Рука птицелова


Никитин Алексей

Рука птицелова

Алексей Никитин

Рука птицелова

…спасайся как серна из руки,

как птица из руки птицелова.

Притч. 6,5

Остановились чаши на весах;

одна в земле,

другая в небесах.

Хименес

ДВА СЛОВА ДО…

Я познакомился с Антоном Байкаловым около пяти лет назад. До того, хоть временами мы слышали друг о друге, имя его мне не было знакомо. Последовавшие годы оставили немало записей в моих блокнотах и сваленных в беспорядке случайных листов бумаги, своим содержанием прямо или косвенно относившихся к нему, но очень мало добавили к моему знанию о Байкалове.

В эту небольшую повесть я включил дневники самого Байкалова, которые он передал мне. Они написаны белым стихом. Так, видимо, ему было удобнее. Изложенное в них пересекается во времени с теми событиями из жизни Байкалова, о которых он рассказал мне, и которые я, записав, объединил с дневниками и назвал «Рука птицелова». Прочитав написа…

Окно на базар


Никитин Алексей

Окно на базар

Алексей НИКИТИН

Окно на базар

Повесть

Окно нашей конторы выходит на базар. Окно большое, почти во всю стену. Стекла в нем не мыты уже четыре года, а может, и все пять. Я не считал. Месяцами мы привычно глядим в окно, чтобы узнать, пошел ли снег и не закончился ли наконец дождь. Базара мы не замечаем. Только весной, в мае, когда утомительный холод зимы готов смениться столь же утомительной духотой городского лета, мы распахиваем одну из широких оконных створок. Тогда вместе с шумом машин, вместе с гарью, вместе с редкими порывами свежего воздуха — все-таки пятый этаж — базар вливается в нашу контору. Стоя у раскрытого, а кажется — наконец вымытого, — окна, я смотрю вниз, вспоминая, что жизнь — это и есть яркая, бестолковая суета. Неожиданно яркая и восхитительно бестолковая. Десять лет, год за годом, с приходом тепла я стою у раскрытого окна, гляжу на базар и думаю ровно одно и то же.

Базар не сильно изменился за э…

Долгий дождь в Щурах


Никитин Алексей

Долгий дождь в Щурах

Алексей Никитин

ДОЛГИЙ ДОЖДЬ В ЩУРАХ

С рассветом дважды прохрипел петух и смолк в старческой задумчивости. Звякнул цепью и загремел пустой миской Жук. Кошка, спавшая рядом с Лизой, не спеша потянулась, соскочила с лежанки, и села у входной двери. Пора было вставать и Лизе. Она почти не спала ночью, а когда наконец задремала, увидела Илью. Он стоял у вишни, что посадил за огородом отец, когда у Шурки и Ильи родилась дочь. Стремительно сгущались летние сумерки. Пахло дымом.

— Не ходи в Киев, Ильку, — еще раз попросила Лиза. — Оставайся у нас.

— Счастливо, сестричка. — Лиза уже не видела его лица и улыбку угадала по голосу. — Увидимся.

Зашуршала трава, и силуэт Ильи растворился в темноте. За речкой около леса охнул филин.

— Не ходи в Киев, Ильку, — повторила Лиза.

Она разожгла плиту, накормила кур и кабанчика, вылила старый борщ Жуку. День начинался знойный и душный. Т…