Личность в истории (сборник)


В страшные дни войны, когда немцы рвались к Москве, на стол к Иосифу Сталину попала пьеса А. Н. Толстого об Иване Грозном. Прочитав ее и, видимо, о чем-то раздумывая, Сталин несколько раз написал на задней стороне обложки одно слово – «Учитель».

Учитель… но в чем? Сталинская любовь к Грозному связана с неким важнейшим вопросом, который когда-то задал наш великий историк Карамзин. И ответ, на который скрывает история самого загадочного и самого кровавого из русских царей…

Моя вселенная


«Я открыла глаза, когда самолет подлетал к Ницце и всех пассажиров попросили пристегнуться ремнями. В окно было видно море, береговая линия лазурного побережья юга Франции. Солнце, опередив нас, уже ушло на запад, и на Ниццу опустился теплый вечер позднего лета. У меня гулко забилось сердце. Получив письмо по электронной почте, я так и не поняла, будет ли Дэвид встречать меня в аэропорту или я должна взять такси и добираться сама. В письме был указан адрес виллы, и это сбивало меня с толку. Но в то же время в письме были слова: «Встреча в аэропорту. Сообщи мне дату прилета и номер рейса». Дэвид, как правило, не встречал меня, чтобы нас не увидели вместе. Исключением был только один раз, когда, встретив меня в аэропорту, он обозначил свое внимание ко мне…»

Смертная чаша


Во времена Ивана Грозного над Россией нависла гибельная опасность татарского вторжения. Крымский хан долго готовил большое нашествие, собирая союзников по всей Великой Степи. Русским полкам предстояло выйти навстречу врагу и встать насмерть, как во времена битвы на поле Куликовом.

17 левых сапог


Роман «17 левых сапог» (1964–1966) впервые увидел свет в Дагестанском книжном издательстве в 1967 г. Это был первый роман молодого прозаика, но уже он нес в себе такие родовые черты прозы Вацлава Михальского, как богатый точный русский язык, мастерское сочетание повествовательного и изобразительного, умение воссоздавать вроде бы на малоприметном будничном материале одухотворенные характеры живых людей, выхваченных, можно сказать, из «массовки».

Только в 1980 г. роман увидел свет в издательстве «Современник». «Вацлав Михальский сразу привлек внимание читателей и критики свежестью своего незаурядного таланта», – тогда же написал о нем Валентин Катаев.

Многие тысячи читателей с неослабеваемым интересом читали роман «17 левых сапог», а вот критики не было вообще: ни «за», ни «против». Лишь фигура умолчания. И теперь это понятно. Как писал недавно о романе «17 левых сапог» Лев Аннинский: «Соединить вместе два „плена“, два лагеря, два варианта колючей проволоки: сталинский и гитлеровский – это для тогдашней цензуры было дерзостью запредельной, немыслимой!»

Я действительно люблю тебя…


Опасное приключение в джунглях Сан-Лоренсо наконец закончилось, и наши герои вернулись к обычной жизни. Родители Арнольда вернулись вместе с ним в Хиллвуд и теперь в жизни парня есть, казалось бы, всё: Родители, бабушка, дедушка, друзья и, как оказалось, любовь о которой он и не подозревал. Но в какой-то момент всё идёт совершенно не по плану, который уже выстроил в своей репоголовой голове Шотмен.  

Спаси меня, Хельга


Иногда, даже самая сильная личность может сломаться всего лишь из-за одного события. Из-за одного маленького недоразумения, которое, как по накатанной, превращается в большой ком страданий и одиночества.  Знакомо ли вам это чувство? Когда изо дня в день часть вашей души тихо умирает, причиняя всё больше боли. Ты замыкаешься в себе, не в силах более выносить эти муки и в конце концов теряешь всё — друзей, родных, веру в себя и желание жить…

Очередной спор между братьями Уизли


Это — очередной их спор. Фред Уизли проиграл своему брату и теперь должен был поцеловать заучку Гермиону Грейнджер. Что же будет дальше с этой парой? Как после поцелуя они будут себя вести? Прочитайте и узнаете