Свежая пресса (сборник)


Острые, едкие, саркастические памфлеты Э. Лимонова обличают реальных персонажей с реальными фамилиями, ответственных за реальные ошибки или преступления. Как сказал сам автор: «Возможно, статьи, собранные под обложкой этой книги, приближаются по страстности к реву солдата, ворвавшегося во вражескую траншею и работающего вовсю штыком».

Кладбища


«Эдуард Лимонов продолжает список своих покойников. Нарушая заповеданные табу (о мертвых — или хорошо, или ничего) и правила политкорректных слюнтяев, он не имеет снисхождения к ушедшим и спрашивает с них так, как спрашивал бы с живых — героям отдает должное, недостойных осуждает на высшую меру презрения. Память Лимонова хранит либо «горячих», либо «холодных» — в его мартирологе «теплым» места нет. Резкая, злая, бодрая книга.»

Киев капут. Яростная книга


Эдуард Лимонов – поэт, писатель, журналист, революционер. Очень часто его высказывания оказываются пророческими. Под этой обложкой содержится дневник текущих событий на Украине. От национальной жовто-блакитной революции на Майдане, через воссоединение Крыма с Россией, восстание на Донбассе, перемирие, киевские выборы в Раду и, наконец, через ополченские выборы 2 ноября в Донецкой и Луганской республиках. Дневник обрывается в будущее. От событий, которые последуют, не удастся укрыться никому.

Путин. Семь ударов по России


Лимонов Э.В.

Путин Семь ударов по России

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вот уже второе десятилетие Владимир Путин, извлеченный в начале 90-х годов из хаоса небытия Анатолием Собчаком, подхваченный судьбою в облике президента Ельцина в конце 90-х, служит хозяином России, и уже по одному этому продолжает нас интересовать. Он нас интересует, несмотря на то, что с 2008 года он более не президент, а всего лишь премьер-министр. Но президент у нас ныне такой, что даже короткую книгу о нем не напишешь, материала нет, нет событий в жизни Дмитрия Медведева, разве вот на картошку студентом ездил – это событие за неимением других упомянуто в официальной биографии президента Медведева.

Хозяин земли Русской по-прежнему Путин. Последние годы нам стали доступны и открыты новые эпизоды жизни Владимира Путина. Мы наблюдали его рядом с тигрицей в Приморье, за рулем желтой «Лады-Калины», с голым торсом, принимающим самого известного гомосексуалиста Европы принца Монакского Альберта, отнимающи…

Дед (роман нашего времени)


Эдуард Лимонов

Дед (роман нашего времени)

Обращение к читателю

В этой книге сидит в спецприёмнике ГУВД, делает политику, живёт, любит и негодует персонаж, называемый близкими «Дед».

Дед – лидер политической партии, любовник, большой чудак и любитель поразмышлять.

В своей жизнедеятельности он более всего вынужден общаться с грубыми простыми ментами, коварными политическими противниками и с товарищами по партии, охраняющими его.

Охранники самые близкие ему люди.

У Деда есть любимая женщина – «девка» называет её Дед, обращается к ней как к «Фифи», на самом деле у неё другое двусложное имя.

Странный тип этот Дед, менты ему вроде ближе, чем его союзники-либералы.

Читатель обнаружит в книге недавние бурные политические события 2011–2013 годов: бунты рассерженных горожан, «болотные» и другие митинги, политические ошибки и коварные предательства.

Рядом с Дедом читатель найдёт и известных российских оппозиционных политиков: Немцова,…

Очарованный остров. Новые сказки об Италии


Владимир Сорокин, Юрий Мамлеев, Геннадий Киселев, Виктор Ерофеев, Эдуард Лимонов, Сергей Гандлевский, Андрей Рубанов, Захар Прилепин, Герман Садулаев, Андрей Аствацатуров, Максим Амелин

Очарованный остров

Новые сказки об Италии

Сборник

Геннадий Киселев

Быль и небыль Острова сирен

Везувий, Колизей, грот Капри, храм Петра — Имел ты на устах от утра до утра… Е. Баратынский. Дядьке-итальянцу

Чехов советовал: написав рассказ, вычеркивайте его начало и конец. Тут беллетристы больше всего врут, добавлял классик. Набросок правдивого рассказа о Капри уместно начать с середины, а именно с августа 1826 года, когда немецкий поэт и живописец Август Копиш вплавь проник в считавшийся недоступным Лазурный грот на северном берегу Капри. За ныряльщиком сквозь призму воды хлынул голубой свет, окрасив скалистый свод и кристальное озеро внутри горы лазурной рябью перевернутого неба. Спустя двенадцать лет Копиш поведает о своей вылазке в рассказе «Открытие Голубог…