Дознание


Куприн Александр

Дознание

Подпоручик Козловский задумчиво чертил на белой клеенке стола тонкий профиль женского лица со взбитой кверху гривкой и с воротником a la Мария Стюарт. Лежавшее перед ним предписание начальства коротко приказывало ему произвести немедленное дознание о краже пары голенищ и тридцати семи копеек деньгами, произведенной рядовым Мухаметом Байгузиным из запертого сундука, принадлежащего молодому солдату Венедикту Есипаке. Собранные по этому делу свидетели: фельдфебель Остапчук и ефрейтор Пискун, и вместе с ними рядовой Кучербаев, вызванный в качестве переводчика, помещались в хозяйской кухне, откуда их по одному впускал в комнату денщик подпоручика, сохранявший на лице приличное случаю — степенное и даже несколько высокомерное выражение.

Первым вошел фельдфебель Тарас Гаврилович Остапчук и тотчас же дал о себе знать учтивым покашливанием, для чего поднес ко рту фуражку, Тарас Гаврилович — «зуб» по уставной части, непоколебимый авторитет для всего…

Автоинтервью


Станислав Лем

Автоинтервью

Сейчас сумасшедшая мода на интервью. Некоторых счастливчиков интервьюируют чуть ли не каждую неделю. Я тоже ждал, ждал, но не дождался, значит, ничего не поделаешь – приходится самому это устроить. И вот я отправляюсь к себе и застаю себя сидящим на полу с жестяной уточкой в руках.

– Чем вы сейчас занимаетесь? – спрашиваю я, почтительно пожимая себе руку.

– Уточку завожу. Смотрите, как крылышками машет, а?

– Я имел в виду вашу творческую деятельность.

– Ах, это? Я меняю профиль. Литература, которой мы занимались до сих пор, оказалась нерентабельной. «Дом книги», а также пример товарищей указали мне новый путь развития. Я пишу детективные повести. Для начала – три.

– Стало быть, вы отошли от фантастики? – спрашиваю я с сожалением.

– Вовсе нет. Это повести детективно-фантастические.

– Можно узнать какие-нибудь подробности?

– Можно узнать. Действие первой развертывается на шикарно оборудованном косми…

Астронавты


Станислав Лем

АСТРОНАВТЫ

НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РОМАН

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

КОСМОКРАТОР

СИБИРСКИЙ МЕТЕОРИТ

30 июня 1908 года десятки тысяч жителей Средней Сибири могли наблюдать необычайное явление природы. В этот день рано утром на небе появился ослепительно белый шар, с небывалой быстротой мчавшийся с юго-востока на северо-запад. Его видели во всей Енисейской губернии, простиравшейся более чем на пятьсот квадратных километров. На всем пути его полета содрогалась земля, дребезжали в окнах стекла, обваливалась со стен штукатурка, трескались карнизы; даже в отдаленных местностях, где шар не был виден, слышался тяжелый грохот, наводивший на людей страх. Многие полагала, что наступил конец света; рабочие в золотых копях бросили работу; тревога передалась даже домашним животным. Через несколько минут после исчезновения огненной массы из-за горизонта поднялся столб пламени и раздался четырехкратный взрыв, который был слышен в радиусе 750 километров.

Сотряс…

Ананке


Станислав Лем

АНАНКЕ

Что-то вытолкнуло его из сна — во тьму. Остались позади (где?) багровые, задымленные контуры (город? пожар?), противник, погоня, попытки отвалить скалу — скалу, которая была этим (человеком?). Пиркс безуспешно пытался догнать ускользающие воспоминания; как всегда в такие минуты, он подумал, что в снах нам дается жизнь более интенсивная и естественная, чем наяву; она освобождена от слов и при всей своей непредвидимой причудливости подчиняется законам, которые кажутся бесспорными — но лишь там, во сне.

Он не знал, где находится, он ничего не помнил. Достаточно было рукой шевельнуть, чтобы выяснить, но он злился на бессилие своей памяти и подхлестывал ее, добиваясь сведений. Он сам себя обманывал: лежал-то вроде неподвижно, а все же пытался по фактуре постели отгадать, где находится. Во всяком случае, это не была корабельная койка. И вдруг — будто вспышка все озарила: посадка; пламя в пустыне; диск луны, словно бы поддельной, слишком большой; крат…

Альбатрос


Станислав Лем

АЛЬБАТРОС

Обед состоял из шести блюд, не считая дополнительных. Тележки с вином бесшумно катились по стеклянным дорожкам. Высоко вверху над каждым столом горела точечная лампа. Черепаховый суп подавали при лимонном свете. Рыбу — при белом, с голубоватым отливом. Цыплят залил румянец с шелковисто-серым теплым огоньком. За черным кофе, к счастью, не наступил мрак — Пиркс был готов к самому худшему. Его утомил этот обед. Он пообещал себе, что отныне будет есть только на нижней палубе, в баре. Зал этот был определенно не по нем. Все время приходилось думать о локтях. Вдобавок — туалеты! Зал был вогнутый — края выше, центр опущен чуть ли не на пол-яруса. Он походил на гигантскую золотисто-кремовую тарелку, наполненную самыми яркими тартинками на свете. Жесткие полупрозрачные платья дам шуршали за спиной Пиркса. Время здесь проводили великолепно. Наигрывала музыка. Сновали кельнеры — настоящие кельнеры, каждого можно было принять за дирижера филармонии. «Трансгал…

137 секунд


Станислав Лем

137 секунд

Господа, из-за неблагоприятных условий или отсутствия времени большинство людей покидают этот мир, не задумываясь над сущностью его. У тех же, кто пробует сделать это, заходит ум за разум, и они принимаются за что-нибудь другое. К ним отношусь и я. По мере того как я делал карьеру, место в «Who’s Who», отводимое моей особе, из года в год становилось все обширнее, но ни в последнем издании, ни в последующих не будет ничего сказано о том, почему я бросил журналистику. И вот именно об этом и будет моя история, которую в иных обстоятельствах я, конечно, не стал бы рассказывать.

Я знал одного способного парня, решившего построить чувствительный гальванометр, и ему это удалось – слишком хорошо. Стрелка отклонялась даже тогда, когда отсутствовал ток, так как прибор реагировал на колебания земной коры. Этот пример может быть взят эпиграфом к моей повести.

Тогда я был ночным редактором иностранной службы ЮПИ. Многое мне там пришлось повидать, …

Диего и Фрида


Жан-Мари Леклезио

Диего и Фрида

Впервые роман в сокращенном виде опубликован в журнале "Иностранная литература", № 9, 2000.

Пролог

Пятого октября 1910 года, когда Порфирио Диас готовится отпраздновать столетнюю годовщину независимости Мексики с невиданной пышностью, достойной абсолютной монархии, происходит событие, не имеющее прецедента в мировой истории и до основания потрясшее эту страну, где ничего не изменилось со времен завоевания индейских царств испанскими конкистадорами. По призыву Франсиско Мадеро – его "план Сан-Луиса" аннулирует итоги фальсифицированных выборов Порфирио Диаса и дает сигнал к началу восстания – народ берется за оружие, и в Мексике начинается короткая и неистовая война, которая уносит более миллиона жизней и опрокидывает существующий порядок.

Революция в Мексике – первая социальная революция, предвестница революции в России, положившая начало новой эпохе. Это стихийно возникшее движение охватило всю страну,…

Вспомни ту ночь


Дэй Леклер

Вспомни ту ночь

ПРОЛОГ

Ник Коултер покинул Париж на две недели раньше намеченного срока.

Он и сам не знал, почему ему так не терпелось уехать. Решение принял мгновенно. Действовал импульсивно, скорее подчиняясь какому-то внутреннему голосу, нежели руководствуясь доводами разума, что совершенно ему несвойственно: недаром же его прозвали мистер Ледяная Глыбе. Впрочем, он так же повел себя и в ту ночь, когда позволил инстинкту взять верх над разумом.

Той ночью Дани Шератон отдалась ему.

Мощный инстинкт самосохранения заставлял его всячески отрицать неизгладимое впечатление, которое произвел на него тот единственный, незабываемый вечер, проведенный с ней вдвоем. Он пытался убежать от своих воспоминаний, но никакой силой воли свершившегося не изменить.

Вечером, перед отъездом в Европу, Дани пришла к нему. После пяти долгих лет ожидания он наконец-то занялся с ней любовью.

А потом уехал.

Однако воспоминания о тех мгновениях …

Родственные души


Дэй Леклер

Родственные души

ПРОЛОГ

Ривер Сьерра внимательно смотрела на торт, на котором весело горели шесть розовых свечек: пять — это столько ей сейчас исполнилось лет, а шестая — в честь следующего дня рождения. Хорошо бы задуть свечи вместе с папой, но… он может спросить, какое желание она загадала, и тогда… — ведь всем известно, что желания не сбываются, если о них сказать.

Ривер подперла подбородок ладошками. Желание у нее было очень важное, наверное самое важное в ее жизни. Она закусила нижнюю губку это желание папе не очень-то понравится, и он может сильно рассердиться. Она наморщила лоб. А если держать его в секрете? Если она не скажет о нем, то папа ни о чем и не догадается, тем более что ее желание — волшебное. Очень трудно не проговориться папе — ведь она раньше все ему рассказывала. Но на этот раз…

Склонив голову набок, Ривер следила за тем, как толстая капля воска скатывается на сахарную глазурь. Хорошо. Она никому ничего не скажет. Никому…

Приму твою любовь


Дэй Леклер

Приму твою любовь

ПРОЛОГ

— Занятия окончены, — объявила учительница. — Желаю всем хорошо провести весенние каникулы. Хатч Лониган! С тобой мне надо поговорить.

О-хо-хо. По тону можно было понять, что она очень недовольна. Семиклассники гурьбой высыпали на улицу, бросая на Хатча насмешливые взгляды. Они всегда так на него смотрели. Еще бы: десятилетний парнишка стремится встать с ними на одну ступеньку. Ясно, что он не заслуживает ничего, кроме открытой неприязни и подозрительности.

Хатч аккуратно собрал книги в стопку, поднялся со стула и подошел к миссис Рун.

— Да, мэм?

Учительница перебирала бумаги. Она нервничает, подумал он. Это хорошо. Это может ему помочь. Он снял очки и пристально посмотрел на нее. Он считал, что такой взгляд выбивает людей из колеи.

— Надеюсь, ничего не случилось? — спокойно спросил он.

Учительница указала на только что отпечатанную кипу бумаги.

— Я хочу поговорить о предложенном тобой на…