Русская поэзия начала ХХ века (Дооктябрьский период)


БВЛ — Серия 3. Книга 50(177).

 

Настоящий том представляет собой антологию русской поэзии начала XX века (дооктябрьского периода). Стихи расположены или в порядке, как они были опубликованы в авторских сборниках, из которых они перепечатаны, или в хронологическом порядке. Под каждым названием книги стихов поэта указывается дата ее первой публикации. Если это возможно, под стихотворением указывается дата его создания — авторская или (в угловых скобках) установленная исследователями творчества поэта.

Вступительная статья и составление: Евг. Осетрова.

Примечания: В. Куприянов, Е. Плотникова (к иллюстрациям).

Царственный паяц


1

Игорь Северянин.

Царственный паяц

Федеральная целевая программа «Культура России»

(подпрограмма «Поддержка полиграфии и книгоиздания России»)

«Царственный паяц» — так называлась одна из неосуществленных книг

замечательного русского поэта Игоря Северянина (И. В. Лотарева; 1887-1941),

познавшего громкую славу «короля поэтов» и горечь забвения. Настоящее издание

раскрывает неизвестные страницы его биографии. Здесь впервые собраны уникальные

материалы: автобиографические заметки Северянина, около 300 писем поэта и более

50 критических статей о его творчестве. Часть писем, в том числе Л. Н. Андрееву, Л. Н.

Афанасьеву, В. Я. Брюсову, К. М. Фофанову, публикуется впервые, другие письма

(Августе Барановой, Ирине Борман, Фелиссе Круут) печатались только за рубежом.

Открытием для любителей поэзии будет прижизненная критика творчества поэта, —

обширная и разнооб…

Два века о любви (сборник)


Annotation

«Каждый стих – дитя любви», сказала почти сто лет назад Марина Цветаева. В этом сборнике представлены стихотворения тех, кто писал в прошлом столетии, и тех, кто пишет сейчас. Серебряный век и нынешний. Два века – о любви. Классики и наши современники – попытка сравнить мысли, чувства, слова тех и других. Попытка понять: по-прежнему ли поэзию рождает любовь.

Два века о любви (сборник)

Серебряный век

Два века о любви (сборник)

Серебряный век

Борис Пастернак

Не трогать

«Не трогать, свежевыкрашен», —

Душа не береглась,

И память – в пятнах икр и щек,

И рук, и губ, и глаз.

Я больше всех удач и бед

За то тебя любил,

Что пожелтелый белый свет

С тобой – белей белил.

И мгла моя, мой друг, божусь,

Он станет как-нибудь

Поэзия Серебряного века (Сборник)


Поэзия Серебряного века

Какая музыка была, какая музыка звучала!

Когда умирают кони – дышат,

Когда умирают травы – сохнут,

Когда умирают солнца – они гаснут,

Когда умирают люди – поют песни.

Велимир Хлебников

И серебряный месяц ярко

Над серебряным веком стыл.

Анна Ахматова

Серебряный век. Произнесите это медленно и прислушайтесь… Словно где-то в глубине души прозвонил хрустальный колокольчик. Само словосочетание “серебряный век” ассоциируется в нашем сознании с чем-то возвышенным и прекрасным. И поэзия этого периода очень музыкальна: по своей внутренней сути она является как бы мелодией слов, своеобразным звукорядом. Не этот ли период гениально предвосхитил Пушкин, сравнивая поэта с эхом, откликающимся “на всякий звук”?

Если следовать знаменитой формуле А. Григорьева “Пушкин – наше всё”, то и этимологию устоявшегося словосочетания “серебряный век” стоит поискать именно в том классическом периоде, который называли пушк…

Эмигранты. Поэзия русского зарубежья


Крестные раны

Несть числа русским трагедиям века прошлого, чей белый плат надежд был изорван и окровавлен на братоубийственных ветрах. Все ли потери сполна оплаканы, осознаны?.. Неугасаемо горят поминальные свечи в храме отечественной словесности, бередя душу случившимся на многие годы расколом знаменитой литературы. Образы тех, кто не по своей воле оказался в рассеянии, осияны мученическим светом. Быть вне России, но думать, писать о ней — нет горше доли для русского писателя.

Так и видится бальмонтовское древо, что «в веках называли Россией», захваченное апокалипсическим вихрем. Листья летят по свету — принуждены пасть у Сены, в другом ли месте… Отныне жизнь в чуждом пределе станет называться по-цветаевски — «тоска по Родине».

Вырвутся тягостным выдохом строки — они больше, чем поэзия, они исповедывание уже перед самим Господом. Такие стихи исторгает человеческое естество, и они сродни слезам, крови. Такие стихи и есть — как у Бунина — «боль крестных ран».

<...

Том 5. Публицистика. Письма


Игорь Северянин

Сочинения в пяти томах

Том 5. Публицистика. Письма

Уснувшие весны

Из воспоминаний о К.М. Фофанове

I. Стихи, мне посвященные

Я гость не лишний, не случайный И говорю Тебе: Поверь, Нежнее будь с сердечной тайной И к ней припри плотнее дверь. Оберегай ее, как сторож, Когда падет ночная тень, Чтобы какой-нибудь заморыш Не отравил твой добрый день… —

писал мне К. М. Фофанов на своей книге «Тени и тайны» в 1910 году, осенью, в Петербурге, зайдя ко мне почитать и послушать стихи, как он любил это делать, наезжая в столицу из Сергиева, где провел последние два года своей жизни. В этих стихах таится как бы некое пророчество, и сколько с тех пор разных жалких «заморышей» старались и стараются изо всех сил отравлять мои «добрые дни». Я намекаю на критиков, завистников, женщин. Но, как я сказал когда-то: «Искусство с нами, — и Бог за нас!»

Фофанов сделал мне много посвящений — и в стихах, и в прозе. В моем альбоме, оставле…

Том 4. Классические розы


Игорь Северянин

Сочинения в пяти томах

Том 4. Классические розы

Классические розы

Ее Величеству Королеве Югославии Марии

с искренним восхищением почтительно

подношу в дар свою книгу

Автор Стихи 1922–1930 гг.

Королеве Марии

Однажды в нашей северной газете Я Вас увидел с удочкой в руках, — И вспыхнуло сочувствие в поэте К Жене Монарха в солнечных краях. И вот с тех пор, исполнена напева, Меня чарует все одна мечта. Стоит в дворцовом парке Королева, Забрасывая удочку с моста. Я этот снимок вырезал тогда же, И он с тех пор со мной уже всегда. Я не могу себе представить даже, Как без него в былые жил года. Мне никогда уж не разубедиться В мечте, над финской созданной волной, Что южная прекрасная царица Владеет поэтической душой!

Белград

18-XII-1930

Классические розы

Как хороши, как свежи были розы

В моем саду! Как взор прельщали мой!

Как я молил весенние морозы

Не трогать их холо…

Том 3. Менестрель. Поэмы


Игорь Северянин

Сочинения в пяти томах

Том 3. Менестрель. Поэмы

Менестрель

Новейшие поэзыТом XII

Увертюра («Пой, менестрель…»)

Пой, менестрель! Пусть для миров воспетья Тебе подвластно все! пусть в песне — цель! Пой, менестрель двадцатого столетья!     Пой, менестрель! Пой, менестрель! Слепец, — ты вечно зрячий. Старик, — ты вечно юный, как апрель. Растопит льды поток строфы горячей, —     Пой, менестрель! Пой, менестрель, всегда бездомный нищий, И правду иносказно освирель… Песнь, только песнь — души твоей жилище!     Пой, менестрель!

I. Быть собой

Поэза об Эстонии

Как Феникс, возникший из пепла, Возникла из смуты страна. И если еще не окрепла, Я верю, окрепнет она: Такая она трудолюбка, Что сможет остаться собой. Она — голубая голубка, И воздух она голубой. Всегда я подвержен надежде На этих утесах, поверь, — В Эстляндской губернии прежде, В республике Эсти теперь Где некогда бился Калевич, Там может ли доблесть усну…

Том 2. Поэзоантракт


Игорь Северянин

Сочинения в пяти томах

Том 2. Поэзоантракт

Поэзоантракт

Пятая книга поэз

I. Зарницы мысли

Дифирамб

Почему не брать от жизни все, что она дает.

Генрик Ибсен Цветов! огня! вина и кастаньет! Пусть блещет «да»! Пусть онемеет «нет»!   Пусть рассмеется дерзновенное! Живи, пока живешь. Спеши, спеши   Любить, ловить мгновенное! Пусть жизнь за счастье сдачи даст гроши, — Что толку в том, когда — все тленное?! Пой! хохочи! танцуй! смеши! Воспламенись! всех жги! и сам гори!   Сгори! — что там беречь?! Рискуй! рубись! выигрывай пари! В свой фаэтон сумей момент запрячь! Сверкай мечом! орлом пари!   Бери!!.

1909. Июль

Мой год

Я десять месяцев мечтаю, А два живу и пью вино, — Тогда для всех я пропадаю, Но — где и как — не все ль равно! Как лютик, упоенный лютней, — Я человек не из людей… И, право, как-то жить уютней С идеей: пить из-за идей.

1909. Март

Странно…

Мы живем, точно в сне неразгадан…

Том 1. Громокипящий кубок


Игорь Северянин

Сочинения в пяти томах

Том 1. Громокипящий кубок

Громокипящий кубок

Эта книга, как и все мое Творчество, посвящается мною Марии Волнянской, моей тринадцатой и, как Тринадцатая, последней.

Игорь Северянин. Поэзы

Ты скажешь: ветреная Геба,

Кормя Зевесова орла,

Громокипящий кубок с неба,

Смеясь, на землю пролила.

Ф. Тютчев

Автопредисловие

Я — противник автопредисловий: мое дело — петь, дело критики и публики судить мое пение. Но мне хочется раз навсегда сказать, что я, очень строго по-своему, отношусь к своим стихам и печатаю только те поэзы, которые мною не уничтожены, т. е. жизненны. Работаю над стихом много, руководствуясь только интуицией; исправлять же старые стихи, сообразно с совершенствующимся все время вкусом, нахожу убийственным для них: ясно, в свое время они меня вполне удовлетворяли, если я тогда же их не сжег. Заменять же какое-либо неудачное, того периода, выражение «изыском сего дн…