Добавить в цитаты Настройки чтения

Страница 76 из 76

Андропов решился на трансплантацию почек. Найден наиболее подходящий донор, все готово. Требуется только иммуносупрессивный препарат — циклоспорин. Высокой очистки. Дескать, у Ферринга самая лучшая лаборатория в Европе, давайте поможем Генсеку. А уж он в долгу не останется. Чазов заверил меня, что уже завтра Аня вылетит в Швейцарию.

Тут я, конечно, задумался. Сильно так. В моей истории Андропов так и не решился на пересадку почек, до упора лежал на гемодиализе. Судя по обмолвкам Чазова, проблема с диализом была в том, что стопроцентной стерильности достичь невозможно. Периодически возникают флегмоны — гнойные воспаления. Похоже, от одной из них Андропов скоро и загнется. Если не помочь.

Но почему он решился на пересадку? Что в этой ветке истории пошло по-другому? Где я успел раздавить бабочку? Загадка. Циклоспорин высокой очистки я нашел, передал Чазову — меченый все хуже в Кремле, чем Андропов. И уже на следующий день обнимал Аню. Досталось ей — мама не горюй. Военкомат сообщил о моей смерти, у девушки последовал сильный нервный срыв, два месяца в психушке. Еще полгода восстанавливалась, родители не давали нам общаться — выкидывали письма и телеграммы. Потом как-то получила доступ к международному телеграфу — похоже, Брежнева поспособствовала — дозвонилась сама. Это был очень тяжелый разговор. Причем приходилось учитывать, что нас слушают «глубоководные бурильщики». Но как утрясли все, я пообещал забрать девушку из Союза. И обещание сдержал.

Поженились мы весной того же восемьдесят третьего года, церемония была скромная — только мы со свидетелями. Еще через неделю состоялась успешная пересадка правой почки Андропова. Через два месяца — левой. Генсек быстро пошел на поправку. Спустя год он уже разъезжал по командировкам, по телевизору выглядел бодрым, румяным. Еще больше закрутил гайки в стране — прижал региональные элиты хлопковым делом, даже посадил каких-то первых секретарей обкомов. Я не вникал, но немного следил за делами на родине. А также внимательно наблюдал за карьерой Давида. По моей просьбе Чазов взял его себе под крыло, продвинул на должность старшего хирурга. Дела «князя» пошли в гору — он провел несколько сложных трансплантаций, установок стентов, плотно занималось эндоскопией. Мы тоже переписывались, я старался отправлять другу все самые передовые публикации по малоинвазивной хирургии, что выходили на Западе… Пусть в Союзе будет первым.

Обо мне начала писать советская пресса. И что удивительно — в положительном ключе. Дескать, ведущий советский ученый, разработал то, се… Молодая надежда советской медицины. Нас с Морозовым повторно подали на Нобелевку. И опять прокатили. В восемьдесят пятом году премию получили американцы — Джозеф Голдстайн и Майкл Браун. За исследования наследственной гиперхолестеринемии и открытие рецептора липопротеинов низкой плотности. Оно и понятно — холестерин — наше все. Больше всего народу в мире погибает от тромбов. Инфаркты, инсульты.

Через год у Андропова случился обширный инфаркт. Спасли почки — не выдержало сердце. Новым Генсеком стал… Романов. Начальник Ленинграда, тот самый, что упустил свой шанс после смерти Брежнева. Хотя его тоже прочили в преемники. Я так понимаю, в Политбюро выбирали кого помоложе, Черненко уже умер, а за Горби Громыко не вступился. Он проиграл гонку за престол, его вывели из состава Политбюро и куда-то сослали. Да и последствия перенесенной в начале восьмидесятых автомобильной аварии здоровья ему не прибавили.

В этом же году нас с Морозовым подали на Нобелевку в третий раз. Подключился не только Солк, но и другие влиятельные ученые. И вот он, заветный звонок от оргкомитета. Поздравляем, приезжайте в Стокгольм на репетицию. И вот же день двойная радость — Аня сообщила, что беременна. Вот такой поворот. Не было ни гроша и вот алтын.

— Все, что вы слышали, — ответил я Бродскому после длинной паузы, — полная ерунда. Меня даже наград не лишали.

Я залез во внутренний карман фрака, достал «За боевые заслуги» и «Красную Звезду». Последнюю дали за засаду и ПЗРК уже задним числом, спустя пару лет. Типа вспомнили. Переслали через посольство и даже устроили торжественное вручение.

— Дресскод! — хмыкнул Бродский. — Нас предупреждали…

— Да помню я, но помечтать ведь можно!





— Уберите! Вон на нас камеры наводят. Будут потом гадать, что это вы из кармана доставали.

Раздалась барабанная дробь, возвещающая о появлении королевской семьи. Все в зале встали. «Помазанники» вышли на сцену через боковой вход. Статный, высокий король Карл XVI Густав. Миловидная, улыбчивая королева Сильвия. И порция королевских деток — кронпринцесса Виктория, принцесса Лилиан, принц Карл Филипп и принцесса Мадлен. Когда они вплотную подошли к предназначенным для них стульям, барабанная дробь без паузы перешла в национальный гимн.

Мы покорно стояли, потея во фраках и слушая возвышенную музыку. Сейчас главное сосредоточиться и не уронить медаль. Были прецеденты. В основном от волнения.

Гимн закончился, нобелевские лауреаты начали выходить на сцену. Каждого сопровождают две девушки с повязками через плечо в национальных цветах Швеции.

Опять звучит торжественная музыка, первый лауреат с поклоном принимает от короля медаль и диплом. Кланяется. В зале плещутся аплодисменты, вспышки фотоаппаратов слепят глаза. Кто там дальше? Ага второй химик. Первый был француз — Жан-Мари Лен. Второй — американец, Чарлз Педерсен. Получили премию за какие-то суперсложные молекулы. Поздравительная речь выдержана в шутливо-остроумном ключе. Оно и ясно. Кто тут в зале разбирается в химии сложных молекул?

Ну вот и наша очередь. Опять звучит торжественная музыка. Сначала на сцену выходит Морозов. Ведущий сначала по-шведски, потом по-английски говорит: «А теперь я прошу вас принять Нобелевскую премию из рук его величества, короля Швеции».

Вот и мой черед. Бродский вслед шепчет: «Удачи!».

На подрагивающих ногах я выхожу на сцену. Самый молодой лауреат в истории премии.

Встаю, где указано, жду «А теперь прошу…». Беру из рук короля кожаную папку, коробочку с медалью. Кланяюсь — сначала его величеству, потом комитету, и после этого — публике. Грома аплодисментов нет — хлопают как и остальным.

А теперь к пюпитру. Вдох, выдох.


Понравилась книга?

Написать отзыв

Скачать книгу в формате:

Поделиться: