Игра Арканмирра


Четырнадцать Властителей, изгнанных из высших сфер, желают вернуть себе былую власть. Но править Арканмирром должен лишь один! Интриги, предательства, накал жесточайшей борьбы — теперь уже невозможно разобраться, кто представляет Свет, а кто Тьму. Арканмирру нужен герой! Мир устал от неопределенности, необходимо все расставить по своим местам.

Высшие существа


Дурного я не делал. Правда, и хорошего тоже. Я понял, что здесь, среди людей, это невозможно.

Лайош Мештерхази «Загадка Прометея»

…И ворчали боги: воспретил Творец низшим существам применять к существам высшим силу вместо слов, но люди не помнят запретов, а кто помнит – все одно не чтит.

И решили боги: пришел час человека. Довольно он гулял по земле, довольно полагал себя ее хозяином и господином. Мы его породили, мы его и умертвим.

И сказали боги: иди же, Посланник, и восстанови на земле небесную справедливость.

И слово богов стало плотью, и склонился Посланник перед богами, и сошел на землю.

Взглядом и легким прикосновением он мог убивать всех встречных, не различая возраста и пола. Но Посланнику это претило. Людей слишком много, это во-первых, – а во-вторых, они умеют прятаться: пока всех найдешь, пока перепроверишь бесчисленные укромные места… На редкость крепкий народ эти влюбленные парочки: как займутся делом, так им хоть трава не расти. Вроде Девк…

Вредные духи


Петр Верещагин

Вредные духи

(техноэкзорцизм)

Худому человеку встретить ее – горе, и доброму – радости мало.

Павел Бажов «Медной горы Хозяйка»

Стылое небо сыпало колючей крупой. Ветер был слабым, почти незаметным, но с помощью острых комков того, что в лучшие дни звалось снегом, продирался сквозь мех и леденил тело. Охотники переступали с ноги на ногу, тщетно пытаясь согреться.

Тум-тц-тц-тц-тум, тум-тц-тц-тц-тум, тум-тц-тц-тц-тумм! – отбивала ритм ученица шамана. Колдовская музыка подчиняла себе ветер, снег, мысли – пока звучал бубен, мир двигался в такт этому звучанию. Вот охотники закружились на снегу в том же ритме, вот к ним присоединилась поземка, а вот начал танец и шаман.

Ученица сидела неподвижнее камня, бубен играл словно сам собою – четко, размеренно, глубоко.

И Танвакыр стоял неподвижнее камня.

Не из-за музыки.

Виноваты были ремни из оленьих шкур, что стягивали его ноги, и такие же ремни, обмотанные вокруг локтей, и трет…

Когда рушится мир


Петр Верещагин

Когда рушится мир

Вокруг королевы лесов бушевал ураган рыданий и скорби. Она же так и не обронила ни одной слезы.

Эдвард Дансени. Слезы королевы

Мир был маленьким, чистым и уютным. Днем светило солнце, ночью – звезды и луна. Луна иногда была круглой и яркой, иногда исчезала вовсе, а иногда становилась узким серпиком с рогами вверх или вниз. Короткие дожди были такими же теплыми и ласковыми, как полуденный ветерок, и деревья и травы с радостью принимали их свежие объятия.

Вокруг мира плескалось бескрайнее море. Черное и зеленое, синее и лазурное, лиловое и серое, оно всегда было могучим, но мягким и добрым, я часто ныряла в волнах не хуже рыб и взмывала с пенных гребней как белокрылая чайка. Изредка волны становились острыми и холодными, а небо затягивали тучи; тогда я вылезала на берег и ждала, когда шторм успокоится.

Папа не велел быть в море, когда шторм. Я слушалась папу.

Мы всегда были вдвоем, он и я. Всегда, с самого первого дня…

Noblesse oblige


Петр Верещагин

Noblesse oblige[1]

Во всём мире вы не найдёте ни одного рыцаря – рыцари давно вымерли, остались только их панцири…

Дейл Вассерман «Человек из Ла-Манчи»

Прекрасная дама сидит у окна и ждет, пока возвратится из похода ее кавалер. Простое платье белого атласа открывает руки и шею, гладкие, словно слоновая кость. Цветной шаперон надет немного набекрень, обрамляя точеное лицо и еще более подчеркивая благородную матовую бледность.

На резной кедровой подставке – пяльцы с растянутым на них кремовым полотном. Стальным копьем игла атакует матовую гладь – раз, и еще раз, и еще, насквозь, оставляя смелые стежки лазурного шелка.

Поджав губы, сухощавая дуэнья делает замечание воспитаннице – noblesse oblige, дитя. Та вскидывает пушистые ресницы, солнечно усмехается и указывает на безукоризненный узор.

Снаружи трубят в рог.

Голоса – встревоженные, неразборчивые. Топот, стук, скрип, звон, лязг. Дуэнья сидит воплощенным смирением.

Прекрасн…

Мудрость природы


Петр Верещагин

Мудрость природы

(Из цикла «Книга Тьмы»)

Никогда и ничего не просите, особенно у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!

Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»

Юноша нетерпеливо топчется у калитки, похлопывая себя полусжатым кулаком по бедру. Я, не торопясь, слегка разрыхляю землю на второй грядке и добавляю несколько горстей перегноя. Почва начала подсыхать, вечером надо бы полить.

– Скоро ты там? – Медный нагрудник раздраженно блестит чеканным рисунком, кулак раз за разом опускается на мускулистое бедро.

Я не отвечаю. Прохожу к восьмой грядке, наклоняюсь над чахлыми кустиками шалфея. Сбрасываю со стебля трех рыжих муравьев.

– Клянусь Меднотелым, ну когда уже?!

Выпрямляюсь. Стряхиваю землю с рук и ног. Ополаскиваю в большой миске из обожженной глины, а воду выплескиваю в желоб: пускай потихоньку орошает грядки. Надеваю мягкие шлепанцы, вхожу в дом, опускаюсь на сплетенную из камыша циновку.

– Говори.<...

Отражение


Лишь один из нас будет властвовать, и ночью, и днем! И это буду я!

Маргарет Уэйс, Трейси Хикмен «Драконы весеннего рассвета»

Он не мог не появиться, когда я вошел в комнату и рывком отдернул плотную штору, скрывающую гладкую, отполированную поверхность Врат.

«Ты не пройдешь», – молча сказал он.

«Посмотрим», – так же безмолвно ответил я.

Мы всегда начинали разговор именно с этих слов. И мы оба всегда знали, что я ошибаюсь, а он – прав.

Да, так было всегда.

Но сегодня… сегодня случится иначе. Сегодня я наконец решился сделать этот шаг. И помешать не сможет даже он.

Мертвецы не мешают живым.

– Ты не существуешь, – уверенно произнес я. – Ты здесь лишь потому, что я хочу этого, потому что я до сих пор не возражал против твоего присутствия.

Он усмехнулся. Криво, с легким сожалением, словно мои слова не были достойны даже пренебрежения.

– Ты не существуешь, – с нажимом повторил я. – Если я отойду на шаг в сторону, ты исчезнешь. Ты…

Оружие богини


Петр Верещагин

Оружие богини

Говорят, что будущее – у богов на коленях; но я не знаю этих богов.

Генри Лайон Олди «Герой должен быть один»

Светильник в шатре погас.

Прошуршали ковры, хрустнула трава, примятая грузным телом.

Боковой клапан шатра приоткрылся на ширину ладони, впуская внутрь ночную прохладу и полоску серебристого света.

Сквозь нестройные вопли цикад и еще менее мелодичный гомон, какого не может не быть посреди военного лагеря, донеслись новые нотки. Шепот, тихие смешки, вздохи – не усталые зевки или сонный храп, нет, вздохи того рода, которые сами собой переходят в стоны наслаждения.

Двое стрелков из отряда Парящего Орла, которым этой ночью выпало нести дозор у шатра военачальника, переглянулись и молча отступили на несколько шагов. Чем меньше они будут обращать внимание на то, что происходит внутри, тем лучше.

Потому что второго входа шатер не имел.

Потому что когда дозорные заступали на пост, они видели, как слуга …

Отложенная битва


Петр Верещагин

Отложенная битва

(Ульрих-2)

(Из цикла «Книга Тьмы»)

Не пристало воину заботиться о спасении собственной души больше, чем о спасении собственного тела.

Артур Конан Дойль «Белый Отряд»

Ульрих фон Дюренбрехт не считал себя героем, которые лезут на рожон, лишь бы не потерять лицо, лишь бы не отступить. В детстве он не раз и не два слышал сказания о таких героях, истинных рыцарях без страха и упрека, слышал – и как всякий мальчишка, мечтал стать похожим на Артура, Ланселота, Тристрама, Гавейна или Персиваля.

Однако мечты мечтами, а жизнь жизнью.

Рыцарское посвящение Ульрих принял прямо на поле боя, более сорока лет назад, когда из старого Союза Четырех Королевств создавалась Новая Империя, однако далеко не все в королевствах желали создания таковой – и поскольку действовать медленным мирным путем Карл, король франков, посчитал нецелесообразным, началась война. Великая война, она же война Магнуса – Magna bellum. Возможно, потом, лет…