Белые призраки Арктики


СЕРГЕЙ ПЕТРОВСКИЙ, Москва

ЭПОХА, КОТОРАЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Все мы любим фантастику. И не только ту, что повествует об увлекательных приключениях в глубинах вселенной. Наряду с «Аэлитой» и «Туманностью Андромеды» неизменной любовью читателей пользуются «80 тысяч километров под водой» и «Таинственный остров» Ж. Верна, «Плутония» и «Земля Санникова» В. Обручева, «Затерянный мир» и «Маракотова бездна» А. Конан-Дойля… Словом, произведения, действие которых протекает исключительно на нашей планете, а герои открывают новые острова и неведомые (или якобы вымершие) виды животных и растений.

Эта отрасль научно-фантастического жанра, которую обычно называют «географическая фантастика», процветала не только при жизни ее знаменитого создателя — Жюля Верна, но и сравнительно недавно, всего два-три десятилетия назад. Достаточно вспомнить романтические рассказы И. Ефремова о геологах и моряках, появлением которых знаменовалось начало большого периода советской фантастики, непосредственно предшествующего «Туманности Андромеды». Именно географическая фантастика зажигала в сердцах молодых пламя исканий, звала их к новым открытиям. Но, как ни удивительно, в последующие годы ее волна постепенно пошла на убыль, пока не исчезла совершенно.

В чем заключается главная причина этого явления? Можно, конечно, сказать, что научной базой для такого рода фантастики были географические открытия, эпоха которых, дескать, безвозвратно ушла в прошлое. Но такое мнение вряд ли правомочно. Нет-нет да и мелькнет в печати сообщение о новых открытиях исследователей Земли, становящееся иногда подлинной научной сенсацией.

«Виднейшие авторитеты мира готовы были поклясться, что все целаканты вымерли 50 миллионов лет назад (по новейшим данным — 70 миллионов лет)», писал первооткрыватель этой кистеперой рыбы Дж. Смит. А совсем недавно в печати появилось сообщение об отправке в дебри Африки специальной экспедиции на поиски… живых динозавров, которые, судя по рассказам местного населения, прекрасно сохранились до наших дней.

Так что открытия все-таки делаются, несмотря на мнения и сомнения «виднейших авторитетов». Представляется, что главной причиной исчезновения географической фантастики является другое. С каждым годом издается всё меньше произведений о «тайнах и чудесах Земли», а именно они, по всей вероятности, и были истинной «питательной средой» жанра. Если подобная литература и появляется, то, как правило, лишь отрезвляющего, критического характера. Например, единственный переведенный у нас труд о Бермудском треугольнике посвящен доказательству того, что никакого феномена там нет и в помине. Да что Бермудский треугольник! Даже в по-настоящему интересной книге С. Морозова «Крылатый следопыт Заполярья», рассказывающей о знаменитом арктическом летчике И. Черевичном, лишь две (!) странички отведены на историю открытия двух неизвестных к тому времени северных островов.

Как тут снова не вспомнить знаменитую «Землю Санникова»? Ведь в отличие от «Плутонии» это произведение основано на фактах. В послесловии к роману академик В. А. Обручев писал: «Эта земля существовала, может быть, более 100 лет назад, как показали наблюдения Санникова и Толля, но не так давно исчезла».

Любопытно, что в уже отмеченной книге о Черевичном приведены такие слова полярного летчика: «Миф-то миф. А все-таки… оставил Яков Санников след на земле. Сам он, конечно, в своем открытии ошибся тогда, но многих потом повел на поиски, в странствия…» Хочется добавить, что большая заслуга в этом и Обручева, автора прекрасного научно-фантастического романа. И это отнюдь не уникальный пример плодотворного взаимодействия реальности и фантастики!

Эпоха географических открытий продолжается. Годами бороздят арктические просторы дрейфующие станции «Северный полюс» с двузначными номерами. Идут на штурм полюса новые экспедиции — то на атомном ледоколе «Арктика», а то и просто на лыжах. И именно сейчас, когда отдаленные районы осваиваются все более активно, документальные рассказы об открытии новых земель, воспоминания известных полярных исследователей и соответствующие фантастические произведения становятся особенно актуальными. Ведь ледовая шапка планеты скрывает еще немало тайн и загадок. Не следует притворяться, что нам известно абсолютно все о нашем громадном доме, имя которому — Земля.

Материалы, в той или иной форме затрагивающие вопрос о тайнах Земли вообще и ее северных районов, в частности, довольно регулярно поступают в редакцию. Многих читателей «ТМ» особенно интересует история замечательных исследований 30-50-х годов, когда мужественные советские полярники — ученые, моряки, авиаторы — стерли последние «белые пятна» с карты Арктики. Об этой славной эпохе рассказывается в воспоминаниях заслуженного штурмана СССР Валентина Ивановича АККУРАТОВА, сокращенный вариант которых мы предлагаем вашему вниманию.

Окраина — беседы


Создавать в малой укромности милого дома. За дверью: захолустье, накрытое явью, как западней, и ничего не поделаешь — срединный мир переполнен тихим безличьем до набрякшего спазма и полуденной саркомы. Тесный рубеж, топографический рубец, лелеющий громоздкую ширь или жестко упакованный urbis. Повторяется изо дня в день: что там? кто расскажет? Стихотворение лежит на этом промежуточном лезвии, отражающем небесный свет и большой пустырь, где руины дальних обстоятельств встречают окрест буйный и полнокровный конец. Мы идем вдоль канала, мой друг вспоминает фильм — Аккерман: женщина моет посуду, выходит на улицу, поворот головы, осеннее предместье, холод. Пейзаж сильнее интриги, и наблюдение за колыханием трав продиктовано отнюдь не тяжкой необходимостью в лирическом отступлении. Вот безотчетный дух, который настаивает, чтобы ты вырвал его из алчной неизвестности, и бесполезны теоретические усилия; тут правомерна лишь твоя — буквально — физическая причастность к стремительной силе , и о…

Заветы Ильича


Записал Александр БРАТЕРСКИЙ

ЗАВЕТЫ ИЛЬИЧА

В воскресенье вся советская страна, а с ней все прогрессивное человечество с чувством глубокого прискорбия встретит 20-ю годовщину со дня кончины генерального секретаря ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного Совета СССР, четырежды Героя Советского Союза, лауреата Ленинской премии Леонида Ильича Брежнева. Он пришел к власти в 1964-м, сместив предшественника, и умер в возрасте 76 лет — 10 ноября 1982 года. Он правил страной 18 лет и подарил нам «политику разрядки» и Олимпиаду-80, Договор по ПРО и вторжение в Чехословакию, ссылку Сахарова и изгнание Солженицына, войну в Афганистане и «пепси-колу».

Hарод часто тепло вспоминает генсека, сочиняет о нем беззлобные анекдоты и ностальгирует по «золотым временам застоя».

Генеральный секретарь по образованию был… землемером. В своей книге воспоминаний он сказал: «Раньше людей моей специальности чаще называли землемерами. Теперь название изменилось, мы стали землеустр…

Чудеса на Переяславке


Михаил Браташов

Чудеса на Переяславке

Есть в Москве, казалось бы, самые обыкновенные дворы, но если войдешь в них и плюнешь, то обязательно попадешь в автомашину, как правило, иностранной марки. И еще есть одна примечательность таких дворов — они обнесены высокими сетчатыми заборами, выкрашенными в обязательный темно-зеленый цвет, словно проходит здесь государственная граница.

Вот и есть один такой двор при большом белом доме на Большой Переяславской улице. И дом этот как дом, панельный, с балконами. По вечерам уютно светятся его окна, только живут в нем люди с разным цветом кожи и такие разноязыкие, что кажется — именно здесь строительство Вавилонской башни подошло к завершающей стадии.

Через некоторое время после появления этого дома на Большой Переяславской, как правило, после дождей, когда ручьи из двора, легко минуя высокий сетчатый забор, вырывались на свободу и вливались в огромную лужу, переливающуюся радугами масляных пятен, начались твориться са…

Песни Жоржа Брассенса в переводе Александра Аванесова


Песни Жоржа Брассенса в переводе Александра Аванесова

СТАРЫЙ ЛЕОН

Le vieux Lйon

Скоро семь лет

Как тебя нет

Старый Леон

Но как живой

Слышится твой

Аккордеон

Баловень муз

Ты в рай искусств

Отбыл… Окрест

Лучшего бог

Выбрать не мог

В райский оркестр

Семь лет назад

Как же был рад

Тамошний люд

Нынче они

Песни твои

Хором поют

Когда, Леон

Аккордеон

Твой здесь звучал

Тебя, прости

Никто почти

Не замечал

Это абсурд

Но не несут

Тех в Пантеон

Кто был влюблен

Как ты, Леон

В аккордеон

Бедный венок

И бугорок

На пустыре

Стало, старик

Пусто в тот миг

В нашем дворе

Кто-то шутил

Что было сил

Кто — напевал

В горле комок

Каждый как мог

Слезы скрывал

Не прогадал

Что не попал

Ты в…

Щит Королевы


Добро пожаловать в мир магических войн, знакомых читателям по романам Дмитрия Браславского «Ворон» и «Игры чародея»! В Хорверке, государстве гномов, происходят странные события. В соответствии с давними традициями, король Вьорк женится на принцессе из человеческого королевского рода. За ней неотступно следуют «Щиты Королевы», четверо молодых гномов – охранников из разных хорверкских кланов. Однако вскоре становится ясно, что некто ставит своей целью убить короля и бросить тень на его юную супругу. Такого в Хорверке не случалось ни разу за все время его существования. Молодые бойцы полны решимости защитить свою подопечную…

Утраченные записки Шерлока Холмса


Дмитрий Браславский

Утраченные записки Шерлока Холмса

Это было в давние стародавние времена, когда Лондон еще только начинал превращаться в современный город. Именно тогда по его улицам расхаживал знаменитый Джек-Потрошитель, которого можно счесть наивной овечкой по сравнению с тем, что вы можете сегодня ежедневно видеть на улицах ваших городов. А полицейские в этом городе были тогда вооружены в основном лишь дубинками, сыщикам же приходилось использовать в качестве самых совершенных орудий своего ремесла лупу, да еще, пожалуй, собственные мозги. У кого они, конечно, были. Ведь до рождения Эркюля Пуаро еще оставалось…

Из книги Р.Коули «Сказки старой Англии», Глазго, 2202, с.325.

«Дорогой Холмс!

Мне хотелось бы поделиться с вами информацией об одном деле, которое, вне всякого сомнения, не стоит и ломаного пенса. Любой начинающий детектив, прошедший школу нашего Скотланд-Ярда мог бы раскрыть его за пару часов, но… Но обладая правильной методикой.

Ваши же м…

Симон-маг


Браславский Дмитрий

Симон-маг

Дмитрий БРАСЛАВСКИЙ

СИМОН-МАГ

Я спокойно спал в своей кровати, когда услышал Призыв. Вернее, почувствовал, что какая-то неведомая сила поднимает меня в воздух, и несет, несет… Рядом барахталась моя любимая собачонка, и это немного успокаивало — я хотя бы был не один. Правильно родители говорили: «Будешь читать на ночь Толкина, кто его знает, что может присниться». И вот приснилось. Или это все было наяву?

Так или иначе я оказался в небольшом домике на краю леса. С первого взгляда было понятно, что передо мной жилище волшебника. На стенах таинственные гобелены, в одном углу — холодильник, в другом — магический посох. И письмо на столе.

Так и есть — наконец-то мне предоставилась возможность самому поучаствовать в приключениях, от которых холодела некогда кровь Бильбо. Мне надо спасти волшебника, да не какого-нибудь завалящего, а одного из самых известных и могущественных. Калипсо. Красивое имечко, хотя бывает и по…

Подземелья Черного замка


Дмитрий Браславский

ПОДЗЕМЕЛЬЯ ЧЕРНОГО ЗАМКА

Книга-игра

Наташе

В сказочное королевство приходит беда. Злой волшебник Барлад Дэрт, поселившийся в таинственном и мрачном Черном замке в самом сердце Зачарованного леса, хочет взять в жены единственную дочь Короля. Получив отказ, он похищает Принцессу и с помощью черной магии погружает ее в волшебный сон. Много смельчаков, вызвавшись освободить Принцессу, отправились на поиски Черного замка, но ни один не вернулся назад.

Если вы хотите попытаться избежать бесчисленных ловушек Зачарованного леса, сразиться с коварным и бесстрашным воинством чародея, отыскать Черный замок и, пробравшись в него, победить мага и освободить Принцессу, то все, что вам для этого надо, — два игральных кубика, карандаш и ластик. И не беда, если не удалось сделать это с первого раза, ведь у вас всегда будет возможность пойти по другому пути, начав все сначала.

В этой книге, как и в жизни, все решения будете принимать толь…

Паутина Лайгаша


Пролог

Ворон покосился на меня черным блестящим глазом и придвинулся еще на один шаг. Ничего, недолго тебе ждать: из этой передряги мне, пожалуй, не выбраться.

Разжав пальцы, я выпустил ребристую рукоять меча: драться было уже не с кем.

Клинок обиженно зазвенел по старым выщербленным камням.

Настоящий герой был бы просто обязан произнести ему вслед хоть какое, хоть плохонькое и косноязычное, но напутствие. Что-нибудь вроде: «Ты славно служил мне, мой меч, так обрети же себе достойного хозяина!».

Только к чему? В герои я никогда не рвался, да и геройствовать сейчас было не перед кем. Улочка совершенно пуста; в лучшем случае мою напыщенную речь услышали бы глухие стены домов, гниющие в канаве отбросы да шесть тел, успевших основательно испачкать кровью и без того не слишком чистую мостовую.

Грамотная засада. Разве что несколько самонадеянная: взяли бы с собой одного-двух магов, глядишь, остались бы живы. Не все, конечно.

Ворон нерешительно, ка…