Страница 1 из 24 - Книга "Чёрное пламя" - Аннотация - Рейтинг - Отзывы - Скачать


Пролог

Деньги и власть. Вот две самые сильные и страшные по своей могущественности вещи. Власть – это самый сильный из всех наркотиков, которые когда-либо были изобретены человечеством. А деньги – это средство, благодаря огромному количеству которого этот наркотик можно приобрести. Власть в наше время дорого стоит. Но есть люди, которые готовы пойти абсолютно на всё, чтобы власть была именно в их руках.

Планета Армикон. Страна Зергерия.

Штаб зергерских войск. Город Зерган.

5 июня 2008 года. 17:00 вечера.

Помещение представляло собой прямоугольную бетонную коробку с невысоким чуть более двух метров потолком и земляным полом. Шероховатые серые стены никогда не знавшие малярной кисти со свежей краской местами были забрызганы бурыми пятнами засохшей крови, о происхождении которых красноречиво говорили находящиеся рядом с ними немногочисленные тёмные круглые отверстия пулевых пробоин, служившие вместе с пятнами крови сомнительным украшением для этой комнаты смерти, но зато предельно ясно отражая её суть. Очень немногие покидали это место, оставаясь в живых, но многие из них понимали, что их здесь может ожидать.

По стенам помещения в очередной раз прокатился наполненный болью пронзительный женский крик, полностью заглушивший собой еле слышное гудение стоявшего в углу электрогенератора, что подавал по протянутым кабелям электрический ток в стальной стержень с тускло поблескивающим в ярком свете прямоугольной люминесцентной лампы закруглённым концом и чёрной резиновой рукояткой, за которую его в данный момент держал одетый в коричневый камуфляж зергерский солдат.

- Всё! Пока хватит! – На зергерском языке приказал ему стоявший у генератора командир подразделения зергерских войск, на котором помимо коричневого камуфляжа был надет жёлтый берет с серебристой кокардой в виде оскаленного человеческого черепа, а плечи украшали жёлтые погоны с двумя вышитыми из серебристых нитей скрещенными кинжалами. – Она ведь может и не выдержать.

Солдат послушно убрал от своей жертвы стальной стержень и отошёл в сторону. Почти сразу же крики несчастной сменились тихим прерывистым хрипением. Жертвой была молодая брюнетка примерно двадцати пяти лет одетая в майку зелёного защитного цвета без рукавов и зелёные камуфляжные штаны. Девушка стояла в центре бетонной коробки с поднятыми вверх связанными у запястий верёвкой руками, через которую она была нацеплена на свисающий с потолка железный крюк. Её длинные слипшиеся от пота тёмно-каштановые волосы облепили её щёки, а со свисающей на полузакрытые глаза чёлки упала на пол крохотная прозрачная капелька.

Девушка продолжала тяжело и хрипло дышать. Её шея и гладкая кожа подмышек лоснились от пота, а зелёная майка в тех местах, где её неоднократно касался стальной стержень была подпалена до дыр с неровными обугленными краями, через которые были видны розовые пятна свежих ожогов на белой коже. От бессилия её колени резко подкосились, и она со стоном повисла руками на крюку, при этом слегка качнувшись. Несчастная сразу же захотела снова принять стоячее положение и поэтому, попытавшись подтянуться руками, начала выпрямлять ноги, при этом опираясь ими в пол, но её мелко подрагивающие колени опять подкосились и девушка снова повисла.

- Эй! Ты не вздумать отключаться! – На ломаном эндерлийском языке сказал ей командир и, подойдя к пленнице, похлопал её по щеке. – Нас ждать очень долгий разговор. А ты так и не ответить на мои вопросы. Кто ты и на кого работать?

Девушка, приподняв лицо, посмотрела на него своими тёмно-карими потемневшими почти до черноты глазами и презрительно прищурившись, произнесла:

- Ты можешь меня пытать либо пока я не сдохну, либо пока не сдохнет твой генератор, но я всё равно тебе ничего не скажу. Когда же вы идиоты поймёте, что с нами бороться просто бесполезно? Вы проиграли войну, которую начали…

Резкий удар в живот оборвал её речь на полуслове и почти сразу же к горлу подкатил горький комок рвоты, после чего девушка, замолчав, хрипло закашлялась. Она знала, что задела его за живое. На это и был сделан расчёт. Его нужно было спровоцировать именно на спор, а не на допрос с применением электрического тока, чтобы протянуть время как можно дольше. Прислушавшись к своим ощущениям и поняв, что сможет ещё выдержать два или три полученных разряда, но зная, что лучше в таких ситуациях продолжать притворяться более слабой, чем есть на самом деле, девушка, изображая из себя умирающую, со стоном приподняла лицо и, растянув тонкие губы в презрительной усмешке, хрипло, но довольно чётко приговорила:

- Ты знаешь, что я права. Так хоть имей мужество признать это.

Командир пристально посмотрел на неё, будто раздумывая – ударить её ещё раз или нет, а потом вдруг согласно кивнул и спокойно произнёс:

- Да, мы проиграть война. И из-за вас был свергнуть наш президент. Но вы говорить, что официально война закончен, а сами снова находится у нас здесь. Вы нам не давать наводить порядок в нашей страна! Так зачем вы опять пришли?

Поняв, что затеянный было спор начал плавно переходить в допрос, девушка слабо тряхнула головой, чтобы убрать с глаз мокрую чёлку и, придя к выводу, что дальше ей тянуть время уже вряд ли дадут, просто сказала:

- Это очень большой секрет.

От её ответа зергерский командир просто пришёл в ярость. Он зарычал и, сверля пленницу бешеным взглядом, стал что-то кричать на своём зергерском языке. Судя по всему, он выплёскивал в её адрес страшные ругательства. Видимо ругательств на эндерлийском языке он не знал, иначе, несомненно, стал бы применять именно их. Представив, как бы они искажённо звучали из его уст, девушка неожиданно не сколько для самой себя, а сколько для присутствующих здесь зергерского командира и солдата весело рассмеялась хрипловатым смехом. Увидев, что измученная пыткой током еле живая пленница неизвестно чему смеётся, командир осёкся и сразу же замолчал. После чего повернулся к стоявшему у тихо гудящего электрогенератора солдату и, махнув ему рукой отдавая команду – приступать, спокойно произнёс:

- Я не знать, что вас так смешить, но я вам обещать, что больше вам смеяться уже не будете никогда. Мы вас сейчас будем убивать. Медленно.

Приняв его слова к сведению и не имея ни причин, ни желания им не верить, девушка вся целиком и полностью напряглась, приготовившись в самый первый попавшийся подходящий момент начать атаку, а затем, подпустив подошедшего к ней зергерского солдата достаточно близко, резко выбросила левую ногу вперёд, целясь ему тяжёлым армейским ботинком в промежность. Удар словно выпущенный из пушки почти в упор снаряд поразил цель и солдат громко вскрикнув, выронил из рук стальной стержень и, схватившись обеими руками за пострадавшее место, упал на колени. Следующий удар носком ботинка пришёлся ему в незащищённое горло, и он мучительно хрипя, головой вперёд повалился на земляной пол. Командир, несмотря на достигнутый пленницей элемент неожиданности, сумел среагировать довольно быстро.

Он тут же рванулся к ней, на ходу хватаясь за пристёгнутую к поясу кобуру, но девушка, сильно оттолкнувшись ногами о лежавшего на полу продолжающего страшно хрипеть зергерского солдата, тут же превозмогая боль в плечевых суставах, резко подтянулась руками, подняв своё тело параллельно полу, а затем, запрокинув свои ноги командиру на плечи, зажала его шею между двумя сведёнными вместе коленями. От осознания, что попал в смертельную ловушку, командир зергерского подразделения мгновенно покраснел и дико крича начал отчаянно вырываться. Девушку от его рывков мотало из стороны в сторону, а ноющая боль в плечевых суставах казалась просто невыносимой. Устав пытаться его удерживать на месте, она сжала коленями его шею ещё сильнее, а затем сделав резкое движение обеими ногами, её свернула.

Командир мгновенно обмякнув повалился сверху на лежавшего на полу уже не подающего признаков жизни солдата, а измученная пленница опёршись ногами об их тела приподнялась и сняла с крюка связанные руки. Освободившись, девушка первым делом обыскала тела в поисках оружия. Найдя пистолет и нож, она сначала освободила руки, разрезав ножом верёвки, а уже потом, сняв пистолет с предохранителя и передёрнув затвор, медленными осторожными шагами приблизилась к железной двери. Тихо вздохнув, специальный агент ФРС Каролина Би’Джей Олисен держа пистолет у правого плеча, медленно открыла дверь и выскользнула наружу.