрачных тайн прошлого, опасностей и приключений.

Создатель кошмаров


Баннгок — кибернетический гигант, захвативший весь юго-восток Азии. Городская агломерация Александрия на севере Африки. Бэйцзин — мощный промышленный мегаполис, находящийся на грани экологической катастрофы… Вот ближайшие техногенные соседи Полиса, подталкивающие мир к границе катаклизма.

Но проблема не только в них.

С каждым днем угроза благополучию и гармонии Полиса становится все более серьезной, хотя пока это ясно лишь тем, кто защищает спящих. Мир сновидений нестабилен и все опаснее для мастеров снов, а часть кошмаров вырвалась в реальность, убивая и калеча. Неся страх, неуверенность, агрессию, ненависть. И это лишь первый удар дэймосов.

Позорное прошлое создателя кошмаров сложно забыть, а тем более исправить. В одиночку вести борьбу с призраками, возникающими из небытия, смертельно трудно. Жертвы былых преступлений напоминают о себе, когда ждешь этого меньше всего, и приходится вновь и вновь вглядываться в их могильные плиты, чтобы найти решение, а может, даже спасение — для всего мира и себя самого.

Предательство самого близкого человека — непоправимая ошибка или жестокая необходимость, которая приведет к катастрофическим последствиям?

Сны становятся все более явными, кошмары — запутанными, а реальность — опасной…

Синее пламя


Эпоха великих волшебников подошла к концу тысячу лет назад, оставив после себя лишь темные легенды да руины. Но некоторые уверены – где-то по дорогам истерзанного Катаклизмом материка все еще бродит мятежный маг Тион, ученик самого Скованного, способный вернуть мир к процветанию.

Лавиани, Шерон и Тэо спешат по следу волшебника, а вокруг пробуждается синее пламя, говорящее о том, что нынешняя эпоха подходит к концу.

Синее пламя


Эпоха великих волшебников подошла к концу тысячу лет назад, оставив после себя лишь темные легенды, да руины. Но некоторые уверены — где-то по дорогам истерзанного Катаклизмом материка, все еще бродит мятежный маг Тион, ученик самого Скованного, способный вернуть мир к процветанию.

Лавиани, Шерон и Тэо спешат по следу волшебника, а вокруг пробуждается синее пламя, говорящее о том, что нынешняя эпоха подходит к концу.

Книга выходит в октябре 2015.

Чудесное приключение


Одному рыцарю вдруг взбрендило спасти из лап дракона принцессу. В итоге он остался без меча и коня. Дальше хуже – рыцарь нашел себе новый меч… (все бы ничего, но меч, как назло, оказался волшебным.) Дальше – ЕЩЕ ХУЖЕ… Вот такое, блин, чудесное приключение.

Страж. Тетралогия


Алексей Пехов

Страж. Тетралогия

Страж

История первая

Ведьмин яр

Ворон на ржаном поле не было, что и неудивительно при таком пугале. Будь я мало-мальски разумной вороной — встретив подобную страхолюдину, летел бы до княжества Лезерберг, вопя во всю глотку от ужаса.

Путало было неприятным.

Недобрым.

Злым.

Оно торчало на палке, затянутое в дырявый солдатский мундир времен князя Георга, в широкополой, надвинутой на глаза соломенной шляпе с растрепанными полями. Голова — мешок, сшитый из рубища и набитый непонятно какой дрянью, казалась одутловатой и непомерно большой. Нарисованная черной краской линия рта — зловещая ухмылочка на все лицо — заставляла задуматься о психическом состоянии пугала.

— Улыбка, что называется, мороз по коже, — отметил Проповедник.

Я не ответил, лишь раздраженно дернул плечом, и он замолчал. Меня больше заинтересовал серп в правой руке страшилы. Он был покрыт странным буроватым налетом. Воз…

Мастер снов


Алексей Пехов

Елена Бычкова

Наталья Турчанинова

МАСТЕР СНОВ

Друзьям…

Сон — это то, в чем мы нуждаемся постоянно. Без еды человек может прожить месяц, без воды неделю, если полностью лишить его сна, он сходит с ума на пятые сутки и умирает.

В мире сновидений не действуют законы морали, человеческого общества и государства. Сон не ограничен в пространстве и времени, минута здесь с легкостью растягивается на год, а месяц сжимается до секунды. Он беспределен и вечен, захватывает целые материки, вселенные и тысячелетия. Способен рассыпаться от прикосновения крыла бабочки, и его не в силах разрушить самый громкий крик.

Во сне мы беспомощны и всесильны. В нем таятся чудовища и прекраснейшие существа. Это время отдыха, гениальных открытий, исполнения мечты, невообразимых кошмаров, наслаждения, иллюзий, исцеления, покоя, смерти.

Его власти не в силах сопротивляться ни люди, ни животные, ни боги…

Глава 1

Возвращение

Е…

Летос


Алексей Пехов

ЛЕТОС

Памяти Андрея Ширяева

ПРОЛОГ

Тревожная тишина растекалась по уцелевшему центру города, словно молоко из бездонного кувшина.

Медленно и неумолимо она захватывала дом за домом, улицу за улицей, квартал за кварталом. Никто не мог избежать ее объятий, и вскоре перед ней пали прекрасные золотистые дворцы с башнями, облицованными синим мрамором; великолепные вишневые сады, купающиеся в белой пене цветения; изящные мосты, выточенные из слоновой кости; широкие солнечные террасы из теплого песчаника; грандиозные фонтаны; величественные статуи прежних герцогов и обелиски с альбатросами.

Конечно же альбатросы…

Их она оставила напоследок. И волшебные создания, распахнувшие крылья, сотни лет назад обещавшие этой стране свою вечную защиту, сдались. Их глаза погасли, а свет, излучаемый перьями, померк.

Теперь уже навсегда.

Весь город, начиная от портовых кварталов и заканчивая крепостью, что высилась на утесе, под сам…

Цена свободы


Алексей Пехов

Цена свободы

Кнофер хорохорился до последнего. Говорил, что у него есть влиятельные друзья, и стражники во главе с комендантом будут ползать перед ним на коленях, вымаливая прощение. Мол, выпустят, никуда не денутся, а нет, так он живо научит скотов вежливости.

Обычная болтовня маленького человека. Быть может, у него и были могущественные покровители, но за те два дня, что я здесь находился, никто не вытащил старину Кнофера. Однако малый по-прежнему отказывался верить, что влип так же крепко, как и остальные. Так продолжалось до той поры, пока не заскрипела, отворяясь, решетка и в полутемный подвал не вошли вооруженные стражники.

— Подъем, висельники! Тощая вдова заждалась! — крикнул один из них.

Кнофер тут же рухнул на пол, завопив, что это ошибка, он не виноват, у него есть друзья, которые вот-вот вытащат его отсюда. Он рыдал, кашлял, размазывал по лицу сопли и слезы, а затем пополз в самый дальний угол. Встреча с Тощей вдовой не самое р…