Из заметок «В связи с великим землетрясением»


Рюноскэ Акутагава

Из заметок «В связи с великим землетрясением»

Я благонамеренный гражданин. Но Кикути Кану, на мой взгляд, этого качества недостает.

Уже после того как было введено чрезвычайное положение, мы с Кикути Каном беседовали о том о сем, покуривали сигареты. Я говорю «беседовали о том о сем», но, естественно, наш разговор вертелся вокруг недавнего землетрясения. Я сказал, что, как утверждают, причина пожаров – мятеж взбунтовавшихся корейцев. «Послушай, да это же вранье», – закричал в ответ Кикути. Мне не оставалось ничего другого, как согласиться с ним: «Да, видимо, и в самом деле вранье». Но потом, одумавшись, я сказал: «Говорят, что эти корейцы – агенты большевиков». – «Послушай, да это же в самом деле чистое вранье», – опять стал ругаться Кикути. И я снова отказался от своего предположения: «Может, и в самом деле вранье».

На мой взгляд, благонамеренный гражданин – это тот, кто безоговорочно верит в существование заговора большевиков и взбунтовавш…

Блокадная книга


900 БЛОКАДНЫХ ДНЕЙ

900 дней противостоял Ленинград вражеской осаде, и каждый из этих дней был отмечен высокой боевой и трудовой доблестью ленинградцев. Никакие лишения и страдания блокадного времени не поколебали их верности социалистической Родине.

Грандиозная битва за Ленинград началась в первой половине июля 1941 года, когда немецко-фашистские войска, захватившие часть Прибалтики, устремились к городу на Неве. В планах гитлеровского командования его захвату отводилось важное место. Оно учитывало не только экономическое и стратегическое значение города Ленина, но и тот факт, что он является колыбелью Великого Октября. Захват Ленинграда по расчетам немецких генералов должен был предшествовать взятию Москвы.

По указанию Политбюро ЦК ВКП(б) Ленинградская партийная организация, представлявшая собой боевой, закаленный отряд партии, возглавила всю политическую, военную и хозяйственную жизнь города. В короткий срок в действующую армию из Ленинграда было направлено 300 т…

Разговор на берегу


Аркадий Григорьевич Адамов

Разговор на берегу

Стефан Цвейг как-то писал, что книги рождаются из самых различных чувств, и одна из его блестящих работ — о Магеллане — родилась, как он сам говорит, из чувства пристыженности, которое он пережил при переходе Атлантики на большом комфортабельном лайнере. Его вдруг стала раздражать монотонность этого спокойного плавания. И писатель подумал, что же должны были пережить мореплаватели во главе с отчаянным Магелланом на том же самом пути через Атлантику, только за четыреста лет до него, Цвейга, на своих утлых суденышках? Ничто не заставило их повернуть назад, все неслыханные трудности и опасности не сломили их дух. И Цвейг устыдился чувства раздражения, овладевшего им. Из этого-то ощущения стыда, как уверяет Цвейг, родилась его книга о Магеллане.

Я думаю, что каждая заметная книга рождается, а точнее, зарождается из чувства, будь то стыд или ненависть, раскаяние, любовь, восхищение или, например, досада.

Наконец, следу…

The World is Flat


Thomas Friedman

The World is Flat

How the World Became Flat

ONE: While I Was Sleeping

To Matt and Kay and to Ron

Your Highnesses, as Catholic Christians, and princes who love and promote the holy Christian faith, and are enemies of the doctrine of Mahomet, and of all idolatry and heresy, determined to send me, Christopher Columbus, to the above-mentioned countries of India, to see the said princes, people, and territories, and to learn their disposition and the proper method of converting them to our holy faith; and furthermore directed that I should not proceed by land to the East, as is customary, but by a Westerly route, in which direction we have hitherto no certain evidence that anyone has gone.

–Entry from the journal of Christopher Columbus on his voyage of 1492

No one ever gave me directions like this on a golf course before: “Aim at either Microsoft or IBM.” I was standing on the first tee at the KGA Golf Club in downtown Bangalore,…

Любите ли вы фантастику так


Дмитрий Байкалов, Андрей Синицын

Любите ли вы фантастику так

Записки на полях

Несколько слов о любви. Я люблю фантастику. Люблю по многим причинам.

Генрих Альтов

Любовь, как известно, очень тонкое и неоднозначное чувство. И очень многое порой зависит не столько от предмета любви, сколько от самого воздыхателя. Его характера, представления об окружающей реальности и месте, которое занимает его личность в этой реальности.

Безумные персонажи пьесы «В ожидании его» А. и Б., известные своей патологической любовью к фантастике, так никого и не дождавшись, решили сопоставить свои внутренние ощущения с мнением различных жителей Континента.[1] Для этого они составили Опросник, который, по их мнению, должен был разрешить все существующие проблемы и привести мир к гармонии и процветанию. После чего А. и Б. двинулись по долам и весям с Опросником в руках и решимостью в глазах. Множество испытаний им довелось пройти: и огнем и водой, кое-где медными трубами, а кое-гд…

Аркадий и Борис Стругацкие: двойная звезда


Вишневский Борис Лазаревич

Аркадий и Борис Стругацкие: двойная звезда

Автор выражает свою глубокую признательность

Михаилу Амосову, Юрию Флейшману, Владимиру Борисову, Константину Селиверстову, Вере Камше, Андрею Болтянскому, Ольге Покровской, Юрию Корякину, Николаю Ютанову, Владимиру Медведеву и многим другим, благодаря которым эта книга увидела свет.

Отдельная благодарность –

Борису Натановичу Стругацкому, без многолетнего общения с которым о написании этой книги просто не могло быть и речи…

Использованы фотографии

Яны Ашмариной, Людмилы Волковой, Екатерины Шуваловой, Александра Воронина, Дмитрия Кощеева, Юрия Липсица, Сергея Подгоркова, Вячеслава Рыбакова и автора этой книги, а также фотографии из архивов Б.Н. Стругацкого, группы «Людены» и издательства «Terra Fantastica».

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я рано научился читать и всегда читал много. Конечно, как всякий нормальный мальчишка, я любил играть в футбол, гулять с товарищами и ходить в к…

Люди, лодки, море


Люди, лодки, море Александра Покровского

Командир корабля покидает корабль последним.

Корабельный Устав ВМФ

Насчет осьминога – сущая правда, а поскольку природа не балует нас принципиальным разнообразием, то и люди умирают по той же причине – нет интереса к жизни. Пока я не начал писать, мне было плохо. Как только написал несколько рассказиков, сразу стало лучше. Писал – смеялся.

В моих рассказиках основное то, что человек там выживает при любых обстоятельствах. Жажда жизни – вот что мне хочется показать. Мои герои сражаются, ругаются, пьют, любят женщин. Им бывает больно, страшно, но все это разбивается о колоссальное жизнелюбие.

Когда у меня что-то не получается, начинаю себя уговаривать: «Все будет хорошо!» (100 раз), «У тебя все впереди!» (100 раз), «Жизнь только начинается!» (100 раз), «У тебя все получится!» (100 раз). И еще думаю над рассказами, говорю со своими героями и всячески про себя болтаю, играю, на ходу придумываю всякие шутки. Могу перед зерка…

Путь к Апокалипсису: стук в золотые врата


Юрий Воробьевский

Путь к Апокалипсису: стук в золотые врата

Издание 3-е, дополненное.

АМЕРИКА: ЦАРСТВО СМЕРТИ

(Вместо предисловия)

Когда эта книга была уже готова к выходу, мир узнал о бомбовом «пасхальном подарке» Запада. Подарке, адресованном православным сербам и черногорцам. Он заставляет вновь задуматься о сакральном происхождении современной политики, идеологии, морали.

Свет приходит с Востока, погибель – с Запада. В таинственном пространстве за Геркулесовыми Столбами древние угадывали царство смерти. И вот это царство послало свои «Фантомы» бомбить Пасху, праздник Жизни Вечной.

…Уже получив боговдохновенную Библию-Тору, жестоковыйные евреи многократно склонялись перед кровавыми богами своих соседей. В огонь – Ваалу, Молоху или Астарте – шли первенцы, младенцы. Отпавших пророки возвращали в лоно истинной веры, но парнокопытные следы – обмана и смерти – оставались в душах. В среде «мудрецов» копились жутковатые устные предания. И…

Еврейский вопрос глазами американца


Дэвид Дюк

Еврейский вопрос глазами американца

Моё исследование

Я посвящаю данную работу доктору Израилю Шааку, жертве еврейского Холокоста и гражданину Израиля, который проявил моральное и интеллектуальное мужество, бросив вызов доктрине Еврейского Превосходства, которая представляет опасность как для евреев, так и неевреев.

НЕУСВОЕННЫЙ НАМИ УРОК

Еврейский вопрос ещё так и не вызрел в России. В массовом сознании русских еврейство не отличаемо, не распознаваемо как враг, как источник зла, как колорадский жук, как саранча, уничтожающие национальные корни нашего Отечества, иначе бы Мы не выбирали подобных губернаторов, не отдавали голоса антинациональной Думе, не терпели навязанного нам правительства. Но это вовсе не значит, что тщетны заветы Серафима Саровского, Иоанна Кронштадского, Иоанна Златоуста, Иоанна Грозного, Екатерины Великой, Александра III, Николая II, уроки Достоевского, Гоголя, Победоносцева, заповедовавших нам одолевать заразу. Сегодня этог…