Коллекционер ночных бабочек


Влада Ольховская

Коллекционер ночных бабочек

Посвящается Кате Забрудской.

Спасибо за помощь!

Пролог

В последнее время все шло как-то… не так. И он не уловил момент, когда потерял шанс исправить ситуацию. Он даже не знал, что этот шанс у него был! Просто жил, и все, наслаждался настоящим, разве не так учат психологи? Не думал о будущем… «Что имеем – не храним…» – так, кажется, русские говорят.

Алессандро Сальери многое знал о том, что говорят русские, да и языком владел практически в совершенстве. Он осознавал, что итальянский акцент у него есть, но не собирался исправлять этот факт. На акцент хорошо «клевали» романтичные юные девы, с молоком матери впитавшие любовь к Италии в целом и Адриано Челентано в частности. Сальери не имел с актером ни внешнего, ни психологического сходства, но его популярностью умело пользовался.

И его все устраивало! Он даже в Россию приехал именно за этим – за приключениями и загадочным русским духом свободы! Ну и …

Ангел придет за тобой


Влада Ольховская

Ангел придет за тобой

Пролог

Голова немного кружилась, а перед глазами плясали черные «мушки» – маленькие такие паскудные пятнышки, которые делали зрение мутным. Так всегда бывало, когда он увеличивал промежуток между дозами или пробовал накануне вколоть что-то новое. Виктор почти привык к этому. Это просто другое состояние тела и сознания. Вместо того чтобы пугаться или злиться, нужно приспособиться.

Поэтому он спокойно отнесся к тому, что у него не получалось толком рассмотреть женщину, застывшую перед ним. Внимание само собой концентрировалось на деталях, отказываясь охватывать картину в целом. Пускай, какая разница? Он и не хотел ее видеть целиком, ему было достаточно того, что он замечал.

У нее очень тонкие руки со вздувшимися венами. Она вся худая, но не одна из тех анорексичек, которых сейчас развелось множество, – она такая от природы, сильная и гибкая. Кожа бледная, под глазами темные пятна. Видно, давненько ей не удавалось выс…

Смерть в черном конвертике


Анна Ольховская

Смерть в черном конвертике

Пролог

Вечер выдался теплым, и проводить его на крыше одного из самых высоких зданий города было особенно приятно. Правда, в ближайшее время обещали дожди, но Андрея это мало волновало. Начнутся дожди – он уедет в Египет, например, тут и думать не о чем!

Он наслаждался отдыхом. После ревущей музыки и душного полумрака клуба выйти на крышу, где обустроили площадку для отдыха, – это даже очень приятно. Андрей был не из тех людей, кому покой требуется в больших количествах, но сегодня ему захотелось тишины – для контраста.

Хозяин клуба не зря похвалялся, что он обеспечил в своем заведении наилучшую звукоизоляцию – из-за стеклянных дверей, за которыми ритмично двигались танцующие, не доносилось ни звука. На крыше никого не было, и это вкупе с тишиной позволяло Андрею думать, что весь город принадлежит ему.

Он подошел к ограждению, посмотрел вниз. Высота его не пугала, скорее, напротив, завораживала. Там, вниз…

Не откладывай свадьбу на завтра


Влада Ольховская

Не откладывай свадьбу на завтра

Пролог

Наталья не любила детей. Потому что дети были ее работой.

Собственно, работой они стали не неожиданно. Этого следовало ожидать девушке, поступившей в педагогический университет. Правда, тогда у нее не было большого выбора, пошла туда, куда оценки позволяли. Наталье оставалось лишь надеяться, что за пять лет обучения она успеет выйти замуж и таким образом спастись от столь нежеланной профессии.

Не получилось. Несмотря на свои усилия, кольцом на безымянном пальце Наталья не обзавелась. А мимолетные романы каждый раз сжигали столько нервов, что она отчаялась и невзлюбила мужчин практически так же сильно, как детей.

Да и потом, найти работу оказалось сложнее, чем она ожидала. На собеседования ее звали, а вот дальше – ни одного звонка. Порой она не выдерживала и звонила сама, и тогда на другом конце вежливый голос сообщал ей, что нашелся более подходящий кандидат.

Она принимала это как данно…

Знакомство со всеми неизвестными


Влада Ольховская

Знакомство со всеми неизвестными

Пролог

Кому-то могло показаться странным, что такое огромное помещение освещала всего одна тусклая лампочка. Она создавала крохотный островок света в просторном мрачном зале, которому через несколько месяцев предстояло стать паркингом нового бизнес-центра.

Но это потом, в будущем. Сейчас на месте, где вскоре найдут приют элитные иномарки, стоял прочный деревянный стул, к которому был привязан человек.

– Это своего рода симфония, – задумчиво произнес стоящий над ним мужчина. – То, как сверло входит в тело.

Словно в подтверждение своих слов, он поднес дрель к и без того окровавленной руке пленника. Несчастный не мог оспорить утверждение – даже при всем желании: мешал кляп из грязной тряпки во рту.

Насчет симфонии «эстет» погорячился: вой инструмента заглушил и сам звук проникновения сверла в плоть, и истеричное мычание связанного человека. Через некоторое время мучитель был вынужден конста…

Свет мой, зеркальце, соври!


Влада Ольховская

Свет мой, зеркальце, соври!

Пролог

Зазвенел будильник, заставивший человека на диване резко подскочить – он был далек от спокойного сна. Он даже сомневался, получил ли хоть минуту отдыха за все время, но раз уж такой план, придется мириться. Один раз ведь всего!

Стрелки часов показывали четыре утра, как он и хотел. Это было своего рода отвлекающим маневром: если бы кто-то дожидался его выхода у дверей здания, давно бы ушел! Потому что обычно Виктор Васильевич Пушиков уходил гораздо раньше, когда еще бурлила жизнь в соседних помещениях, арендуемых разными фирмами. И когда по коридорам лениво прохаживались охранники этих фирм, вот что главное!

Однако в данной ситуации доверять охранникам, особенно чужим, он не собирался. Охранников можно подкупить, замки – нет! Поэтому замкам он и доверился, забаррикадировавшись в своем офисе до четырех утра. Вероятнее всего, обитатели соседних помещений были свято уверены, что он давно уже уехал дом…

Немного замужем


Влада Ольховская

Немного замужем

Пролог

Толя раздраженно швырнул рюкзак на кровать, следом полетел пиджак. И плевать, что мать опять истерику устроит по поводу небрежного обращения со школьной формой. Что-то же делать надо!

Потому что несправедливость полнейшая. Наказали ни за что, не выслушали, даже не подумали на его сторону стать. Родители! Сами всегда твердят, что нужно внимательно во всем разбираться, стараться быть справедливым. А как ведут себя?

Толе очень хотелось пойти туда, к ним, и высказать все, что он думает, но мальчик бы никогда не осмелился. Потому что он слышал, что за стеной мама и папа и так устроили разборки между собой. Выясняют в спешном порядке, кто должен был ребенка воспитывать!

Вообще-то, родители ссорились редко, но если уж это случалось, то шумели прилично. Ничего, потом помирятся, у них всегда так. Только в это самое потомего жалобы станут никому не нужны, вроде как после драки кулаками не машут и тому подо…

Маска, я тебя не знаю!


Влада Ольховская

Маска, я тебя не знаю!

Пролог

Узкое подвальное окно разделяло реальность на два мира.

Первый мир был идеален. В нем безмятежно шумели деревья, перешептываясь о чем-то с цветами, росшими вдоль мощеных дорожек. Электронные фонарики, умело скрытые дизайнером среди растений, были отключены и не мешали видеть россыпь звездных бриллиантов в непроницаемо-черном южном небе. Пахло медом и совсем чуть-чуть соленым морским ветром.

А второй мир словно создавал контраст первому. На фоне грязи идеал смотрится более чистым и светлым. А уж грязи тут хватало! В маленьком помещении с низкими потолками, похоже, давно никто не убирался. Вонь, воцарившаяся здесь, мешала дышать, вызывала тошноту. Свежий ветер, иногда залетавший в приоткрытое окно, казался издевательством – напоминанием о том, что должно быть доступно каждому человеку. А в реальности, увы, это доступно не всем…

Стены комнатки после ремонта даже не оштукатурили, они оставались темно…

Гарантийный ремонт разбитых сердец


Влада Ольховская

Гарантийный ремонт разбитых сердец

Пролог

Лекс справедливо считал себя лучшим в своем деле. С этим сложно было не согласиться, если принимать во внимание его таланты: врожденная гибкость, да еще и несколько лет в цирковом училище. Правда, незадолго до окончания обучения он понял, что арена, аплодисменты и устойчивый запах попкорна и сахарной ваты его все же не влекут, ему другая профессия по душе.

Звание лучшего обуславливалось еще и тем, что с Лексом никто не спешил конкурировать. Очень уж специфическую карьеру выбрал! На первый взгляд ничего сложного: воров, убийц и прочих отморозков и так хватает. Но Лекс серьезно от них отличался. Работу, которую он выполнял, можно назвать ювелирной: он брался за то, от чего другие отказывались.

Вот и теперь ему предстояло чуть ли не крепость штурмовать, а точнее, забраться в пентхаус влиятельного адвоката. Не убить, просто запугать, но на гонорар Лекса это никак не повлияет, заплатят как за уб…

Чао, бамбино!


Влада Ольховская

Чао, бамбино!

Пролог

Рассвет за окном был ленивый и сонный – неяркие лучи солнца рассеянно пробивались через завесу облаков и плотный туман. Из-за этого в доме пришлось включить свет, иначе Тихон рисковал налететь на что-нибудь… например, на кошку.

Собственно, необходимость включать свет являлась единственным неудобством. В шесть утра он проснулся сам, без будильника. Для него не имело значения, лето сейчас или зима, темно или светло, – его организм работал получше пресловутых швейцарских часов. Раньше он вообще в пять вставал, но оказалось, что это не нужно. Он и без того успевал все сделать, а потом днем не знал, чем себя занять.

Распорядок дня у Тихона был четко отлажен. Необязательно все шло по одному кругу, но он всегда наверняка знал, чем займется на следующий день.

Первое дело утром – покормить скотину. Зверья на ферме Тихона хватало! Сперва он направился к собакам, которые, заразы хвостатые, ночью брех устроили на пол…