Элвуд Роклан. Возвращение домой


Элвуд Роклан. Возвращение домой.

Глава 1.

Калитка открылась бесшумно, и Элвуд шагнул внутрь. Обведя взглядом, двор мужчина про себя отметил, с оттенком лёгкой грусти: «А здесь почти ничего не изменилось!».

Вокруг всё действительно было точно также как десять лет назад — небольшой двухэтажный дом из серого камня, невысокое аккуратное крыльцо, чистый дворик, обсаженный по периметру забора яблонями. «Только деревья стали повыше,- продолжал свои наблюдения Роклан.- Крыши соседских домов почти не видны».

Оказалось не только. Ещё одно «изменение» появилось из-за угла дома, где, как помнится, находилась конюшня. Это новшество имело примерно два с половиной локтя высотой в холке, длинный пушистый хвост и очень не дружелюбно распахнутую здоровенную пасть, с довольно внушительными клыками. Собака приближалась с неспешной настороженностью, издавая глухое рычание. С внешней стороны ворот раздалось тревожное всхрапывание, оставленного там на привязи коня.

-А пораньш…

[New Sun 04] The Citadel of the Autarch


The Citadel of the Autarch

The New Sun, Book 4

Gene Wolfe

1983

v1.1. Fixed some typos and many line breaks.

I. The Dead Soldier

I HAD NEVER seen war, or even talked of it at length with someone who had, but I was young and knew something of violence, and so believed that war would be no more than a new experience for me, as other things—the possession of authority in Thrax, say, or my escape from the House Absolute had been new experiences.

War is not a new experience; it is a new world. Its inhabitants are more different from human beings than Famulimus and her friends. Its laws are new, and even its geography is new, because it is a geography in which insignificant hills and hollows are lifted to the importance of cities. Just as our familiar Urth holds such monstrosities as Erebus, Abaia, and Anoch, so the world of war is stalked by the monsters called battles, whose cells are individuals but who have a life and inte…

Мутовчийская Ирина Зиновьевна: другие произведения


Мутовчийская Ирина Зиновьевна: другие произведения.

Фен-шуй для красивой фигуры

Аннотация:

Что получится,если соеденить сценарий китайской драмы с Фен-шуем?Как могут

соседствовать друг с другом энергия Ци и китайский сад?Что если…Однако поверьте

мне,все эти элементы отлично соеденяются!И выстраиваются в стройную

систему.Система ждет того,кто хочет быть здоровым!А если у вас идеальное здоровье,то

просто узнайте новое про:про любовь,про себя,про…то что ночью говорил

Из серии книг: «Китай моими глазами»

Программа-драматизация

«Фэн-шуй для красивой фигуры»

С прологом,эпилогом,ремарками автора.

А также: сценарием китайской драмы времен эпохи Мин, под названием:

«Дух озера».Озеро находится в саду. Сад принадлежит господину Геню.

Пролог Китайский сад-это волшебное место! В Китае таких садов было великое

множество. И каждый из них был так же не похож друг на друга, как не похожи мы с

вами. Са…

Сага о Торстейне Битом


Исландские саги

Сага о Торстейне Битом

I

Жил в Солнечной Долине человек по имени Торарин, старый и почти совсем слепой. В молодости он был великим викингом. Он был человек не из покладистых, хотя уже и старый. Был у него сын по имени Торстейн, рослый, очень сильный и притом миролюбивый. Он работал за троих в хозяйстве у своего отца. Торарин был небогат, но оружия у него было довольно. Еще у отца с сыном был табун, и продажа коней приносила им хороший доход, потому что кони эти никогда не подводили в дороге и были непугливы.

Жил человек по имени Торд. Он был работником у Бьярни из Капища. Он ходил за верховыми лошадьми Бьярни, поэтому его называли конюхом. Торд был очень задирист и всем давал почувствовать, что он работник у большого человека. Это не делало его более достойным, и его мало кто любил.

У Бьярни работали еще двое: одного звали Торхалль, другого – Торвальд. Они всегда разносили сплетни обо всем, что слышали в округе.

Торстейн и Торд сго…

О мудрости вымысла


Сулхан-Саба Орбелиани (1658—1725) — выдающийся грузинский писатель, ученый и политический деятель. Воспитатель царевича Вахтанга Левановича (в последствии Царь Вахтанг VI). «О мудрости вымысла» написана в восмидесятых годах XVII века. Сборник басен и новелл, объединенных общей фабулой.

Метафизика


Представленная в этой книге «Метафизика» — одно из главных произведений Аристотеля. В нем великий философ впервые ввел термин «теология» — «первая философия», которая изучает «начала и причины всего сущего», подверг критике учение Платона об идеях и создал теорию общих понятий.

«Метафизика» Аристотеля входит в золотой фонд мировой философской мысли, и по ней в течение многих веков учились мудрости целые поколения европейцев.

L’Enéide


L’Énéide, fameuse épopée écrite par Virgile, est le récit des épreuves du Troyen Énée, ancêtre mythique du peuple romain, fils d’Anchise et de la déesse Vénus, depuis la prise de Troie, jusqu’à son installation dans le Latium. Le poème, écrit entre 29 et 19 avant J.C., contient environ 10 000 vers et se divise en douze chants. La traduction proposée ici, de André Bellessort, est en prose.

Газета Завтра 215 (54 1998)


Газета Завтра

Газета Завтра 215 (54 1998)

(Газета Завтра — 215)

завтра_98

С КАВКАЗА ДУЕТ ВЕТЕР ПЕРЕМЕН

Министр Куликов пригрозил, что поднимет эскадрилью и станет бомбить гадюшники на территории отпавшей Чечни, где размножаются убийцы. Выползают в Дагестан, в Ставрополье. Жгут русские танки. Стреляют в солдат и милицию. Воруют трактора и скот. Угоняют в рабство людей. Держат в страхе и панике безоружный народ. Бомбить эту кровавую мразь — иностранца Хоттаба, спалившего русскую бронеколонну, помахивающего вырванным из груди солдата легким. Параноика с железными зубами Радуева, грозящего России ядерным взрывом. Генерал Куликов, доведенный до отчаяния кровавой свистопляской на границе с Чечней, лишь сказал, что нужно бомбить.

Что тут поднялось! Вся вражья прочеченская стая, засевшая в правительстве, в Совбезе, в банках, на телеканалах, брызгая ненавистью к русскому человеку в мундире, принялась его когтить, марать, науськивать на него толпу, натравли…

Баркулабовская летопись


Федор Филиппович

Баркулабовская летопись

//137 Сейм великий был у Берести лета бож[ого] нарож[еня] 1545, на котором сейме был король его милость полский, великий князь литовский Жикгимонт Казимерович з королевою Бонею и с королевнами. А при его милости сын его милости господарь наш другий, крол полский Жикгимонт-Август, и с королевою своею Алжбетою, дочкою короля ческаго и римского Фирдынанда. При которых на сейме при их милости обоих королех много было бискупов, панов-рад, панове-рада Великого князства, панята и вся шляхта хоруговная, и вси рыцерства всих землей и княжства Литовского, так же было множество людей на том сейму, иж на обе стороны около Берестя на колконадцать мил стояли. А при их милостех обоих королех на том сейме Берестейском много было послов яко от християнских господарей, также и от бесурменских, а был тот сейм у Берести так много – от святого Петра и Павла аж до святого Архаггела //137об Михаила. С того сейму Берестейского его милость господар…