Перелетная элита


 

Новая книга Юрия Полякова несет заряд иронической бодрости, который наверняка заденет немало граждан из разряда тех, кого автор назвал перелетной элитой. И речь даже не о властителях либеральных дум, срочно покидающих ставшую вдруг неласковой к ним Русь ради берегов туманного Альбиона или солнечного Брайтон-бич. Сравнение знаменитого писателя гораздо жестче. «Я всегда думал, что, сожрав все в одном месте, перелетает на другое саранча, а не национальная элита, – пишет он. – Перелётная элита – особая примета новой России».

Все произведения, вошедшие в издание, нацелены на тех, кто, подобно саранче, поглощает нашу Родину, оставляя за собой выжженную землю и выжженные души. Но как предупреждение, эта книга обращена, прежде всего, к русским людям, противостоящим этому опустошению.

 

Когда мы теряем… Юрию Мееровичу посвящается


Всегда есть что-то, о чем хотелось бы подумать вслух, сказать своему читателю, но что не уместилось в книгу…

Я долго шла к этому дню. Шла с опаской. Все копила в себе силы, искала возможности, сомневалась, стоит ли вообще это делать… В один из таких дней, исполненных сомнений, я вдруг встретила человека, олицетворяющего собой целую веху в литературной жизни моего родного края. Он привычно улыбнулся не только уголками губ, но и глазами, в которых затаилась усмешка. Так всегда бывало, когда его искренне интересовал предмет беседы. Разумеется, говорили о книгах. Он, как всегда, спрашивал, когда же я позову его на презентацию. Ведь он столько моих работ читал и рецензировал, мы часами спорили обо всем на свете, находя в этом удовольствие и делаясь поистине счастливыми от этих литературных споров…

Доброта или Пускают ли в рай на чужих плечах?..


Всегда есть что-то, о чем хотелось бы подумать вслух, сказать своему читателю, но что не уместилось в книгу…

Всех нас и каждого в частности кто-то более мудрый и сильный свыше (очевидно, Бог) создал для того, чтобы самое прекрасное — окружающий нас мир — постоянно совершенствовалось. Стало быть, для созидания и доброты… Каждый свой день и в каждом шаге мы ищем смысл бытия, углубляясь в суть вопроса до такой степени, что появляется лишь еще больше новых вопросов без ответов. Кто-то берется, в конце концов, утверждать, что смысл в том, что его нет вовсе. Иные уверены, что он есть, но недоступен нашему пониманию, что это выше нас. Есть и те,  кто полагает, что смысл жизни скрыт в ее праздности и яркости. Словом, мнений немало,  и сколько бы ни было предположений, каждый день — шаг за шагом — мы продолжаем свой  собственный путь. Но чем он наполнен? Что мы видим в конце каждого дня? Отправляясь на заре в мир, что мы привносим в него к закату?..

В «гравитационном колодце»


«Выход в свет книжного издания романа Роберта Ибатуллина „Роза и червь“ немного оживил надежды любителей/читателей прежде всего „НФ“, хотя вызвал маленький всплеск старого спора о дефинициях. В современных терминах это не совсем НФ, оказывается, а „космоопера“ с чертами „новой космооперы“…»

Письма о добром


Дмитрий Сергеевич Лихачев – человек, чье имя известно во всем мире, выдающийся знаток отечественной и мировой культуры, избранный почетным членом многих зарубежных академий, глубокий мыслитель и общественный деятель. В нем, как считают многие, преломился весь ХХ век. От начала и до конца… «Богатырь духа, прекрасный пример человека, который сумел осуществить себя», – писал о нем Даниил Гранин.

«Письма о добром» переводят в разных странах мира. Вот что пишет сам Дмитрий Сергеевич в предисловии к японскому изданию: «По моему глубокому убеждению добро и красота едины для всех народов. Едины – в двух смыслах: правда и красота – вечные спутники, они едины между собой и одинаковы для всех народов. Ложь – зло для всех. Искренность и правдивость, честность и бескорыстие всегда добро. В своей книге я пытаюсь самыми простыми доводами объяснить, что следование путем добра – путь самый приемлемый и единственный для человека. Он испытан, он верен, он полезен – и человеку в одиночку и всему обществу в целом…»

В книгу также вошли заметки и публицистические статьи разных лет.

Убийство как одно из изящных искусств


Английский писатель, ученый, автор знаменитой «Исповеди англичанина, употреблявшего опиум» Томас де Квинси рассказывает об убийстве с точки зрения эстетических категорий. Исполненное черного юмора повествование представляет собой научный доклад о наиболее ярких и экстравагантных убийствах прошлого. Пугающая осведомленность профессора о нашумевших преступлениях эпохи наводит на мысли о том, что это не научный доклад, а исповедь убийцы. Так ли это на самом деле или, возможно, так проявляется писательский талант автора, вдохновившего Чарльза Диккенса на лучшие его романы? Ответить на этот вопрос сможет сам читатель, ознакомившись с книгой.

Конспект истории и патология общества


Данная книга-эссе Марка Бойкова, философа по образованию и личному призванию, является продуктом глубокого изучения природы, общества и человека в марксистско-ленинском формате на протяжении всей своей жизни. Неоднократно битый карьеристами, завистниками и просто подлецами, он сохранил свою верность учителям и простым людям ради их позитивного развития и гармонизации жизни на Земле.

Собрание сочинений. Том 1. Столбцы и поэмы (1926 — 1923); Стихотворения (1932 — 1958); Стихотворения разных лет; Проза


Заболоцкий Н. А. Собрание сочинений: В 3-х т. — М.: Худож. лит., 1983. — Т. 1. Столбцы и поэмы 1926—1933; Стихотворения 1932—1958; Стихотворения разных лет; Проза. Предисловие Н. Степанова; Примеч. Е. Заболоцкой, Л. Шубина. 1983. — 655 с. В первый том Собрания сочинений Н. А. Заболоцкого (1903—1958) вошли четыре книги: «Столбцы и поэмы» (1926— 1933), «Стихотворения» (1932—1958), «Стихотворения разных лет, не включенные автором в основное Собрание», «Проза». • /Электронную публикацию подготовил: Александр Продан./