Страница 1 из 20 - Книга "укротитель мух" - Аннотация - Рейтинг - Отзывы - Скачать




Жан Гуля

укротитель мух

Укротитель мух.

У каждого безумия есть своя логика. "Зелёные рукава"

В. Шекспир (Greensleeves)

Укротитель мух.... Укротитель мух.... Кто это? Чей это голос? Что за укротитель!!! Она окончательно проснулась. За полуоткрытой дверью на балкон вовсю щебечут птички. И не сосчитать, сколько птиц находят приют в огромной кроне, шатром нависшего над балконом, дерева. Давно пора что-то с этим делать. Жалко трогать. Дерево древнее древнего, огромное. Скольких оно повидало на своём веку. Переживёт не только её. Но, кто же это говорит? Она явно слышит настойчивый голосок. Кроме неё никого нет в доме. И дверь в спальню заперта. Кто-то пришёл и запер дверь? Что за чушь... Всё равно - уже не уснуть. Она встала, открыла дверь.

Низкое, тёмное помещение. Стены из почти чёрных старых досок. Поперечные толстые балки поддерживают такие же доски на потолке. Подслеповатое оконце. Первое впечатление - ужас!!! И это - вместо её полного света и воздуха салона!! И ещё - этот мерзкий голос! Он звучит и здесь - в мрачной пустой комнате. Да нет! Эти слова - они - в её голове!!! Такое случается. "Сон во сне". Она читала. Но с ней это впервые. Ничего страшного. Сейчас она проснётся. Лилит решила вернуться в спальню, в постель. Надо проснуться. Не во сне. Проснуться наяву. Оказаться в своей кровати, в своей спальне. Без этого мерзкого голоса в голове. Нет никаких причин паниковать. Дверь спальни натужно заскрипев открылась ... За покосившимися ступеньками был... лес! Настоящий лес!!! Лилит ущипнула себя. Пора! Просыпайся!!! Она не спит! Из леса тянет прохладой. Сыростью. В голове звенит голос! Лилит переступила босыми ногами. А она ещё в лёгкой кружевной пижамке! Ничего себе картинка! Эх! Лилит тронула пальцами ноги мшистый порожек. Её одежда! Её шкафы, полки, коробки! Туалет - зеркало, баночки, скляночки, духииии... Её прекрасная кровать. Где это всё? Только мерзкий голосок в голове без устали повторяет эту мерзость! Ну и что ей делать? Телефон, интернет - ау!!! Лилит вернулась в комнату. Даже эха нет в этом тёмном, похожем на заброшенный сарай подобии комнаты. А что есть? Лилит с опаской ступила на некрашеные - мыли ли их когда- нибудь - доски пола. Лежанка под окном. Само, так называемое, окно. Кривой прямоугольник (!!!) в стене, затянутый какой-то плёнкой. Когда-то она читала, что окна "стеклили" бычьими пузырями (гадость какая), или - вощеной бумагой. Это, смотря где. А где она сейчас? Только не плакать! Голос на разные лады повторяет эту жуткую фразу в её голове. Он сведёт её с ума! Не думать об этом. Что ещё в комнате? В выползающем из углов сумраке что-то там, висит на стене. Половицы "играли" под ногами Лилит. На большом кованом (!) гвозде висело платье! Очень даже неплохое платье. Юбка собрана на талии, простой лиф с длинными рукавами. Лилит пощупала ткань, помяла в пальцах - хороший тонкий лён. Ничем не пахнет. Вроде не старое и не ношенное. Что это она привередничает? Одеть пришлось бы любое. Не щеголять же в этом! Прекрасная пижамка. Но, явно, не по сезону. Можно сказать - повезло. Платье приличное. Лилит натянула его прямо поверх пижамы. Одеть чужую, возможно, ношенную одежду на голое тело - увольте. Да и белья у неё нет. Сейчас бы её трюмо! Как она выглядит? О чём она думает! Лилит специально отвлекала себя. Иначе ... О чём она могла думать!!! О чём? Как её любимая уютная квартира превратилась вот в это? Или о том, как она, открыв дверь из своей бело-розовой спальни, очутилась в лесу? А обратно вернуться невозможно??? Лилит ещё раз крутанулась в своём совершенно уникальном, авторском, от кутюр - как бы ещё обозвать это безобразие - платье. Но, что делать с ногами? Это просто счастье, что до сих пор она не загнала занозу. И потом - не оставаться же ей здесь! Надо будет выйти, куда-то пойти, что-то, кого-то искать. Босиком она далеко не уйдёт. В прямом смысле. В дальнем тёмном углу валяется ещё что-то. Блеск! Плетённые из пеньковой верёвки лапти - чуни. Хорошо, что такая обувка почти безразмерна. Лилит притопнула туго затянутым башмаком. Будем считать, что подошли! В любом случае - спасибо тому, кто невольно позаботился о ней. Можно идти. Оставаться здесь, в этом ветхом деревянном строении не имеет смысла. Она пойдёт, кого-то найдёт, разберётся. Поймёт где она, как сюда попала, как вернуться домой. Но - первое и главное - найдёт того гада, чей голос не переставая звенит в её голове! Найдёт и убьет! Всё, что угодно - но привыкнуть к этим высоким, на грани слуха, звукам - невозможно! Комната - как ещё назвать это помещение? - практически, пуста. Единственные, пригодные на что-то, вещи: платье, снятое с огромного гвоздя и чуни из вороха чего-то полуистлевшего, Лилит взяла себе. Посмотреть, что снаружи.

Она спустилась с двух кривеньких, замшелых ступенек. Что-то похожее на небольшую полянку отделяло дом - пусть будет "дом", решила для себя Лилит - от леса. На клочковатой траве - несколько стволов то ли срубленных, то ли подгнивших и упавших от старости, деревьев. Что ещё? Лилит оглянулась. Почти у самых ступенек полу-выкорчеванный огромный пень. Почему!!! Почему это? Что мне делать!!! Звеньями ржавой цепи наматывались бесполезные панические мысли. Ещё немного - они удушат её!!! И ещё! Этот проклятый голос!!! Не голос - издевательство, мука.

Аааа!!!! - набрав полную грудь воздуха, закричала Лилит.

Эхом на её вопль качнулись верхушки плотно стоящих деревьев. И, долетевший от них, лёгкий ветерок, обдав Лилит свежестью хвои, запахом только что скошенной травы и ещё чем-то зелёно - свежим, тронул дверь дома. Лилит не закрыла её, когда вышла из "комнаты". И вот теперь, дверь, крякнув на массивных петлях, закрылась. Закрылась - так закрылась. Что в этом такого? Но ветерок был слабым, чуть ощутимым. А дверь - деревянная, массивная. Лилит поднялась по ступенькам, взялась за кольцо - ручку. Дверь не открывалась! Лилит навалилась всем телом. Бесполезно! Она отлично помнила - в двери не было ни замка, ни каких-то других приспособлений. Дверь не могла закрыться! Так закрыться! Лилит начала колотить в дверь руками, рискуя разбить пальцы или вывихнуть ладони. Дверь не поддавалась! Продираясь через высокие куски подлеска - за домиком лес подошёл совсем близко, Лилит несколько раз обошла дом вокруг. Единственное оконце - то, в комнате, оказалось до смешного маленьким. Ей через него не пролезть. Лилит вернулась на ступеньки, к двери. Деревянные доски ступень как будто срослись с деревом двери. А сама дверь? Тонкая линия контура, да ручка-кольцо, нелепо торчащая на сплошной поверхности, позволяли догадаться, что когда-то здесь была дверь. Но кого здесь может заинтересовать что- либо подобное! Тоненький голосок, не переставая, зудел, зудел, зудел. Не разбить ли голову об эту самую дверь - не дверь! И сразу решу все проблемы! Лилит присела на ступеньки, зажала руками уши. И так она не понимает, что делать! А тут, ещё, это! Причём здесь уши! Голос звучал у неё в голове! Надо что-то придумать! А думать я не могу. Голос раздражает, действует на нервы. Но надо, надо начать что-то делать. Иначе она рискует умереть прямо тут от голода, холода, жажды. Вот о последнем - вообще думать нельзя. Табу! Я договариваюсь сама с собой, что, пока, не обращаю внимания на этот дерьмовый голосишко. Пусть его. Поделать с этим ничего не могу. Не знаю. Не знаю и с собой что делать. Она собиралась выспаться, полежать в ванне. Не каждый день можно позволить себе такую роскошь. Всё бежишь, спешишь, спотыкаешься. И, в результате, прибегаешь вот к такой избушке! Почти на курьих ножках! Экое убожество! Надо уходить. Идти. Искать людей, искать ответы. Пищу и питьё, по крайней мере. Не раздумывая, Лилит вошла в лес. Какая разница, куда идти! Не раздумывая? Это - чересчур. Она, конечно, посмотрела, где деревья стоят не так близко друг к другу, где подлесок реже и не такой высокий. Вот туда Лилит и пошла. Тем более что она, или кто-то за неё - как-то естественно это получилось - решил идти на запад. Ей надо выйграть побольше светлого времени суток. И так крупно повезло - то, что с ней происходит можно назвать везением? - что в этом месте, скорее всего, начало лета. Значит, день обещает быть длинным. Раздумывать не о чем. Оставалось - идти. Внимательно смотреть под ноги, оглядываться и прислушиваться. Наверное, прислушиваться - прежде всего. Решив для себя, что она станет делать, Лилит поймала себя на том, что, рефреном звучащий в голове, голос уже не так раздражает её. Более того, ей показалось - может такое быть? - что тон, интонации голоса изменились. Стали более спокойными, что ли. Голос поддерживал, поощрял Лилит: правильно, правильно... Правильно, или нет, нравится ли кому-то, или нет - какое это имело значение! Лилит шла, только потому, что не знала, что не могла придумать, что ещё делать в подобной ситуации. Хотелось есть, пить. Страшно раздражало, что не удалось утром принять душ - где вы, мечты о ванне с ароматной пеной! - и, скорее всего, до него она не скоро доберётся. Выбирая дорогу среди корней, стараясь не порвать платье о колючие кусты, Лилит, потихоньку, начала обращать внимание на остальную растительность. Лес был смешанный. Осенью будет красиво. И много грибов. С луком, сметаной, на сковородочке. Кто сегодня не завтракал, тому не стоит об этом думать. Ягод в такой чаще не бывает. Может быть, Лилит повезёт. Но она не знает ядовитые ли они. Единственное, что она позволила себе - надёргала молодых иголок с низко опустившейся ветки сосны, да отколупала свежезастывшую смолу. Иголки Лилит разрешила себе пожевать. Ничего плохого от них не будет. Смолу она прибережёт. Если придётся совсем туго - смолу можно будет пожевать. Благо зубы у Лилит - тьфу, тьфу - свои. На этом месте несколько лет назад был пожар. Чёрная земля и аккуратная молодая поросль без всяких слов указывали на это. И, когда Лилит в очередной раз оказалась на этом самом месте, возле сосенки, с коры которой отколупала смолу, она поняла, что ходит по кругу. Где-то, когда-то она читала, что в лесу это возможно. Но позволить себе "такую роскошь" - бродить, топтаться на одном месте - Лилит, конечно, не может. Чуни - ну и словечко - связаны из верёвок. Надолго ли их хватит! И вот-вот, грозящий кончиться день! Не говоря уже о жажде и голоде. Попытаться вспомнить что-то, что сможет помочь в подобной ситуации. Цыганский паттеран! Паттеран цыган! Конечно! Что-то вроде истории Мальчика-с Пальчика". Только вместо "крошек" - два скрещенных прутика от деревьев разных пород. Как просто! Здесь есть разные деревья. Два прутика - один - на другом, и она будет знать, что уже проходила здесь. А ещё направить эту инсоляцию в ту сторону, куда она пойдёт. Она проделает всё это на практике. Оставаться на месте? Ничего не делать? Нет - это не для неё. Лилит пошла в направлении, которое задала себе паттераном. Уже на ходу она решила, что будет делать паттераны через каждые тысячу шагов. Возможно, всё это позволит ей не ходить по кругу. Лилит шла не в состоянии о чём-то думать. Даже непрерывно звенящий в голове голосок уже не мешал ей. Она тупо отсчитывала тысячу, иногда, сбиваясь, и больше, шагов. Складывала из веток паттеран и шла, вернее, брела дальше. Только один раз Лилит наткнулась на свой паттеран. Который из них, когда она его сделала - вспомнить не удалось. Но Лилит, хотя бы, знала, что надо идти в другую сторону. Она сделала новый паттеран, и поставила его рядом с первым. (На всякий случай) Лес всё не кончался. Иногда Лилит казалось, что редеющие деревья вот- вот выведут её из чащи. Но за голубеющим просветом оказывались новые и новые деревья. Когда Лилит почти совсем потеряла надежду и была на грани мучительного отчаяния, лес неожиданно, будто кто-то провёл жирную черту, кончился. Несмотря на отупляющую усталость, Лилит смогла понять, что ошиблась в выборе направления. Или, это лес запутал её? Лилит думала, что идёт на запад. А сейчас солнце оказалось у неё за спиной. Его последние закатные лучи позволяли увидеть темнеющую перед ней долину и, по контрасту, всё ещё светлые далёкие горы. Ну, вот. Пришла. Дальше она не пойдёт. Во всяком случае, сегодня. Лилит смирилась с тем, что придётся провести ночь здесь, на краю леса. Только не было бы слишком холодно. И никаких хищных животных. Её ещё повезло - вряд ли хищники выходят сюда, за кромку леса. Хотя... Нет, лучше об этом не думать. Лилит, пока ещё можно было что-то рассмотреть, решила поискать что-то "подходящее" для ночлега. Какие - нибудь кусты, местечко под деревом. Всего в нескольких шагах от того места, где она вышла из леса, перед Лилит, как из-под земли, оказалось какое-то строение. Сразу и не разберёшь, избушка - сараюшка. Что-то знакомое... напомнившее Лилит... Похожая дверь, тот же порожек со ступеньками. Может ли быть... Она ушла отсюда сегодня, в начале этого безумного дня. Не раздумывая, Лилит поднялась по кривеньким ступенькам и, толкнув ветхую деревянную дверь, почти упала в темноту и тепло обжитого помещения. Думать о том, где она, кто может быть здесь, какие ещё "сюрпризы" поджидают её - не было у Лилит сил думать об этом. Проведя целый день на ногах, непривычная к таким физическим нагрузкам, Лилит мгновенно провалилась в бездну тяжёлого, не приносящего отдыха, сна. Проснулась Лилит, судя по всему, к полудню. И проснулась не у себя в светлой изящной спальне, не в своей белой кровати, на ортопедическом матрасе, на шелковистых, с ароматом лаванды, простынях. Нет, Лилит провела эту ночь на охапке не совсем чистой соломы, на полу тёмного помещения, в полу - прикрытую дверь которого, страшно дуло. И пищащий голос в голове! О!!! Значит - мне не приснилось! Но, может быть, может быть - сон внутри сна? Лилит со всей силы ущипнула себя. Ах, если бы! Она с трудом поднялась. Болело всё тело. То ли от бесконечной вчерашней "прогулки", то ли от проведённой на полу ночи. За дверью - ничего особенного: избушка притулилась на кромке леса. А вот перед ней - Лилит забыла о своих бедах - приключениях - далеко, почти до самого горизонта, переливалась живыми красками равнина. Окаймляющие горизонт горы искрились в лучах щедрого солнца. Лилит сумела разглядеть и реку. Тонкой почти пунктирной синей линией она начиналась где-то в глубине пёстро - разноцветных гор и, спускаясь всё ниже, пересекая долину, превращалась в довольно широкую уверенную реку. Именно эта река, подмыв один из берегов, отделила лес, по которому весь предыдущий день блуждала Лилит, от равнины. Есть вода! Можно будет попить и умыться! Это - прежде всего! Потом - Лилит подумает и придумает - конечно - что делать дальше. Эта лачужка оказалась как две капли воды похожей на ту, что она оставила прошлым днём, в прошлой жизни. Но здесь, в отличие от той, оказался очаг, в котором можно было развести огонь. Рядом с ним лежали аккуратно сложенные сухие ветки. На грубо сколоченной полке рядом с очагом нашёлся казанок, несколько кружек, парочка оловянных ложек, выщебленых тарелок. Тут же в уголке притулился коробок с солью, и ещё один - с огромными, почти с мизинец, спичками. Возможно, я смогла бы здесь прожить какое-то время. Но у меня нет ни одежды, ни пищи. Не понимаю, как получить, добыть что- либо здесь. Придётся идти через долину к горам. Ведь сколько она ни всматривалась, никакого присутствия, никакого следа разумной жизни, обнаружить Лилит не могла. Я задержусь здесь на недолго. Решила она. Очень уж страшно было вновь пускаться в путь, отправляться в неизвестное. Здесь, по крайней мере, хоть крыша нал головой есть. И люди - где-то невдалеке. Иначе, зачем оставлять соль и спички! И почему она не подумала о том, что те - эти "люди, оставившие соль и спички" не обязательно будут миролюбивы, лояльны по отношению к ней! Эта мысль, к сожалению, застанет Лилит совершенно неподготовленной к подобному повороту событий. Странная, совершенно новая, непривычная жизнь началась для Лилит. Ничто, ничто не соответствовало её вкусам, желаниям, темпераменту. Но даже подумать об этом Лилит не имела права, не могла себе позволить. С раннего утра вела она ежеминутную схватку за свою жизнь, за своё благополучие. Всё то, что Лилит, не задумываясь, получала, как само собой разумеющееся, всё, чем она привыкла бездумно пользоваться, здесь ей приходилось "добывать" самой. И не просто "добывать". Приходилось придумывать, как получить совершенно элементарные вещи. Что может быть проще - искупаться? Ну, ладно - помыться! Но для того, чтобы набрать воды, Лилит, с начала, отыскала спуск к реке, придумала, как будет подниматься обратно с котелком наполненным водой. Ладно, она, в конце концов, сообразила, что помыться можно прямо на берегу, вниз по течению. А вот чтобы вскипятить принесённую воду, Лилит пришлось потратить почти полдня. Очаг никак не разгорался. То ли ветки были недостаточно сухими, то ли спички какими-то неудачными... Пить некипяченую, из реки воду Лилит боялась. Она понимала, что рано или поздно ей придётся отправиться на поиски людей. Но решиться на это - оставить, хоть и не надёжную, крышу над головой, Лилит не могла. Пока, не могла. Но, если она остаётся, нужна вода. Много воды. Хижина стоит на крутом откосе. Необходимо найти удобный спуск. И проблемы не только с водой! Сколько времени и усилий потратила Лилит на то, что бы понять, как поддерживать огонь в очаге. Тех, нескольких, доставшихся ей "в наследство" спичек надолго не хватит. А еда! Можно ли есть ягоды? Грибы? Может быть, только те, что Лилит достала, разорив беличье дупло? Какие простые, может быть смешные, но жизненные, важные проблемы! Засматриваясь по вечерам на мерцание смазанных огней на далёком горизонте - гряда окаймляющих горизонт гор, переливалась разноцветной россыпью - Лилит запрещала себе строить догадки и планы. Но, всё - таки, если бы равнина была обжита! Но, как ни старалась, никаких признаков жизни на огромном пространстве трав и кустарников, небольших рощиц и пригорков, Лилит найти не могла. Даже на реке - куда уж проще путешествовать по воде - не было признаков, какой- нибудь разумной деятельности. Ничего! Ни дорог, ни любого, мало-мальски заметного движения. Ничего похожего даже на самый примитивный летательный аппарат! На какой-то день своего существования в лесной избушке, неожиданно обратила на это внимание Лилит. В тот день она поняла, что теряет счёт времени. И, почему-то, необходимо решить, как и на чём будет она отмечать мелькающие дни. Куда же она попала? И зачем? Дольше Лилит не могла себя заставить не думать об этом. Больше не могла безвольно "ждать у моря погоды". Её деятельной натуре было недостаточно круглосуточной борьбы за выживание. Лилит не видела будущего у такого образа жизни. Не могла себе позволить выживать здесь в ожидании бог знает чего! Она обязана отправиться в путь. Чем бы это и не кончилось. Тем более, никто не гарантировал Лилит, что в "избушке" её ждёт "светлое будущее". И что это такое - светлое будущее! Для каждого оно, это "будущее" - своё. И Лилит решилась. Она уходит. Решение, любое решение даёт человеку некое успокоение, даже вселяет уверенность в свои силы. Так и Лилит - она приобрела, пусть и видимую ( голосок в голове не давал забыть об этом), независимость. Можно было притвориться, что ты всё решаешь в своей жизни сам. Попроще. Поменьше рассуждай и умничай. В очередной раз остановила себя Лилит. Одним, каким бы оно и ни было правильным, чудесным решением в пути сыт не будешь. И Лилит решила запастись едой. Как, в чём и сколько она сможет взять с собой - она придумает, когда у неё будет хоть что-то съедобное. После всех своих "открытий" и "изобретений" Лилит была уверена, что справится и с этим. Пока же она отправилась на поиски пищи. За то время, что Лилит здесь, в избушке, она немного привыкла и, даже сумела сориентироваться в ближней части леса. Она уже знала, на какое расстояние может позволить себе отойти, где набрать сухих веток для очага, где под опавшей, полу прелой листвой может прятаться съедобный гриб, где - солнечная поляна с кислыми, но неядовитыми ягодами. Собирая в завязанный узлом подол платья скудную добычу, Лилит с само иронией подумала о том, что только от такого рациона стоит сбежать куда подальше. Она уже с трудом заставляла себя питаться этими - были ещё и жёлуди - дарами леса. Вот и в этот раз, стараясь не думать ни о чём "лишнем", Лилит подошла к избушке. Она уже привыкла ничего не ожидать и ничего не опасаться. Но, тут - почему-то, замедлила шаги. Она - не одна! Лилит невольно прижала руки к груди. Пусть сердце не стучит так громко! И голосок! Замолчи, не мешай слушать! Мысленно взмолилась Лилит. В избушке были люди! Кто-то - мужские голоса - то ли спорил, то ли что-то обсуждал. Разобрать со своего места, о чём говорят, Лилит не могла. А подойти ближе - опасалась.