Для японцев он стал японцем. Апостольский путь святителя Николая (Касаткина)


В книге Наталии Скоробогатько «Для японцев он стал японцем: Апостольский путь святителя Николая (Касаткина)» представлено житие святого равноапостольного Николая Японского. Издание содержит фотографии угодника Божия, тропарь и кондак ему.

«Не было человека в Японии, после императора, который пользовался бы в стране такою известностью. В столице Японии не нужно было спрашивать, где Русская Православная Миссия, довольно было сказать одно слово „Николай“, и буквально каждый рикша сразу знал, куда нужно было доставить гостя Миссии. И православный храм назывался „Николай“, и место Миссии также „Николай“, даже само Православие называлось именем „Николай“».

Марли и я: жизнь с самой ужасной собакой в мире


Реальная история, которая легла в основу знаменитого фильма. У молодоженов Джона и Дженни много грандиозных планов на будущее: покупка дома, рождение детей. Но для начала они решают осуществить общую мечту детства и завести собаку. Тогда они и представить не могли, что этот веселый и своенравный пес полностью перевернет их жизнь…

Эта забавная и трогательная история не оставит равнодушным никого!

Исповедь дивергента. За кулисами большой политики и большого спорта


Жизнь на высших этажах власти в нашей стране окутана мифами и легендами. Известных политиков то делают кумирами, то обвиняют во всех смертных грехах. Андрей Вульф – культовый телеведущий в лихие девяностые, депутат Государственной думы – в нулевые, крупный чиновник – в десятые поможет вам расстаться с этой вредной привычкой. Соратник Бориса Немцова, несколько лет проработавший в госаппарате, многое знает о бывших коллегах. Он расскажет о встречах с Ириной Хакамадой, Иосифом Кобзоном и Василием Шандыбиным. Вы узнаете, как готовилась Олимпиада в Сочи и как на самом деле построены взаимоотношения представителей власти. Эта книга – идеальное практическое пособие для тех, кто хочет узнать, что скрывается за кулисами большой политики и большого спорта нашей страны.

Очень простое открытие. Как превращать возможности в проблемы


Лучшие тексты суперзвезды российского Фейсбука Владимира Гуриева впервые собраны под одной обложкой. Хорошо ли опаздывать в древнерусскую школу, живем ли мы в симуляции, почему пакеты для молока такие неудобные, отчего вымерли великие русские писатели и поэты, этично ли покупать новую рыбку, если старая еще жива, но приболела, – и это только малая часть вопросов, которыми задается автор. Плохая новость: ответов у него обычно нет. Хорошая: следить за поисками обычно очень интересно. И да, если опоздать в древнерусскую школу и потерять тетрадку с домашним заданием, то наверняка останешься в веках.

Содержит нецензурную лексику.

Уэйн Гретцки. 99. Автобиография


В 1999 году Гретцки попал в Зал хоккейной славы. Номер 99 навсегда закрепили за ним. Автобиография Уэйна – история, как простой парень из пригорода Брантфорда смог стать мировой легендой. Гретцки рассказывает о напарниках, соперниках, ключевых событиях, времени «Первоначальной шестерки», играх Суперсерии СССР – Канада и своей жизни.

История о том, как простой парень сделал хоккей великим.

Раздел Антарктиды: готовы ли мы?


Глобальное противостояние достигло предела. В данной работе поднимаются темы: «Россия готовится к решительной битве за южный континент – Антарктиду», «Новейшее стратегическое оружие Соединённых Штатов. Новое виденье победы в глобальных конфликтах».

Задонский чудотворец в воспоминаниях келейников


Записки Ивана Ефимова, как и записки Василия Чеботарева, конечно, не являются цельным жизнеописанием Святителя. Лишенные строгой хронологической последовательности, они посвящены, главным образом, описанию отдельных, особенно запомнившихся келейникам событий из жизни преосвященного Тихона, о которых они слышали из его уст или свидетелями которых были сами. В. И. Чеботарев дополнил свои личные воспоминания достоверными рассказами о Святителе других близких к нему людей. Это драгоценные для духовной пользы читателей черты земной жизни Преосвященного, фрагменты из его наставлений, описание благодатных видений Святителя и таинственных предзнаменований его будущей славы. Записки дышат безыскусственной простотой и искренностью. Повествование, не ориентированное на образец, чуждое каких-либо заимствований, сообщает всему рассказу характер чистого свидетельства. Многие подробности переданы авторами со слов самого святителя Тихона, с заботливым старанием сохранить слова Преосвященного в точном виде и с неоднократным замечанием, что действительно «таковы были святительские слова». «Цельное впечатление записок много говорит в их пользу: под их влиянием читатель отрешается от своего времени, чувствует себя на другой почве, отдаленной от него и временем, и целым складом жизни, и остается зрителем живых образов и действительных картин»…

Дневник китобоя


 «…Я мгновенно накинул робу и через минуту уже был в кочегарке.

Вся машинная команда собралась около котла. Кстати, мы находились в море – и никаких берегов и огней. И как всегда, в такие моменты действует «закон подлости». Волна уже хлестала по палубе…»

За гранью обычного


В этой книге, основанной на личных воспоминаниях летчика дальней авиации и пилота «Аэрофлота», описаны реальные события, участником и свидетелем которых он был. Представлен взгляд автора на особенности подготовки и труда летного состава в различных ведомствах, затронуты взаимоотношения людей, стоящих на разных должностных ступенях.

Книга, написанная в увлекательной и живой манере, может представить интерес как для профессионалов летного дела, так и для любителей авиации.

Интервью номер один


Мы никогда не узнаем всю правду до конца. Мы никогда не сможем проникнуть ни в душу, ни в мысли другого человека. Но наше любопытство неиссякаемо. Одних оно заставляет изо дня в день скупать прессу – желтую и не очень, – чтобы узнать новости о своих кумирах. У других – и это мой случай – любопытство становится профессиональным. Я хочу написать о замечательных актрисах, которых мне довелось снимать в своих программах на протяжении последних 15 лет. Это мемуары, психологические наброски звезд с натуры. Телевизионные штрихи ко всем знакомой портретной галерее.