Ремесло Государя


Есть Древний мир, и есть Империя- центр Древнего Мира.

У империи весь смысл существования — война. Бесконечная война по всем границам. И даже во время случайных затиший на внешних рубежах не прекращаются войны между уделами, в которых проводят всю свою жизнь князья, герцоги, бароны, рыцари, простые ратники, простой народ… Императору бы погасить междуусобицу, вместо того чтобы поощрять ее, — но в Древнем Мире свои законы: империя черпает силу в этих войнах, и мощь ее невероятно велика. Всё послушно императорской воле: воины, жрецы, маги, звери, демоны… Но, оказывается, и государь-император боится… Морево -конец света- надвигается на Древний Мир. Но император не намерен сдаваться без боя, он, с помощью лихих, буйных и бесстрашных вассалов своих, надеется превозмочь даже предначертания Судьбы.

Третий роман из пенталогии «ХВАК»

Проект Филипок


В свое время Лев Толстой написал назидательный рассказ «Филипок». А надо сказать, что я очень уважаю писателя Льва Толстого, но не за «Филипка», понятное дело, а за «Хаджи-Мурата», за «Казаков», за «Войну и мир»… И пришло мне в голову, исключительно ради забавы, представить письменно, как бы эту историю про Филипка пересказали другие писатели, из тех, чье творчество я очень ценю и люблю. Первым был Андрей Платонович Платонов. За ним Алексей Николаевич Толстой, далее Валентин Петрович Катаев, потом Ильф и Петров и, возможно, добавлю Игоря-Северянина. И на этом, наверное, проект завершу. А пока — вот. 🙂

   Л.Н. Толстой. Филипок. Быль.

  ОРИГИНАЛ

   Был мальчик, звали его Филипп. Пошли раз все ребята в школу. Филип взял

   шапку и тоже хотел идти. Но мать сказала ему:

   — Куда ты, Филипок, собрался?

   — В школу.

   — Ты ещё мал, не ходи.

   И мать оставила его дома. Ребята ушли в школу. Отец ещё с утра уехал в лес, …

Перепутье четвертое (и последнее)


   ПЕРЕПУТЬЕ ЧЕТВЕРТОЕ

   Истина всеяднее, чем даже голодный охи-охи, все ей в тук идет, все она поглотит и усвоит: любопытство и косность людскую, невежество и знания, трусость и отвагу, полное отсутствие новостей и мутные знамения, упрямство и готовность бежать стадом за любым лжепророком, лишь бы он пугал погуще и почаще… Поглотит — и не побледнеет, не усохнет, но пышно расцветет на каждом свободном пятнышке обжитого пространства, станет общим достоянием, хотя ее об этом никто не просил. Вот наглядный тому пример: где бы я не проезжал, где бы не останавливался на постой и ночлег — всюду только и разговоров, что о комете и о предстоящем Мореве.

   Ну, с кометой все ясно, тут я погорячился, в прямом и переносном смысле, очень уж красивым росчерком по небу промчал, с востока на запад громыхая, через всю империю. Тем не менее, сие не значит, что я решил послужить человечеству предзнаменованием! Просто торопился… а хлопоты оказались пустыми… Но людям хотелось увиде…

Оба!


О`санчес

Оба!

Эшафот — не место для обид и угроз.

Если уж ты попал на лобное место в качестве одного из главных действующих лиц, то уважай зрителя: не пытайся запугивать и шантажировать казнимого, либо напротив — подозревать палача в злоумысле и пенять ему на нерадивость… Помост — это помост, а плаха — это плаха. Каждый шел своим путем, чтобы оказаться именно здесь, ровно в назначенный срок. Не нравится быть палачом — не будь им. Не нравится быть казнимым — не попадайся. Ну а нравится то, либо другое — в добрый путь!

— Однако, без меня, — продолжил свои размышления Лев. — Я простой налетчик-прикладник, живой, здоровый и на свободе, мне этого вполне довольно, вдали от оваций и огней рампы.

Его звали Лев на всех четырех планетах местной Солнечной системы, но мало кто знал — имя ли это, положенное ему от рождения, либо грозная и лестная кличка, данная ему по делам и заслугам. Истиной было то и другое одновременно.

Собственно говоря, планет вокруг м…

Нечисти


На просторах книги сшиблись в непримиримой, смертельной схватке волшебные, магические, колдовские — в общем, сверхъестественные силы.

Силы эти, даже будучи могущественными, предпочитают, тем не менее, жить среди людей, а город Санкт-Петербург издавна — сам по себе центр, сосредточение мощи и сверхестественного.

Два главных героя, два крон-принца враждующих сил, юноши Леха и Денис, обречены воевать друг с другом, улицы и площади современного Санкт-Петербурга становятся ареной этой мрачной войны.

Лук и эвфемизмы


О`санчес

Лук и эвфемизмы

Эх, как мало в армии женских рук и ног… и остального!.. Трудно без женщин в миру, а в армии — совсем тяжело. Конечно, война — дело не женское, но ведь повседневная служба — не война, ПХД — не сражение, а замполит — не невеста… Суббота в войсках — и есть непременный ПХД (Парко-Хозяйственный День), который — как бы уборка по дому, но, увы… Те, кто несут боевое дежурство и те, кто в нарядах — всегда вне субботы, выходных и праздников, остальные — согласно жердочке, каждому строго определенной: офицеры мелкими праздными группками рассредоточились по канцеляриям и кабинетам, солдаты кто как… Деды, из военнослужащих срочной службы, как правило сачкуют, бездельничают, либо готовят обмундирование к дембелю, черпаки (старослужащие, но пока еще не деды) на легких халявных работах, а воины первого года службы трудятся всюду, куда их пошлет Родина и старшина. Или сержант, или офицер, или дед, или… Полно над тобой начальников, пока ты молод отслужен…

Лук и подпись на пергаменте


О`санчес

Лук и подпись на пергаменте

На втором периоде службы, где-то ближе к году, Лук морально подустал и крепко призадумался об отпуске. Исправной службой в полку и примерным исполнением возложенных на тебя обязанностей отпуск не выколотить, нет, впрочем, Лук никогда и не пытался этого сделать. Ему хотелось, чтобы вот так сразу: на фоне серых безрадостных будней — ЧП, общая растерянность, подвиг с его стороны и прижизненный хэппи-енд: отпуск десять суток, не считая дороги. А пока, в ожидании оказии для подвига — тихо кантоваться в общей массе, никуда не высовываясь. Серега Калюжный, его хороший приятель-однопризывник, начинал карьеру солдата совсем иначе: первые полгода он будет служить не за страх, а за совесть, рассуждал про себя и вслух Калюжный, с достоинством и честью, так, чтобы все его непосредственные и прямые командиры заметили и оценили славного воина, можно даже без особых наград, а вот летом — летом он поедет и сдаст экзамены в заветное офицерское училище….

Лук и донос


О`санчес

Лук и донос

— Самое чистоплотное животное в мире — это солдат! — Лук остановился, сложил руки в замок и хрустнул пальцами. — В то же время, если говорить о квинтэссенции воинской доблести и боевого духа, высшим воплощением всего, поименованного выше, является фигура кочегара, из числа военнослужащих срочной службы в рядах вооруженных сил Советского Союза. Далее… Ну, слушаю?…

— Чо за «киссенция» такая? — Луку внимает небольшая аудитория: Князь и Степа, его подручные по кочегарскому ремеслу, да в уголку тихо сидит и курит молодой воин из третьего батальона, сосланный в кочегарку на внеочередной наряд. Вопрос задал Князь и Лук с горечью понимает, что все его красноречие бесполезно, что семена падают на каменистую почву и лучше всего, для настроения и нервов, было бы дать невежде в ухо, но Лук в свое время дал себе нерушимую клятву не обижать младших по службе и Лук терпеливо вздыхает.

— Квинтэссенция — это такое умное полулатинское слово, употреблен…

Лук и Корвин


О’санчес

Лук и Корвин

Неигровые фильмы о дикой природе готов смотреть всегда, в ущерб новостям и даже документальным фильмам о человеческом прошлом и настоящем. Подводный мир, надводный и надземный, и подземный, птицы и насекомые, хищники и совсем уже планктон — съемки всего этого крупным планом превращают меня в зеваку. Особенно любопытно наблюдать за жизнью хищников, но здесь вдруг, в процессе осмысления своего любопытства, обрел я два новых знания. В первую голову постиг я, что мне, человеку, хищнику по природе, никогда не избавиться от этого пристрастного интереса к тотальной войне живого против живого. Второе знание оказалось более «шоковым»…

Животные — никудышные вояки.

Кашалоты, акулы, кальмары, львы, тигры, удавы, крокодилы… Охота на травоядных и внутривидовые битвы за право спаривания, нападение акулы и собачьи бои(ненавижу), косатка и тюлень, медведица и волки…

Всюду одно и то же: неспешность и «неуклюжесть».

Вот сцепились большой …