Счастье впятеpом


Екатеpина Гольцбеpг

Счастье впятеpом

Лето! Hеимовеpная жаpа душит гоpод. Асфальт плавится, оставляя на pебpистых подошвах моих "тpактоpов" масляные следы пpичудливых фоpм. Я шагаю, печатая шаг, по Искpовскому пpоспекту, солнце pвется в мои глаза сквозь чеpно-синие стекла, "Garbage" в наушниках кpичит мне о том, что я "look so fine!" Да! Да! Я действительно "look so fine" — загоpелая, сильная и жажду счастья каждой клеточкой тела! Счастье ждет меня на 11 этаже большого дома-коpабля, там, где живет Катя, там, где мы все любим дpуг дpуга.

Hо по поpядку. Пpежде всего, у нас все лето — семья. Я, Катя и Андpей. Они пpишли ко мне, когда меня не было дома (я, измученная ночными пpеддипломными бдениями, доведенная до полуистеpики, гуляла с собакой во двоpе) и пpинесли наш обычный с Катей (она-то моя стаpая подpужка) набоp: несколько пакетиков быстpоpаствоpимого "Hескафе" и по булочке с маком. Андpюшка был стpанный. Моя ма…

О Степном волке


Герман Гессе

О Степном волке

Предприимчивому владельцу одного маленького зверинца удалось ангажировать на короткое время известного Cтепного волка Гарри. Он плакатами возвестил об этом событии по всему городу, надеясь на увеличение притока посетителей в свой балаган, и в этой надежде ничуть не обманулся. Повсюду люди слышали разговоры о Степном волке, легенда об этой бестии стала излюбленной темой для разговоров в образованных кругах, каждому хотелось узнать то одно, то другое об этом звере, и мнения на сей счет были весьма расхожими. Некоторые полагали, что такой зверь как Степной волк во всех отношениях представляет собой сомнительное, опасное и нездоровое явление, что он якобы только глумится над порядочными гражданами, срывает рыцарские изображения со стен просветительских храмов, насмехается даже над самим Иоганном Вольфгангом фон Гете, и поскольку этой Степной твари ничто не свято и на какую-то часть молодежи она действует заразительно и возбуждающе, то следует в…

О старости


Герман Гессе

О старости

Старость — это ступень нашей жизни, имеющая, как и все другие ее ступени, свое собственное лицо, собственную атмосферу и температуру, собственные радости и горести. У нас, седовласых стариков, есть, как и у всех наших младших собратьев, своя задача, придающая смысл нашему существованию, и у смертельно больного, у умирающего, до которого на его одре вряд ли уже способен дойти голос из посюстороннего мира, есть тоже своя задача, он тоже должен исполнить важное и необходимое дело. Быть старым — такая же прекрасная и необходимая задача, как быть молодым, учиться умирать и умирать — такая же почтенная функция, как и любая другая, — при условии, что она выполняется с благоговением перед смыслом и священностью всяческой жизни. Старик, которому старость, седины и близость смерти только ненавистны и страшны, такой же недостойный представитель своей ступени жизни, как молодой и сильный, который ненавидит свое занятие и каждодневный труд и старается от них…

То далекое первое дело


Марат Гогуев

То далекое первое дело

пародии

Там что-то происходит… Hет там точно что-то… Открою и узнаю, что же там… Водка мордобой. Строители компрессор отбойный молоток. Асфальт долбят.

Ах твою! Аааа… будильн…ик… Да убейся ты звонить! Время. Худмудработа. Потом вечер, два потом, три потом. Проснуться. Телевизор. Меня поднимет. Меня разбудит телеви. Ого, и крышка с колонки слетела. Эйхх! И все ж зря он ночью закатился со своим "А ну убавь, громко". -theнуки! А вдруг найдут? Когда-нибудь точно найдут. -soyouкентэйкtheкуки! Так. Постель. Ага. Да. Хозяйственный. Как бомж. Hа лавке ранним. Солнечным весенним. Журчащим звенящим. Утром постклимактических старух. Чай кофе кофе нет привычка. Бээээээоаоуу. Будет вечер, будет и кофе не забы купи. Ча. Чайник! Уже. Ить их мать, и чаю. С чем с чем с чем у нас сегодня? С сахаром. Сахар? От. И масла нет. Бутероброддо. Колбаса была. Тут. Есть. Хлеб. Черный ладно где еще наша не пропадала мать-перем…

Череда снов


Герман Гессе

Череда снов

Мне казалось, что время тянется бесконечно долго, час за часом, бесполезно, а я все сижу в душной гостиной, через северные окна которой виднеется ненастоящее озеро и фальшивые фьорды; и меня притягивает и влечет к себе только прекрасная и странная незнакомка, которую я считаю грешницей. Мне обязательно нужно разглядеть ее лицо, но ничего не получается. Лицо ее смутно светится в обрамлении темных распущенных волос, все оно — заманчивая бледность, ничего больше. Глаза у нее, скорее всего, темно-карие, я уверен — они именно карие, но, кажется, тогда они не подходят к этому лицу, которое взгляд мой силится различить в этой расплывчатой бледности, но я точно знаю, что черты его хранятся в дальних, недоступных глубинах моих воспоминаний.

Наконец что-то переменилось. Вошли те двое. Они поздоровались с красивой дамой и были представлены мне. "Обезьяны", — подумал я и тут же рассердился сам на себя, ведь я просто за…

Невеста


Герман Гессе

Невеста

Синьора Риччиотти, с недавних пор поселившаяся вместе с дочерью Маргаритой в гостинице "Вальдштеттер Хоф" в Бруннене, принадлежала к тому типу белокурых и нежных, несколько вялых итальянок, что нередко встречается в Ломбардии и близ Венеции. Ее пухлые пальчики были унизаны дорогими кольцами, а весьма характерная походка, которая в те времена еще отличалась величаво-мягкой упругостью, все более и более напоминала уже манеру двигаться тех, о ком говорят "переваливается, как утка". Элегантная и, несомненно, в юности привыкшая к поклонению, синьора выделялась своей представительной внешностью, она носила изысканнейшие туалеты, а по вечерам пела под аккомпанемент фортепиано; голос у нее был хорошо поставленный, хоть и небольшой и, пожалуй, чуть слащавый, пела она по нотам, причем держала их перед собой, изящно округлив полные короткие ручки и отставив мизинец. Приехала она из Падуи, где ее муж, ныне покойный, ког…

Работы и дни


Гесиод

(кон. VIII — нач. VII вв. до н. э.)

Работы и дни

Вас, пиерийские Музы, дающие песнями славу, Я призываю,- воспойте родителя вашего Зевса! Слава ль кого посетит, неизвестность ли, честь иль бесчестье Все происходит по воле великого Зевса-владыки. Силу бессильному дать и в ничтожество сильного ввергнуть, Счастье отнять у счастливца, безвестного вдруг возвеличить, Выпрямить сгорбленный стан или спину надменному сгорбить Очень легко громовержцу Крониду, живущему в вышних. Глазом и ухом внимай мне, во всем соблюдай справедливость, Я же, о Перс, говорить тебе чистую правду желаю. Знай же, что две существует различных Эриды на свете, А не одна лишь всего. С одобреньем отнесся б разумный К первой. Другая достойна упреков. И духом различны: Эта — свирепые войны и злую вражду вызывает, Грозная. Люди не любят ее. Лишь по воле бессмертных Чтут они против желанья тяжелую эту Эриду. Первая раньше второй рождена многосумрачной Ночью; Между корнями земли поместил ее корм…

Август


Герман Гессе

Август

На улице Мостакер жила одна молодая женщина, и отняла у нее злая судьба мужа сразу после свадьбы, и вот теперь, одинокая и покинутая, сидела она в своей маленькой комнатке в ожидании ребенка, у которого не будет отца. Осталась она совершенно одна, и потому все помыслы ее покоились на этом не рожденном еще ребенке, — и чего только не придумывала она для своего дитяти, все самое прекрасное, необыкновенное и чудесное, что есть на свете, сулила она ему. Она воображала, что ее малютка живет в каменном доме с зеркальными окнами и фонтаном в саду и что будет он по меньшей мере профессором, а то и королем.

А по соседству с бедной госпожой Элизабет жил один старик, который лишь изредка выходил из дому и представал тогда маленьким седым гномом с кисточкой на колпаке изеленым зонтом, спицы которого были сделаны из китового уса, как в старину. Дети боялись его, а взрослые считали, что неспроста он сторонится людей. Случалось, что он …

Статья, не принятая в газеты


Глущенко Сева

Статья, не принятая в газеты

Здравствуй, малыш!

Сегодня я расскажу тебе сказку о добром старом священнике и злом телеканале HТВ. Слушай. Жил был один священник и было ему много-много лет. Всю свою жизнь он постился и молился, поэтому совсем исхудал. Остались у него кожа да кости, да еще открытая душа и большие голубые глаза. Hикогда, никогда в своей жизни он не прикасался к женщинам, не пил вина, а про существование денег и вовсе не знал. Только, что о них в газетах писали. Зато он воспитывал нескольких мальчиков-сирот, таких как ты, малыш. Такой уж он был святой человек. И еще. Он никогда, ну почти никогда, не смотрел телевизор. Разве что самые благочестивые программы. Hо таких, дружок, в телевизоре показывают мало, поэтому он предпочитал его не смотреть вовсе. И вот однажды открывает он программу передач, чтобы узнать когда будет его любимая благочестивая программа и видит страшное слово "искушение". Сначала подумал священник, что ему…

Фальдум


Герман Гессе

Фальдум

ЯРМАРКА

Дорога в город Фальдум бежала среди холмов то лесом, то привольными зелеными лугами, то полем, и чем ближе к городу, тем чаще встречались возле нее крестьянские дворы, мызы, сады и небольшие усадьбы. Море было далеко отсюда, никто из здешних обитателей никогда не видел его и мир состоял будто из одних пригорков, чарующе тихих лощин, лугов, перелесков, пашен и плодовых садов. Всего в этих местах было вдоволь: и фруктов, и дров, и молока, и мяса, и яблок, и орехов. Селения тешили глаз чистотой и уютом; и люди тут жили добрые, работящие, осмотрительные, не любившие рискованных затей. Каждый радовался, что соседу живется не лучше и не хуже его самого. Таков был этот край — Фальдум; впрочем, и в других странах все тоже течет своим чередом, пока не случится что-нибудь необыкновенное.

Живописная дорога в город Фальдум — и город, и страна звались одинаково — в то утро с первыми криками петухов заполнилась н…