Михаил Ломоносов


В истории России было два человека, которые не только в прошлом определили судьбу народа, но и влияют на нее и сегодня. И если Пушкин – его душа, то Ломоносов – его разум. Они объединились, чтобы создать нашу неповторимость, уникальность и исключительность.

М.В. Ломоносов распахнул перед нами Вселенную Познания. Мы поняли, что образование и наука могут быть целью и смыслом Жизни. Именно наука за прошедшие три века разительно изменила человеческую цивилизацию. Она и сегодня определяет пути в будущее, а потому так ценен и необходим пример Михайло Ломоносова, чья биография, подобно детективному роману, изобилует удивительными поворотами и событиями. Этому и посвящена данная книга.

Мстислав Келдыш


Эпоха рождает гениев только в том случае, если предстоит изменить жизнь коренным образом. Это случается очень редко. Нам повезло! Появился ученый, который сначала научил летать самолеты, потом создал крылатые «пули», пересекающие континенты за считаные минуты, побывал в центре термоядерного взрыва, чтобы описать происходящее там, и, наконец, рассчитал дороги в космос, по которым полетели спутники Земли, космические корабли и межпланетные станции к Луне, Марсу и Венере. 14 лет он стоял во главе науки Советского Союза и за эти годы вывел ее в мировые лидеры, хотя многие считали, что такое невозможно. Впрочем, он всегда делал невозможное возможным!

Это – академик Мстислав Всеволодович Келдыш, президент Академии наук СССР, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий.

Иван Кулибин. Иван Ползунов. Ефим и Мирон Черепановы


Первый русский академик М.В. Ломоносов написал ставшие хрестоматийными строки о собственных «быстрых разумом Невтонах», которых может рождать Российская земля. Эти строки оказались провидческими. Они как нельзя лучше относятся к гениальным русским изобретателям-самоучкам Кулибину, Ползунову, отцу и сыну Черепановым.

Судьба отнюдь не благоволила этим людям. Напротив, силою семейной традиции либо же низкой крепостной доли она всячески препятствовала их начинаниям. И даже когда первые русские изобретатели ценой неимоверных усилий брались-таки за желанное дело, мало было рядом людей, которые понимали их, еще меньше тех, кто помогал, поддерживал. Начальство выжимало все соки из Кулибина, Ползунова, Черепановых, душило их повседневной рутиной, подрезая крылья творческому полету. Многое из того, что они изобрели, создали собственными руками, не было в должной степени оценено, признано современниками. Это касается и черепановских локомотивов, и «водоходного судна» Кулибина, сданного за ненадобностью на дрова, и паровой машины Ползунова, доживавшей свой век на заводском дворе. При жизни этих неудобных, упрямых людей, многим кажущихся не то юродивыми, не то колдунами, не особо жаловали, а если и награждали, то нечасто и не щедро. Но они не роптали, а лишь просили дать им возможность довести до конца задуманное. Подвижники того, что мы назовем научно-техническим прогрессом, доходили до всего не столько заимствованным, книжным, сколько своим собственным умом, добивались успеха благодаря таланту и огромному трудолюбию.

Андрей Туполев


В детстве каждый из нас обращал взор к небу. Увидев в нем летящую в неведомые края стальную птицу, мы радовались этому, как чуду. А ведь действительно, чудо, что человек способен создавать машины, умеющие летать.

А. Н. Туполев – один из тех, кто претворил наши мечты о полете в жизнь. Благодаря его трудам момент встречи с нашими близкими наступает гораздо раньше. Теперь мы пересекаем огромные расстояния за считаные часы, путешествуем, наслаждаемся небом. Мы уверены в завтрашнем дне: случись война – знаменитые туполевские бомбардировщики и истребители защитят страну достойно.

Самолеты Туполева – наша гордость, опора и защита. Каким был человек, способный строить машины под такие задачи? Что он сделал для Родины? Как работал? Кто любил его, а кто ненавидел? Что помогало ему идти вперед?

Ответы на эти и многие другие вопросы – на страницах книги.

Андрей Чохов


Личность человека, чье имя стоит в названии данной книги, довольно таинственна, если не сказать загадочна. Даже имя его есть в большой степени условность. Андрей Чохов – именно так мы привыкли именовать этого мастера. Однако же если имя его Андрей не вызывает споров, то Чохов – это не фамилия, по крайней мере в том ее значении, которое мы используем сегодня. Формулировка «Андрей Чохов сын», как обычно в прижизненных документах XVI – начала XVII вв. обозначали этого мастера, дословно означает, что отца Андрея звали Чох. Доподлинно неизвестно, когда он родился, как, впрочем, и когда он умер. Вообще, большая часть его личной биографии теряется во мгле того непростого времени, в котором он жил. Это же обстоятельство сказалось и на том, что о жизни и деятельности Андрея Чохова почти не сохранилось никаких архивных документов. Зато широко известен его талант металлурга и инженера, сыгравшего важную роль в развитии отечественных технологий литья, изготовления артиллерийских орудий и колоколов. Зримым олицетворением его таланта сегодня является всем известная Царь-пушка – один из крупнейших в мире бронзовых цельнометаллических орудийных стволов своего класса, которая ныне находится в Кремле. Но она не одна.

Единственными сохранившимися свидетелями жизни этого знаменитого русского литейщика были и другие его детища: пушки и колокола. А надписи на них до сих пор служат для нас главными скрижалями его биографии. В предлагаемой книге делается попытка восстановить через их призму основные вехи биографии этого замечательного мастера.

Илья Мечников


Чтобы собрать шкаф, вам нужна инструкция. Инструкция – это опыт. Благодаря человеку, который знает, как собрать шкаф, вы тоже научитесь этому. Жизнь гения – это инструкция. Он ошибался, проигрывал и верил заблуждениям. Теперь мы знаем, чего делать не надо и как себя вести, если всё-таки сделали. Жизнь гения – это эталонная работа над ошибками.

У Мечникова было нервное детство. Он не ладил со старшим братом и много капризничал. В юности Мечников был амбициозен, но не уверен в себе. Потерял близкого человека и не мог найти смысл жизни. Хотел умереть. В зрелости стал оптимистом и Нобелевским лауреатом.

К счастью его привела любовь. К женщине, к науке и к жизни. Любовь длиною в жизнь.

Анатолий Александров


Любой прорыв в науке начинается с вовремя заданного вопроса. Тот человек, который первым найдет правильное решение, имеет все шансы войти в историю. Судя по всему, учеными становятся люди, которым интересно жить в нашем мире и которые хотят изменить его к лучшему. Анатолий Александров был именно таким человеком. Он всегда стремился найти простое, но не легкое решение! Благодаря своей масштабной мысли и рациональному подходу он стал отцом первых ядерных реакторов, пустил на воду атомную подлодку и атомный ледокол «Ленин». Казалось бы, нет такого дела, которое было ему не по плечу. Вот и на посту Президента Академии Наук СССР пригодилась эта уникальная способность Анатолия Петровича доводить любое дело до конца. «Главный по науке», помимо прочего, был большим весельчаком, талантливым актером и великолепным семьянином. О жизни, полной событий и смысла, читайте в этой книге.

Александр Попов


Всякое новое изобретение появляется только тогда, когда назрела в нем необходимость и когда наука и техника подготовили почву для его осуществления. Так было и с возникновением радио. Александр Степанович Попов завершил многовековую историю исканий наиболее совершенного средства связи.

Драматизма судьбе ученого в мировой истории добавляет долгий бесплодный спор о первенстве открытия радио – Попов или Маркони. Сам русский физик не считал себя «отцом радио», отдавая авторство Тесла, себе в заслугу он ставил лишь усовершенствование радиоаппаратуры и «обращение её к нуждам флота». Но, несмотря на скромное отношение к своим заслугам, недоверие и порой непонимание, отсутствие достойной поддержки на родине, Попов буквально бился во всемирных научных кругах не за свое авторство – а за место рождения радио. Ему было важно, чтобы мир признал, что новое революционное средство связи было открыто именно в России.

Жизнь великого ученого, как жизнь одинокого русского изобретателя 90-х годов XIX столетия, чрезвычайно поучительна. Она была подчинена игре внешних нелепых случайностей, то грубо мешавших, то вдруг на миг необычайно благоприятствовавших его работе. Этому и посвящена данная книга.

Сергей Прокудин-Горский


В большом зале Царскосельского дворца погас свет; государь император, члены царской фамилии и все собравшиеся на большом белом экране увидели цветные изображения: цветы, пейзажи, лица детей. Зрители были в восхищении. Когда сеанс закончился, автор коллекции С.М. Прокудин-Горский с волнением рассказал Николаю II о своем грандиозном проекте «Вся Россия».

История фотографии – это во многом история открытий и изобретений, ставших вехами на пути от массивного деревянного аппарата к компактной цифровой камере, от долгих процессов печати – к копированию снимка одним движением руки. В отечественной культуре был фотограф и ученый, популяризатор фотографии как сферы искусства и предмета науки, внесший великий вклад и в мировую художественную практику.

Черная Вишня


Одна роковая встреча — и вот уже под твоими подошвами не слякоть осеннего мегаполиса, а пыль дорог чужого, опасного мира. И неведомо, что ждет впереди: темнит ли навязанный жених, плетут ли заговоры маги и аристократы, строят ли козни загадочные шаю. Но Вероника не боится трудностей, танцующей походкой отправляется она навстречу новым знакомствам, неожиданным открытиям, рискованным приключениям и, конечно, любви.