Любовные похождения князя


Пьер Сувестр и Марсель Аллен

Любовные похождения князя

Глава 1

ТАИНСТВЕННЫЙ ТУННЕЛЬ

Фандор, ухватившись за буфер локомотива, кричал Жюву; слова его не укладывались в голове, граничили с безумием, и, тем не менее, были реальностью, гласили правду, поскольку он с непомерной решительностью утверждал:

– Поезд въехал в туннель!.. Из него не выходил! Но в туннеле его нет!

В этот миг Жюв, с бледным, исказившимся от возбуждения лицом, бросился к трясущемуся в лихорадке молодому человеку.

– Фандор! Фандор! – надрывался Жюв. – Этого не может быть! Ты ошибся… Если поезд вошел в туннель и наружу не выезжал, он должен находиться там!

Фандор уже подскочил к Жюву; схватив полицейского за плечи, он как сумасшедший тряс его и вопил:

– Говорю вам, поезд въехал! Говорю вам, нет его там! А как он выезжал, вы не видели!

То, что утверждал Фандор, то, что казалось невероятным, тем не менее, было правдой.

Когда миновали мгновения безумного в…

Фантомас


Пьер Сувестр и Марсель Аллен

Фантомас

Глава 1

ГЕНИЙ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

– Фантомас!

– Как вы сказали, простите?

– Я говорю – Фантомас!

– И что же это значит?

– Ничего… А может – все!

– Однако! А кто это такой?

– Никто не знает… Но, тем не менее, он существует!

– Хорошо, но чем-то же он, в конце концов, занимается, этот кто-то!

– Он наводит ужас!..

Ужин подошел к концу, и все перешли в гостиную.

С давних времен маркиза де Лангрюн, желая скрасить свое одиночество и поддержать старинные знакомства, каждый год надолго переезжала в свой замок Болье на севере департамента Ло, в живописнейший район на берегу Дордонны. И по традиции каждую среду она приглашала на ужин в замок самых близких друзей, живущих по соседству.

В этот день за столом сидели господин Боннэ, бывший судья, ныне оставивший службу и переехавший из пригорода Брива в свое маленькое поместье возле городка Сен-Жори; аббат Сико, местный кюре, сл…

Месть Фантомаса


Пьер Сувестр, Марсель Аллен

Месть Фантомаса

Глава I. Трагедия на улице Норвен

В понедельник, 4 апреля 19… года, вечерняя газета «Капиталь» поместила на первой странице следующую статью:

Сегодня утром в районе Монмартра произошла трагедия, причины которой пока что заставляют всех теряться в догадках.

Баронесса де Вибре, хорошо известная в парижском обществе и в среде художников, благородной покровительницей которых она являлась, была найдена мертвой в мастерской художника-керамиста Жака Доллона.

В момент, когда было обнаружено преступление, сам художник лежал рядом, вероятно, сраженный сильной дозой снотворного. Мы намеренно говорим «преступление», так как уже первые медицинские заключения позволяют предполагать, что смерть баронессы де Вибре наступила в результате действия какого-то сильного токсичного вещества.

Художник Жак Доллон, которого вывел из бесчувственного состояния известный доктор Меран, был подвергнут короткому допросу комиссаро…

Три ангела по вызову


На широком, как летное поле аэродрома, письменном столе зазвонил телефон.

На этом столе имелось несколько телефонов, но именно этот старомодный, массивный аппарат цвета слоновой кости был среди них самым важным. Звонил он редко, и каждый такой звонок обозначал либо серьезные неприятности, либо, наоборот, шанс, подаренный благосклонной судьбой.

Лев Николаевич протянул руку и снял трубку.

При этом он заметил, что рука его мелко дрожала, и огорчился.

Нужно держать себя в руках, не давать воли нервам. Этак руки будут потеть от волнения, а это уж совсем никуда не годится. Рукопожатие человека его уровня должно быть сухим, твердым и холодным. Холодным как сталь.

Еще не так давно, снимая трубку с этого аппарата, Лев Николаевич вставал. Он долго не мог приучить себя разговаривать с начальством сидя. Даже когда начальство никак не может его увидеть. Но в последние дни судьбоносные звонки случались довольно часто, и он привык относиться к ним более сдержанно.

Молчание Курочки Рябы


Наталья АЛЕКСАНДРОВА

МОЛЧАНИЕ КУРОЧКИ РЯБЫ

* * *

Серебристый «Ситроен» с трудом втиснулся на свободный пятачок перед модным бутиком на Невском проспекте. Из него вышла высокая, хорошо одетая, уверенная в себе молодая женщина. Высокие скулы, необычный разрез глаз привлекали к себе внимание, выделяли эту женщину из массы таких же молодых, нарядных, преуспевающих дам, которыми в этот час полон Невский.

Поправив небрежным жестом красивые темно-рыжие волосы, женщина шагнула к двери бутика. Но прежде, чем открыть ее, она задержалась перед витриной. На манекене был надет очаровательный шелковый топ, украшенный бисером и стразами. Случайно получилось так, что отражение рыжеволосой женщины на мгновение совпало с манекеном, как будто это она сама стояла в витрине модного магазина в пышной юбке из зеленой тафты и расшитом бисером топе.

И вдруг за спиной у отражения возникло второе лицо.

Такие же высокие скулы, такой же странный разрез глаз… только губы криви…

Кот особого назначения


Наталья Александрова

Кот особого назначения

***

Продолжается посадка на скорый поезд номер двадцать девять сообщения Петербург – Москва, – разнесся из репродуктора гулкий простуженный голос. – Поезд находится на пятом пути, левая сторона. Нумерация вагонов начинается от головы состава.

В одном из купе восьмого вагона скорого поезда номер двадцать девять сидели двое слегка потертых мужчин среднего возраста, по внешности – типичные командированные. Мужчины вели нескончаемый разговор, увлекательный как шестизначная таблица логарифмов.

– Нет, Михаил Иванович, все-таки Миронову не дадут начальника отдела, – убежденно говорил невысокий толстячок с аккуратной круглой лысиной, – после того, как он завалил испытания на литеру «О»…

– Дадут! – отвечал ему худой брюнет с нездоровым желчным лицом и лихо зачесанными назад седеющими волосами, – непременно дадут, Иван Михалыч! У него в Москве такая волосатая лапа… – и брюнет поднял глаза к потолку, как бы показыв…

Загадка замка Карентин


Питер Адамс

Загадка замка Карентин

ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой благосклонная публика познакомится со злополучной таверной «Кровавая кузница» в небольшом портовом городке Англии, страны, которая, как известно, определяет мировой уровень по числу преступлений и способностям своих криминалистов.

Таверна «Кровавая кузница» находилась в конце главной улицы, которая вела через городок Уолс к порту. Своим названием она была обязана легенде о происходивших здесь когда-то жутких убийствах. Около трехсот лет назад некий Ричард Шеннон перестроил кузницу в таверну и занялся грабежом. Рассказывали, что вздутые от воды и обезглавленные трупы иных посетителей, заночевавших в таверне, приносило течением к прибрежным скалам. Об этом мифическом разбойнике было опубликовано даже несколько книжонок, в том числе большая поэма. Его злодеяния поддерживали славу захолустной таверны до сегодняшнего дня и делали ее заманчивой для туристов.

Билл Шеннон, последний отпрыск владельцев кузницы…

Легенда о Якутсе, или Незолотой теленок


Валерий ТИХОМИРОВ и Сергей ГУРЕЕВ

ЛЕГЕНДА О ЯКУТСЕ, ИЛИ НЕЗОЛОТОЙ ТЕЛЕНОК

Глава 1

НЕ БУДИТЕ СПЯЩУЮ КОРОВУ

На зону «Имени Второго Съезда Монгольской Компартии» пришел праздник. К отбою бараки украсились елочными гирляндами. На «колючке» появились красные транспаранты с многозначительными надписями: «Да здравствует..!», «Ура..!» и «Привет участникам..!». Зэки щеголяли в ватниках, вывернутых наизнанку. У некоторых на шее были вызывающе повязаны относительно белоснежные носовые платки.

Праздник еще не начался, а леденящее кровь предчувствие уже витало в воздухе. Атмосфера наступившей весны и всеобщего веселья пролезла даже в кабинет начальника лагеря. Кум напрягся. Он зябко передернул плечами и на всякий случай надрался до бессознательного состояния. В нарушение всех правил. На сорок минут раньше установленного самим себе срока. Последний стакан он принял стоя. Вместо закуски подполковник внут ренних войск приложился к настенному портрету Л. И. Брежнева. Вз…

12 ульев, или Легенда о Тампуке


Валерий ТИХОМИРОВ и Сергей ГУРЕЕВ

12 УЛЬЕВ, ИЛИ ЛЕГЕНДА О ТАМПУКЕ

Глава 1

ПРИКЛЮЧЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

По трапу самолета катился негр. Получалось долго и болезненно. Он неумело бился о ледяные ступени, не пропустив ни одной. Российская земля радушно встретила гостя тупым ударом в правое колено.

— Велкам! — Пьяно грянуло откуда-то сверху, из теплой утробы самолета, и пассажиры начали спускаться.

— Щит! (Е…лки-палки (англ.)) — простонал чернокожий.

— И меч! — радостно отозвался все тот же голос где-то совсем рядом.

Огромный красномордый мужик перешагнул через африканца и, пошатываясь, направился к автобусу. Тем же путем двинулись и остальные. Житель солнечной Нигерии в ужасе отполз под самолет и привалился спиной к обледеневшему шасси. Колено раздувалось, как воздушный шарик. Нерусский человек, а потому непривычный к боли и морозам, потерял сознание…

Пока многострадальное чернокожее тело валялось на заснеженной взлетной полосе питер…