Страница 1 из 58 - Книга "Том 2. Запах безумия" - Аннотация - Рейтинг - Отзывы - Скачать




Annotation

Оникс Рина

Оникс Рина

Том 2. Запах безумия

ТОМ II. Грани одержимости. Запах безумия

Глава I.

Никогда не переходи дорогу дьяволу

Из писем Ариан к Ричарду

Март, 1816 год.

Рейфорд задумчиво изучал своего позднего посетителя. Невысокий, неприметный, даже тщедушный мужчина. Казалось бы, в нем нет ничего, что отличало бы от сотен других: небогатый, но и не бедный костюм, не красавец, но и не урод, он весь будто был создан из отсутствия крайностей. И еще был одним из тех, кто работал на виконта уже на протяжении многих лет. Прекрасная ищейка. В делах Рейфорда, чтобы оставаться на высоте, нужно было не только обладать незаурядным умом, возможностями и иметь определённые связи, еще необходимо было знать очень многое и уметь не оставлять за собой следов. Шпионские игры? Отнюдь. Деньги - вот что правило этим миром. Виконт пока только не знал, какие новости принес ему мистер Бэрроу - сделку или что-то, что могло пролить свет на старое дело.

- С чем вы пришли? - Рейфорд приподнял бровь. - Я вас не видел уже довольно давно.

- Вы знаете, что я не люблю оставлять дела незавершенными, милорд, - прошелестел голос его собеседника. - Мне есть, чем вас порадовать.

Он положил несколько исписанных листков бумаги на стол. Виконт заинтересовано взял их и вчитался в мелкий подчерк осведомителя:

"Лейтенант Норман Флеминг, тридцать два года. Отец Тревор Флемнг - сквайр, скончался в 1812 году. Мать - Розалинда Флеминг, в девичестве Уолтон, скончалась в 1790 году при невыясненных обстоятельствах. Братьев и сестер нет. После смерти отца Норман проигрывает почти все в карты и быстро обрастает долгами. Он вынужден продать небольшое поместье и рассчитаться с кредиторами. Тетка со стороны матери - Кристина Престон покупает для племянника офицерский патент лейтенанта легкой пехоты. На большее у нее не хватает средств. В скором времени Норман Флеминг отбывает на место службы, а также принимает участие в Бельгийской компании. После победы над Наполеоном подает в отставку и возвращается в Англию, некоторое время сорит деньгами, а после исчезает, как только заканчиваются средства.

По отзывам соседей с детства был склонен к насилию, мучил кошек и щенят. По слухам, вынудил свою тетку потратиться на него, угрожая ей расправой. Согласно отзывам со службы: спокоен, но выходит из себя, если ему перечат, издевался над подчиненными, на его счету несколько драк, порой из-за женщин. Спустя год службы его проступки неожиданно прекращаются, а он заводит дружбу с некоторыми солдатами. При Ватерлоо ничем не отличился.

В настоящее время обитает в дешевой ночлежке и постоянно пьет в одном из притонов на окраине Лондона. Чем конкретно зарабатывает на жизнь неизвестно, но поговаривают, что берется за любую грязную работу".

- Вы уверены, что это он? - Рейфорд отложил отчет и тяжело посмотрел на осведомителя.

- Уверен, милорд, - мистер Бэрроу достал из кармана небольшой мешочек, перевернул его и вытряхнул на стол кольцо, которое виконт не мог не узнать.

Грэм быстрым движением схватил украшение, на мгновение сжал, а потом внимательно осмотрел его:

- То самое. Ошибки быть не может, - виконт заговорил глухо. - Как оно к вам попало?

- Воры. Флеминг не собирался с ним расставаться. Он носил его на шее и говорил, что это его талисман, который приносит ему удачу. Якобы прекрасная леди вручила его ему, когда он спас ее во время кампании Веллингтона. Возможно, так оно и было или это совпадение: ему везло в карты, женщины баловали его своим вниманием... Но в один момент, когда он был пьян от выигрыша воры поживились за его счет - украли все ценности и деньги. С тех пор, его дела пошли под откос, а Флеминг шлет проклятия на тех, кто похитил его талисман.

Рейфорд поднялся, обошел стол и остановился возле осведомителя, а затем резким движением руки сжал его горло:

- И как давно кольцо попало к вам, Бэрроу? - он дождался, когда собеседник захрипит и ослабил хватку. - Вы знали, что я хочу получить сведения немедленно. Так в чем дело? Вы явно потратили не одну неделю, чтобы узнать все это. Сначала поиски вора, потом Флеминга, потом информации о нем. Решили, что можете решать, что стоит мне скармливать? Не опасаетесь, что на корм пойдете вы?

Рейфорд пристально изучал взгляд своей жертвы - полог отрешенности слетел с осведомителя и он пытался разжать руку виконта, отчаянно глотая воздух. Грэм еще немного ослабил пальцы, чтобы Бэрроу мог заговорить.

- Простите, милорд. Я умоляю, простите. Больше такого не повторится.

- Правильно, Бэрроу, не повторится. Вы ведь знаете, что я не предупреждаю, а убираю сразу, - виконт улыбнулся, заметив, как задрожал, осведомитель. - Но для вас, за прошлые заслуги, я сделаю исключение. Живите.

Грэм разжал руку, усмехнулся и вернулся на свое место, наблюдая, как откашливается его собеседник.

- Налейте себе, - виконт качнул головой на графин с бренди и достал тяжелый кошелек из верхнего ящика. - Наличные, мистер Бэрроу, как вы предпочитаете. И вся сумма, которой вам не придется делиться, как вы и хотели.

Осведомитель вздрогнул и дрожащей рукой поднес бокал к губам, делая щедрый глоток обжигающего напитка.

- Я учел свои ошибки, милорд. Благодарю вас за предоставленный шанс себя оправдать.

- Не стоит, - Рейфорд потянулся. - Теперь вы знаете, что вас ждет. А пока забирайте свои деньги и проваливайте.

Виконт пронаблюдал за тем, как Бэрроу поднялся, суетливо взял кошелек и, поклонившись, удалился, поднимая воротник повыше. Рейфорд потер подбородок и закончил писать две записки. Какие наивные люди его порой окружают. Он никогда не давал второго шанса, тем более тем, кто столь много знает и столь ненадежен. Вот только зачем ему труп в собственном кабинете?

Несколько часов спустя виконт остановился возле одного из множеств притонов восточной части Лондона. Сейчас вряд ли бы в нем признали лорда. Одежда была добротной, но не привлекала к себе излишнего внимания. Он производил впечатление любителя острых ощущений, вышедшего ночью на охоту. Таких предпочитали обходить стороной, не желая связываться. Рейфорд вполне мог себя защитить: два ножа, которыми он мастерски пользовался и заряженный пистолет, а также несколько человек подкрепления, сейчас стороживших снятых лошадей. Он знал, кого брать с собой. Тех, кому стоило давно выстроить виселицу, и кто был должен ему столь многое. Они никогда ничему не удивлялись и не задавали вопросов. Мастера своего дела. Рейфорд коснулся кольца, спрятанного под курткой и, наконец, вошел внутрь.

Несколько секунд его разглядывали, изучая, кто он такой. Виконт оскалился, и все тут же вернулись к своим занятиям: картам, дешевой выпивке и визгливым проституткам. Ночь была в самом разгаре. Нужного ему человека Рейфорд заметил сразу: он единственный был в давно нестиранной форме военного, сидел в углу за барной стойкой и потягивал местное пойло. Флеминг еще не был достаточно пьян, но это исправляется просто. Настало время поговорить.

- Норман? Ты ли это? - Рейфорд хлопнул его по плечу, требуя внимания.

- Простите? - Флеминг мутно осмотрел его, пытаясь вспомнить.

- Как? Ты не помнишь меня? Это же я, Джон Милтон. Мы одно время служили вместе, пока нас не перебросили в другое место. Тогда знатно гуляли - дамочки, выпивка, карты. Эх, славные были денечки.

- Джон? - Норман явно не мог вспомнить его среди той череды лиц, с которыми пил в первые годы своей службы, но не хотел показаться невежливым. - Кажется, припоминаю. Прости, у меня не лучшие времена.

- Ничего, - Рейфорду оставалось доиграть эту сцену. - Эй, толстяк, неси нам лучшего пойла, что у тебя есть. Я угощаю. И поставь от меня ребятам, я встретил старого друга.