Примкнуть штыки!


Роман «Примкнуть штыки!» написан на основе реальных событий, происходивших в октябре 1941 года, когда судьба столицы висела на волоске, когда немецкие колонны уже беспрепятственно маршем двигались к Москве и когда на их пути встали курсанты подольских училищ. Волею автора романа вымышленные герои действуют рядом с реально существовавшими людьми, многие из которых погибли. Вымышленные и невымышленные герои дрались и умирали рядом, деля одну судьбу и долю. Их невозможно разлучить и теперь, по прошествии десятилетий…

Танец бабочки-королек


Что остаётся делать солдату, когда он оказывается один на один со своей судьбой, когда в него направлено дуло автомата и вот-вот автомат лихорадочно запрыгает в руках немецкого гренадера? А что делать генералу, командующему армией, когда обстоятельства, хитрость противника и недальновидность вышестоящих штабов загоняют его в такое же безвыходное положение?

«Черный туман»


Весной 1944 года накануне операции «Багратион» в лесу близ хутора Чернавичи приземлился подбитый немецкими зенитками советский самолёт новейшей конструкции. На его поиски с двух сторон направляются усиленные разведывательно-диверсионные группы. С советской — офицеры Смерша, полковая разведка и группа бывших штрафников, имеющих опыт партизанской войны. С немецкой — спецподразделение «Чёрный туман». И у тех и у других один приказ: разыскать самолёт и пилота и срочно доставить их в свой тыл. И те и другие обязаны принять все меры к тому, чтобы объекты не достались противнику. В Чернавичском лесу обе группы сталкиваются в смертельной схватке…

Примкнуть штыки!


Роман «Примкнуть штыки!» написан на основе реальных событий, происходивших в октябре 1941 года, когда судьба столицы висела на волоске, когда немецкие колонны уже беспрепятственно маршем двигались к Москве и когда на их пути встали курсанты подольских училищ. Волею автора романа вымышленные герои действуют рядом с реально существовавшими людьми, многие из которых погибли. Вымышленные и невымышленные герои дрались и умирали рядом, деля одну судьбу и долю. Их невозможно разлучить и теперь, по прошествии десятилетий…

Русский диверсант


Сергей Михеенков

Русский диверсант

«…и кажется, что мы, над обыденным поднятые, живем в надземности, в вечности. И поставлены как бы перед лицом Судьбы».

Ив. С. Шмелев. Из писем периода Второй мировой войны.

Глава первая

Немец-конвоир был небольшого роста, на голову ниже Воронцова. И возможно, именно рост Воронцова его больше всего и раздражал. Он давно, от самой станции, шел за ним, угрюмо поглядывал Воронцову в спину, покачивал карабином с примкнутым штыком, будто примеривался.

Сразу за станцией двое пленных из команды, пригнанной на днях откуда-то с северного участка фронта, присели на обочине. Позже из разговоров шедших рядом Воронцов узнал, что это были вяземские. Наголодавшиеся в окружении, а потом в лесах, они ели что попало. Ночью, когда колонну загнали в какой-то пустой скотный двор, они нашли несколько старых свеклиц и тут же принялись их грызть. Утром у них открылся понос. Конвоир подошел к присевшим на обочине, сказал коротко:

Лидия Русланова. Душа-певица


С. Е. Михеенков

Лидия Русланова. Душа-певица

ОТ АВТОРА

Мы за наше чувство дорого платили…

Благодарен обстоятельствам и людям, доброй помощью, советами и хлопотами которых появилась эта книга.

Землякам великой певицы Валерию Васильевичу Радаеву, Владимиру Ильичу Вардугину, Виктору Ивановичу Егорову, Инне Евгеньевне Кадуриной, Владимиру Григорьевичу Гурьянову, Василию Кузьмичу Бочкарёву, Надежде Ивановне Никулаенковой, Михаилу Сергеевичу Полубоярову, Сергею Александровичу Пчелинцеву.

Библиотечным работникам Калуги.

ВВЕДЕНИЕ

Однажды мне сказали, что бывший танкист-гвардеец Иван Аверьянович Старостин, к которому я ходил записывать фронтовые истории, встречался с Лидией Андреевной Руслановой, что слушал её концерт в 1943 или 1944 году. Иван Аверьянович прошёл всю войну от Ржева до Берлина, в последнее время стал рассказывать о многом, что довелось повидать на фронте, особо не привирал. И вот в очередной свой приход к нему я его спр…

Обратная сторона радуги


И все-таки это ложь,

будто время исцеляет раны.

Малькольм Лаури

Он

Утро было тихое и прохладное, и, когда Вадим Карицын вышел из общежития, придержав на собою дверь, чтобы она не стукнула и не загремела стеклами, которые при этом, казалось, вот-вот должны были вылететь, брызнуть на серый бетон крыльца, что всякий раз вызывало у него боль в затылке и заставляло морщиться и думать о своей неустроенности, когда он вышел, солнце еще не вырвалось из-за низких облаков, нависших над рекой и домами, оно лишь угадывалось по мутному зареву, едва пробивавшемуся через эти облака и словно цеплявшемуся за корявые сучья подрезанных деревьев.

Он огляделся, постоял немного на крыльце, потом неторопливо сошел по неровным выщербленным ступенькам вниз. Улица была пустынной в этот ранний час. Он вытащил из кармана часы: времени до переговоров оставалось еще достаточно. Вадим решил просто не спеша пройтись до телеграфа, может быть, спуститься к Оке и там истратить запас врем…

Штрафная рота. Высота смертников


Сергей Михеенков

Штрафная рота. Высота смертников

«…и кажется, что мы, над обыденным поднятые, живем в надземности, в вечности. И поставлены как бы перед лицом Судьбы».

Ив. С. Шмелев. Из писем периода Второй мировой войны.

Глава первая

Немец-конвоир был небольшого роста, на голову ниже Воронцова. И возможно, именно рост Воронцова его больше всего и раздражал. Он давно, от самой станции, шел за ним, угрюмо поглядывал Воронцову в спину, покачивал карабином с примкнутым штыком, будто примеривался.

Сразу за станцией двое пленных из команды, пригнанной на днях откуда-то с северного участка фронта, присели на обочине. Позже из разговоров шедших рядом Воронцов узнал, что это были вяземские. Наголодавшиеся в окружении, а потом в лесах, они ели что попало. Ночью, когда колонну загнали в какой-то пустой скотный двор, они нашли несколько старых свеклиц и тут же принялись их грызть. Утром у них открылся понос. Конвоир подошел к присевшим на обочине, сказал к…

Из штрафников в гвардейцы. Искупившие кровью


Сергей Михеенков

Из штрафников в гвардейцы. Искупившие кровью

От автора

Нелегкой оказалась судьба главного героя этого романа. Курсантом Подольского пехотно-пулеметного училища война сунула Саньку Воронцова в наспех отрытый окоп на берегу речушки Изверь на Варшавском шоссе близ города Юхнова в октябре сорок первого года. Потом протащила через вяземские леса в составе окруженной Западной группировки 33-й армии. Он видел гибель последних бойцов и командиров обреченной армии. Зимой 1942/43 года, когда на южном участке огромного фронта шла битва за Сталинград, а подо Ржевом и Сухиничами Красная Армия бросала в отвлекающую мясорубку новые и новые стрелковые дивизии и танковые бригады, бывший курсант, теперь младший лейтенант Воронцов командовал взводом в отдельной штрафной роте. Зайцева гора, Жиздра, Хвастовичи, Вытебеть… В составе штрафной роты он идет в атаку в июле 1943 года, когда вспыхнула огненным смерчем Орловско-Курская дуга. Война отмеривала Саньке Воронцо…

Серпухов. Последний рубеж. 49-я армия в битве за Москву. 1941


Сергей Егорович Михеенков

Серпухов

Последний рубеж

49-я армия в битве за Москву

1941

Россия, Россия… Что ты еще готовишь нам?

Из записной книжки гауптмана Норберта Хорнунга, погибшего под Кременками в 1941 году. Запись сделана в ноябре 1941 года

Эта книга — плод коллективных усилий. Появилась она благодаря нашей встрече с главой администрации г. Кременки Калужской области Н. А. Плотниковым. Большое количество документов собрала заместитель главы администрации г. Кременки и краевед И. В. Левченко. Ими я смог воспользоваться при работе над рукописью. Благодарю за оказанную помощь в сборе материалов и всяческое содействие музейных и библиотечных работников: А. В. Филимонова, М. А. Федорову, Н. Ю. Костилову, Н. П. Довганюк, Е. В. Голикову. Особая благодарность работникам Центрального архива Министерства обороны РФ в г. Подольске. Поисковики Ю. М. Селезнев и В. П. Старостин поделились своими размышлениями и впечатлениями, показали места боев и…