Петербург, 1895 год


Валерий Сегаль

Петербург, 1895 год

СТОЛЕТИЮ Петербургского матч-турнира 1895-96 г. ПОСВЯЩАЕТСЯ

«Быть коммунистом в те дни не давало никакой выгоды; можно почти безошибочно сказать, что то, что не приносит выгоды, правильно».

Джордж Оруэлл

Летний сад… Елагин дворец… Исаакиевская площадь… Английская набережная… Дом Фаберже… Мраморный дворец… Этот город часто называют детищем Петра Великого, а был ли бы велик Петр без этого детища? Спорный вопрос, но, построив этот город, он заслуженно обрел бессмертие.

Московские триумфальные ворота… Нарвские триумфальные ворота… Теперь это просто памятники. Мы и не задумываемся над тем, что прежде это были действительно ворота — ворота города.

Аптекарский остров… Заячий остров… Кронверкский… Крестовский… Березовый… Новая Голландия… С появлением метро, горожане перестали ощущать себя островитянами; или, быть может, еще раньше, перестав пользоваться этими прекрасными каналами, мы забыли, что живем на островах; теперь …

Первый вторник после первого понедельника


Валерий Сегаль

Первый вторник после первого понедельника

Автор считает своим долгом предупредить возможного читателя, что действие этого рассказа происходит в вымышленной стране.

Поэтому возможные попытки определить место действия не имеют никакого смысла. Подобная история могла случится почти в любой стране.

Пожалуй это типичная для ХХ века история.

Х. проснулся и посмотрел на часы — половина седьмого. Обыкновенно он вставал в семь. Правильнее сказать — в семь звонил будильник, а Х. после этого еще минут пятнадцать-двадцать мучился, не находя в себе сил вылезти из-под одеяла. Но в этот день он вскочил сразу.

День предстоял особый. Первый вторник августа. Первый вторник после первого понедельника. День Выборов. Сегодня народ будет выбирать президента страны, а Х. пойдет голосовать впервые в жизни.

Х. стоял под душем и размышлял.

Скоро ему исполнится двадцать семь лет, а он еще ни разу не голосовал. Так уж сложилось: он достиг совершенн…

Освобождение беллетриста Р.


Валерий Сегаль

Освобождение беллетриста Р.

«…Вы мне опять скажете, что человек не может быть так дурен, а я вам скажу, что, ежели вы верили возможности существования всех трагических и романтических злодеев, отчего же вы не веруете в действительность Печорина? Если вы любовались вымыслами гораздо более ужасными и уродливыми, отчего же этот характер, даже как вымысел, не находит у вас пощады? Уж не оттого ли, что в нем больше правды, нежели бы вы того желали?..

…Но не думайте, однако, после этого, чтоб автор этой книги имел когда-нибудь гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. Боже его избави от такого невежества! Ему просто было весело рисовать современного человека, каким он его понимает и, к его и вашему несчастию, слишком часто встречал.»

Лермонтов «Герой нашего времени»

ЧИТАТЕЛЮ

Строго говоря, уважаемого и небезызвестного Публициста нельзя считать автором предлагаемой читателям публикации. Мы не боимся задеть Публициста подобным утвержден…

Охотники до любви


Валерий Сегаль

Охотники до любви

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. «ДУШИТЕЛЬ ПРОГРЕССА»

1

Концентрик еще раз перечитал электронное послание.

Что это? Провокация?

Не похоже. Насколько известно Концентрику, Центр и не занимается подобными провокациями. Эта женщина и впрямь мечтает о плотском грехе и о порочном зачатии? Вполне возможно. Если Концентрик никогда прежде не получал подобных писем, то это еще не означает, что они в принципе невозможны.

«Интересно, я и впрямь так ей приглянулся, — подумал Концентрик, — или она рассылает подобные письма всем подряд?»

Последнее предположение казалось более правдоподобным. Концентрик читал об этом весьма распространенном женском недуге — атавистической похоти. Охваченные ею женщины начинают рассылать первым попавшимся мужчинам электронные письма с неизменным предложением — встретиться. Концентрик когда-то читал, что рано или поздно Центр запеленговывает этих женщин и высылает им лекарство. Концентрик привык верить эт…

Десять лет спустя


8 ноября 1905 года

Ранним утром, когда женевский экспресс уже приближался к окраинам Санкт-Петербурга, в полупустом вагоне-ресторане сидели два респектабельных молодых человека и пили водку, закусывая ее осетриной.

— Осень… Поздняя осень, даже листопад уже прошел… Унылая пора, да и места здесь тоскливые, — на ломаном русском языке произнес один из путешественников, задумчиво глядя в окно.

Это был юноша двадцати двух лет, высокий, большеголовый, статный, даже немного грузный. Его собеседник — невысокий, атлетически сложенный мужчина в расцвете лет, в отличном костюме, с полностью оформившейся лысиной и короткой рыжеватой бородкой — был настроен куда более оптимистично.

— Не сомневаюсь, Бени, что ты полюбишь русскую столицу! — отвечал он. — Хотя солнце здесь светит гораздо реже, чем в твоей родной Италии, Петербург все же остается самым прекрасным городом на свете. Можешь поверить бывалому путешественнику.

— Быть может вы и правы, г-н Уль…

Боги, обжигавшие горшки


Вниманию читателя предлагается монография, анализирующая некоторые узловые моменты шахматной истории. Это не пособие по истории шахмат — таковые уже написаны и весьма удачно. Вместо того чтобы вспоминать биографии выдающихся мастеров во всех подробностях и рассматривать ход борьбы в многочисленных турнирах и матчах мы лишь остановимся на некоторых деталях, не получивших до сих пор должного освещения, а также порассуждаем на отдельные темы, где, на наш взгляд, последнее слово еще не сказано. Очевидно, что при таком подходе мы ориентируемся лишь на читателя, уже знакомого с шахматной историей.

Атака маршала


Валерий Сегаль

Атака маршала

Записки мракобеса

I

Незабываемым событием в моей жизни стала встреча с Леонидом Ильичом Брежневым… Состоявшийся тогда же разговор произвел на меня огромное впечатление. Как шахматиста меня поразило, что Леонид Ильич в курсе наших шахматных проблем и событий.

Анатолий КАРПОВ «Девятая вертикаль»

Стены кабинета были увешаны разного рода оружием, в камине ярко пылал огонь. Всю середину комнаты занимал большой квадратный стол, на котором был сервирован завтрак на одну персону — два бутерброда с черной икрой и хрустальный графинчик с водкой.

За столом сидел широкоплечий человек в спортивном костюме и курил сигарету «Новость.» Выражение его лица было скорее добродушным, а широкий лоб свидетельствовал о недюжинном уме. Несколько минут назад он принял шотландский душ, сняв тем самым усталость после утренней пробежки, и теперь собирался позавтракать.

Этим человеком был Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель през…

Отчий край


Роман «Отчий край» Константина Седых тематически продолжает его известный роман «Даурия». В нем изображаются события последних лет Гражданской войны: изгнание белогвардейцев и интервентов из Забайкалья и с Дальнего Востока, воссоединение Дальневосточной республики с Россией, возвращение партизан к мирной жизни, их работа по укреплению советского строя.

Многие герои «Даурии» перешли в роман «Отчий край». Наряду с ними действуют и новые персонажи: большевики Блюхер и Постышев и народный герой Монголии Сухэ-Батор.

Даурия


Роман Константина Седых «Даурия» — своеобразный сибирский вариант шолоховского «Тихого Дона» — представляет собой впечатляющую панораму жизни сибирского казачества, столкновение частных судеб с катаклизмами Большой Истории «Революция, Гражданская война» высекает искры подлинного драматизма.

Женщина с зонтиком и перспективами


Вы хотите избавиться от надоедливого гражданского мужа? Поздно, он уже затеял в вашей квартире ремонт!

Вы пытаетесь изгнать негодяя и умоляете друга детства о помощи? Знали бы вы, к чему приведет этот план!..

Да оставит ли вас этот «спутник жизни» в покое?! Может, он маньяк? А может, это Любовь?