Медиумы


Сахиба Абдулаева

Медиумы

ЛУННАЯ ЖЕНЩИНА

Мухтабархон не могла уснуть. В горле у нее стоял ком, почему-то хотелось заплакать, разреветься, заголосить. Она чувствовала, как к сердцу медленно подкрадывается незнакомая, пугающая пустота, и мощная волна неясной, но непереносимой тревоги охватывает все ее существо. Женщину знобило, словно она сильно промерзла, а голова, горячая, воспаленная, как будто ее только что вытащили из тандыра, с каждым мигом все тяжелела…

Из соседней комнаты доносился раскатистый храп, перекрывающий все другие звуки. На какое-то время он смолк — послышался скрип кроватных пружин — видно, муж повернулся на бок. В спальню, где находилась Мухтабар, пахнуло новой волной перегара, и ее затошнило. Она встала с постели. Задумчиво постояла у изголовья дочери, забывшейся в безмятежном сне.

Чистое, нежное лицо — лицо девушки, только-только входившей в пору юности, в лунном свете, казалось ангельским ликом. Нагнувшись, Мухтабар чуть коснулась гу…

Как мы изобрели фотосинтезатор


Сахиба Абдулаева

Как мы изобрели фотосинтезатор

СЫН ХОДЖИ-АКА

Когда-то меня называли «сыном Ходжи-ака[1]». И я уверена: вы представляете меня этаким-послушным и очень прилежным пай-мальчиком. Ошибаетесь. Я вовсе не мальчик, — девочка. Спросите: а при чем «сын Ходжи-ака»? Правильно спросите. Но Давайте-ка я лучше расскажу все по порядку. С самого начала.

Вообще-то меня зовут Угилой.[2] По обычаю, этим именем родители называют дочь, когда надеются, что следующим обязательно будет мальчик… Если честно, имя мое мне нисколечко не нравится. Звучит совсем не современно. В конце концов, не называют же самого младшего в семьях, где одни мальчики, «Девчонкой»!

Ну, а в нашей семье, после того, как я появилась на свет и меня назвали Угилой, родились еще две девочки.

И лишь девятым по счету родился мальчик. Родители назвали его почему-то Умидом. Видели бы вы, как они с ним носятся… Это бы все ничего, ведь он такой славный, хорошенький. Только едва мой братик н…

Господство женщин


Сахиба Абдулаева

Господство женщин

Выехав за пределы города, машина прибавила скорость. Сочная зелень орошаемых полей, чередуясь с желтизной полос выжженной солнцем травы, стремительно проносились мимо и, словно исчезая из жизни, оставались где-то далеко позади.

Горы с вершинами, подернутыми дымкой, с резкими белыми кляксами ледников, придвинулись. И в приближении этом было обещание долгожданной прохлады.

— Воздух-то! Какой воздух!

— Правда, — подтвердил Сарвар, озабоченно взглянув на нашего сына, устало заснувшего на моих руках.

— Дядя, наверное, заждался, — сказал Фатых. — Скоро приедем, вот тогда поймете, что такое настоящий горный воздух!

Сарвар снова посмотрел на нас с сыном, сбавил скорость, сказал негромко:

— Давайте передохнем, а то уже два часа в пути.

Я благодарно улыбнулась ему. Малыш действительно, устал. Но когда Сарвар остановил машину на обочине дороги, он открыл глаза, протянул ко мне руки. Я вышла из машины, огля…

Позывной – «Кобра» (Записки разведчика специального назначения)


Эркебек Абдулаев

Позывной — «Кобра»

(Записки разведчика специального назначения)

Особую благодарность автор приносит Петру Ивановичу Нищеву, а также друзьям по оружию и сослуживцам, которые своими замечаниями и дополнениями оказали неоценимую помощь в создании этой книги.

Колонка редактора

Не грусти, «каскадер»!

Дорогой читатель!

В твоих руках автобиографические записки солдата спецназа — разведчика специального назначения группы «Вымпел» КГБ СССР подполковника Эркебека Абдулаева. В спецназе КГБ СССР таких называли «каскадерами».

Его биография схожа с жизнью многих офицеров «Вымпела», среди которых были русские, украинцы и белорусы, киргизы и узбеки, азербайджанцы и грузины, карелы и корейцы… У них никогда не возникал вопрос о национальной принадлежности друг друга. Все они старались делать одно дело — защищать интересы нашей Родины. Никто из них не изменил своему долгу, хотя у каждого из них были свои переживания, сомнения, разочарования и о…

Взлет и падение короля-дракона


Линн АББИ

Взлет и падение короля-дракона

Первая Глава

Безымянные звезды искрились в небе над древним городом Уриком, бросая бледный свет на темно-фиолетовые поля, серебряный шелк каналов и россыпь огоньков рыночных деревень, кольцом окружавших его. По всему протяжению высоких и длинных, в милю длиной, стен города-квадрата были вырезаны серые и черные барельефы, представлявшие Короля-Волшебника Хаману, Льва Урика. С мечом в одной руке и скипетром в другой, он внимательно глядел на свои владения, защищая их от врагов.

С барельефов смотрели блестящие, желто-зеленые глаза, в холодном полуночном воздухе казавшиеся блестящими соринками, но соринками особого цвета, в смысле которого невозможно было ошибиться. Их сияние можно было видеть даже на расстоянии дня пути от Урика, за орошаемыми полями. Эти глаза были маяками для честных путников, путешествующих в ночное, более холодное время, и предостережение для разбойников и завистливых завоевателей: Лев из Урика никогд…

Тени киновари


Линн АББИ

ТЕНИ КИНОВАРИ

Лонни Лой, моему бухгалтеру.

Хороший бухгалтер как хороший маг — есть слишком много мест, где вы бы не выжили, не имея его рядом с собой.

Глава 1

Урик.

С высоты парящего в небе кес’трекела огороженный высокими стенами город казался грязно-желтым наростом, выраставшим из зеленой долины. Башни, стены и крыши мерцали красным, золотым и желтым, как если бы сам город-государство пылал в искажающем все свете умирающего полудня. Но языки пламени были только отражением кровавого диска темного солнца, тонувшего в западной пустыне: ежедневное чудо, которое не замечал почти никто из больших и малых, летающих, ползущих или идущих созданий, живущих в районе Урика.

Дороги, как золотые вены, вели к маленьким деревушкам, выскочившим как из-под земли из плодородной земли долины. Серебряные артерии каналов прошивали наквозь поля, существование которых зависело от воды, текущей в каналах, а сам Урик зависел от этих полей. Там, где не бы…

Мироходец


Абби Линн

Мироходец

Digo, paciencia y barajar.[1]

Miguel de Cervantes. «Don Quixote», ch.23

Глава 1

Путешествие началось в облаках, где ветер носил его в поисках таинственного места, память о котором всегда жила в нем. И он нашел его, как прежде, следуя указаниям знаков, давным-давно оставленных на этой земле древним народом транов. Знаков, переживших и тысячелетнее забвение, и Войну Братьев, закончившуюся всего пять лет назад.

Большая часть Терисиара исчезла с лица земли – ненависть братьев стерла ее в пыль, которая еще долго мешала людям дышать и губила урожаи. Несмотря на это, восходы и закаты оставались великолепными: огромные янтарные снопы света разрезали небо, убегая ввысь из этого разрушенного мира.

Братья, восставшие друг на друга войной, были прокляты: желаниям Урзы и силам Мишры гнить вечно в лесах затопленного Аргота!

Одни говорили, будто это Урза накликал беду, воспользовавшись колдовством Лат Нама. Другие считали катастрофу пред…

Медный гамбит


Линн АББИ

МЕДНЫЙ ГАМБИТ

Посвящение

Керолайн и Джейн за безопасное убежище в тот момент, когда оно мне было очень нужно и Беверли за изготовление Персидских Ковров.

Предисловие

Однажды, спустя несколько лет после того, как мы с Бобом Асприном заморозили проект «Мир Воров», мне позвонил один из редакторов «TSR’ Dungeons and Dragons». Она собирались создавать новый игровой мир и искали авторов, которые написали бы истории про него.

Поначалу я отказалась, тогда редактор спросил, нет ли у меня в запаснике каких-нибудь неопубликованных или даже еще не написанных историй, которые можно приложить к этому миру, так как это самый пустынный и грязный мир, над которыми только работала TSR.

Хорошо, сказала я, но сейчас у меня действительно нет ничего, так как мы уже давно ничего не писали для «Мира Воров». Но на следующее утро меня посетил мысленный образ человека, пытавшегося изучать магию в грубом баре, так что я позвонила ему и по…

Той победной весной


Гусейн Аббасзаде

Той победной весной

(Из дневника лейтенанта Гиясзаде)

В САНАТОРИИ

В тот год я взял отпуск осенью. Решил далеко не уезжать, а достал себе путевку в мардакянский санаторий.

Бакинцы хорошо знают, как прекрасна осень на Апшероне. Погода стояла теплая, и в иные солнечные дни можно было даже купаться в море.

Комнаты в нашем корпусе были рассчитаны на двоих. Мне повезло с соседом он не курил и не храпел по ночам. Вообще, если мне приходится спать в одной комнате с человеком, который храпит, я всю ночь не могу заснуть, а запах табака просто не выношу. Поэтому я благодарил судьбу, что послала такого соседа. Нравилось мне в инженере-нефтянике Гасане и то, что был он человеком молчаливым, ненавязчивым. На первых порах даже казалось, что он чем-то сильно озабочен, ищет одиночества, и я старался по возможности чаще оставлять его в комнате одного – уходил в читальный зал или прогуливался по саду, который был разбит во дворе санатория. А сосед, …

Генерал


Рюноскэ Акутагава

Генерал

1. ОТРЯД «БЕЛЫЕ НАШИВКИ»

Дело было на рассвете двадцать шестого декабря тридцать седьмого года Мэйдзи[1]. Отряд «Белые нашивки» М-ского полка М-ской дивизии выступил с северного склона высоты 93 для штурма дополнительного форта на горе Суншушань.

Так как дорога тянулась под прикрытием горы, отряд в этот день шел в особом порядке, колонной по четыре. Безусловно, когда ряды солдат с винтовками стали двигаться вперед по полутемной голой дороге и только белели в сумраке нашивки да раздавался тихий стук шагов, – это была трагическая картина. И действительно, заняв свое место во главе колонны, командир, капитан М., с этой минуты сделался необычно молчаливым, и лицо его приняло задумчивое выражение. Но солдаты, сверх ожидания, не потеряли своей обычной бодрости. Этому способствовали, во-первых, сила японского духа – «яматодамасий» и, во-вторых, сила водки.

Через некоторое время отряд вышел в каменистую речную долину, где с гор дул сил…