Рай — Техас!


Сьюзен Элизабет Филлипс

Рай — Техас!

Глава 1

— Сопровождающий?! Не нужно мне никаких сопровождающих!

Бобби Том Дэнтон, бывший футболист-профессионал, сверкнув серебряной отделкой своих ковбойских сапог, подскочил к столу и угрожающе наклонился над ним.

Джек Айкенз, молодой преуспевающий адвокат, взглянул на него с опаской:

— В студии «Уиндмилл» думают иначе.

— Мне наплевать на то, что они там думают. Всем известно, что в Южной Калифорнии нет людей, наделенных здравым умом, за исключением, быть может, некоторых ранчеро.

Бобби упал в кожаное кресло и закинул ноги на стол — одну на другую.

Джек Айкенз печально смотрел на человека, который являлся самым крупным и самым беспокойным его клиентом. Сегодня Бобби Том оделся по-будничному, но на его ладной, по-юношески стройной фигуре одинаково хорошо смотрелись и белые полотняные брюки, и шелковая рубашка цвета лаванды, и темно-бордовые сапоги из мягкой змеиной кожи. Голову Бобби Тома укр…

Помечтай немножко


Сьюзен Элизабет Филлипс

Помечтай немножко

Глава 1

Счастье окончательно отвернулось от Рэчел Стоун перед кинотеатром с помпезным названием «Гордость Каролины». Тут можно было смотреть фильмы, не выходя из автомобиля, прямо на проходящем мимо кинотеатра двухрядном асфальтированном шоссе, воздух над которым дрожал от июньского зноя. Именно здесь ее старый «шевроле-импала» испустил дух.

Почуяв неладное, она едва успела вырулить на обочину.

Из-под капота повалили клубы черного дыма, которые сразу же заволокли лобовое стекло. Машина «издохла» напротив красно-желтой вывески кинотеатра, на которой было изображено что-то, отдаленно напоминающее взорвавшуюся звезду.

Этот удар судьбы совсем сломил Рэчел. Сложив руки на руле, она уронила на них голову, не в силах больше бороться с отчаянием. Несчастья гнались за ней по пятам вот уже три года. Здесь, в штате Северная Каролина, на двухрядном шоссе, неподалеку от небольшого городка, она достигла конца пути, веду…

Поцелуй ангела


Сьюзен Элизабет Филлипс

Поцелуй ангела

Глава 1

Дейзи Девро забыла имя своего жениха.

— Я, Теодоусия, беру тебя…

От отчаяния она чуть ли не до крови закусила губу. Отец познакомил их несколько дней назад, в то ужасное утро, когда они втроем ходили оформлять брачный контракт, — вот тогда-то она и слышала его имя. После заключения контракта мужчина исчез, и Дейзи не встречалась с ним вплоть до сегодняшнего дня, когда, зайдя в гостиную отцовской квартиры на Сентрал-парк-уэст[1] , где все было подготовлено для церемонии бракосочетания, она вновь увидела ненавистную фигуру.

Отец стоял позади дочери и буквально трясся от возмущения. Собственно, в его неудовольствии не было ничего нового — отец был разочарован в дочери еще до появления ее на свет, и, как бы Дейзи ни старалась, она никогда не могла заставить отца переменить отношение к ней.

Дейзи украдкой скосила глаза на жениха, которого отец купил для нее. Племенной жеребец — другого слова не подбе…

Первая леди


Сьюзен Элизабет Филлипс

Первая леди

Глава 1

У Корнилии Личфилд Кейс ужасно чесался нос. Вообще-то, если не считать сей досадной детали, носик был очень изящным. Прекрасной формы, небольшой, можно сказать — изысканный. Ему отлично соответствовали высокий патрицианский лоб и плавный изгиб скул — высоких, но не настолько, чтобы казаться вульгарными. Ее предками были первые поселенцы, прибывшие когда-то в Америку на корабле «Мэйфлауэр»[1], а значит, она могла гордиться своей родословной больше, чем Жаклин Кеннеди, одна из самых знаменитых ее предшественниц.

Парикмахер уложил во французский пучок длинные светлые волосы, которые Корнилия остригла бы давным-давно, если бы не строгий запрет отца. Ее муж тоже придерживался консервативных взглядов и предложил — о, крайне мягко, поскольку никогда не повышал на нее голоса, — чтобы она оставила все как есть. И что в результате? Она — типичная американская аристократка с ненавистной традиционной прической и зудящим носом, …

Ну разве она не милашка?


Сьюзен Элизабет Филипс

Ну разве она не милашка?

Посвящается Джейн Энн Кренц.

Дорогому другу, прекрасной писательнице и самой красноречивой и проницательной защитнице романтической литературы.

Глава 1

Паршивая овца, необузданный отпрыск городка Парриш, штат Миссисипи, вернулась в город, который некогда оставила навсегда.

Шугар Бет[1] Кэри отвернулась от залитого дождем лобового стекла и уставилась на отвратительного пса, лежавшего рядом с ней на пассажирском сиденье.

— Знаю, Гордон, о чем ты думаешь, так что давай не стесняйся, можешь высказаться. Размышляешь, как низко пали сильные мира сего? — Шугар Бет горько рассмеялась. — Ну и иди на хрен. Только… — Глаза снова защипало, и она поспешно сморгнула непрошеные слезы. — Просто… иди на хрен.

Гордон поднял голову и презрительно ухмыльнулся. Он явно считал ее швалью.

— Только не я, приятель.

Этот день в конце февраля выдался таким холодным, что она вздрогнула и поспешила включи…

Неженка


Сьюзен Элизабет Филлипс

Неженка

Пролог

— Все из-за соболей, — пробормотала Франческа Серрителла Дей, когда ее ослепила серия фотовспышек. Она спрятала лицо поглубже в высокий воротник своих русских мехов и пожалела, что вечером нельзя надеть темные очки.

— Окружающие придерживаются несколько иного мнения, дорогая, — сказал принц Стефан Марко Бранкуцци, сжимая ее руку и проводя через толпу фотографов, расположившихся у выхода нью-йоркского «Ла-Котэ-Баск», чтобы запечатлеть знаменитостей, покидающих частный прием. Стефан Бранкуцци был единственным монархом крошечного княжества на Балканах, которое быстро шло на смену переполненному Монако как убежищу для богачей, стремящихся не платить налогов. Но больше всего фотографов интересовал не принц. Их внимание, а также внимание американской публики сосредоточилось на шедшей рядом прекрасной англичанке.

Когда Стефан подвел ее к ожидавшему их лимузину, Франческа подняла руку в перчатке в тщетной попытке прекратит…

Мой, и только мой


Сьюзен Элизабет Филлипс

Мой, и только мой

Моей маме

Дорогой читатель!

В последнюю ночь перед отъездом моего младшего сына в колледж я сидела на нижней ступени лестницы, ведущей к спальням, смотрела на его собранные вещи и плакала. Не могла смириться с тем, что эта часть моей жизни подошла к концу. Прошло много лет, но я по-прежнему помнила, как страстно я хотела ребенка. Именно в тот момент и возник замысел романа «Мой, и только мой».

Найдите уютный уголок, удобное кресло и отправьтесь вместе со мной в это очень необычное путешествие, где вас ждет встреча с любовью и необузданными страстями. Вы встретите милую женщину, которая прекрасно разбирается в одном, но ничего не смыслит в другом, и могучего сексуального мужчину, от знакомства с которым у вас захватит дух. Вы также встретите мужа и жену, которые давным-давно позабыли, как они когда-то воспринимали друг друга.

В романе «Мой, и только мой» столкновения характеров высекают снопы искр, но вы на…

Мое непослушное сердце


Сьюзен Элизабет Филлипс

Мое непослушное сердце

Посвящается Джил Барнетт за ее талант свахи

Глава 1

Крольчишка Дафна любовалась ноготками, только что покрытыми блестящим фиолетовым лаком, когда Барсук Бенни, мчавшийся на своем красном горном велосипеде, самым бессовестным образом сбил ее с лап.

— Ах ты, паршивый барсучишка! — взвизгнула она. — Жаль, что никто не догадался проколоть тебе шины!

Дафна летит кувырком

В тот самый день, когда Кевин Такер едва не убил ее, Молли Сомервиль поклялась навеки отвергнуть неразделенную любовь. Забыть о ней. Зарыть в могилку и засеять газонной травкой.

Обиднее всего, что она, никому не мешая и никого не трогая, осторожно огибала раскатанные до блеска наледи на автостоянке административного здания «Чикаго старз», когда неизвестно откуда, как джинн из бутылки, вырвался Кевин на своем новехоньком «феррари-спайдере» огненно-красного цвета, обошедшемся ему в кругленькую сумму — сто сорок тысяч зеленых. Его автомо…

Медовый месяц


Сьюзен Элизабет Филлипс

Медовый месяц

Катаясь на больших американских горках, можно встретиться с Господом Богом.

Со слов неизвестного

НА ПОДЪЕМЕ

1980-1982

Глава 1

Всю эту весну Хани[1] молилась Уолту Диснею. Сидя на кровати, стоявшей в глубине ржавого старого трейлера, расположившегося среди сосен за третьим холмом аттракциона американских горок «Черный гром», она молилась Уолту Диснею, а иногда и самому Иисусу Христу в надежде, что хотя бы кто-то из этих великих поможет ей. Через провисшую занавеску она смотрела на клочок ночного неба, едва различимый сквозь кроны сосен.

— Мистер Дисней, это опять Хани. Я знаю, что парк развлечений на Серебряном озере не очень-то здорово выглядит сейчас, когда уровень воды понизился и видны все пни, да еще «Бобби Ли» сидит на дне озера прямо в конце дока. Может, за всю прошлую неделю в нашем парке побывало не больше сотни человек, но не всегда же так будет!

С тех пор как в газете «Демократ» округа Пак…

Леди, будьте паинькой


Сьюзен Элизабет Филлипс

Леди, будьте паинькой

Глава 1

Кенни Тревелер был редкостно ленив, и только этим не слишком приятным качеством объясняется то, что он постыдно заснул в клубе «Амбассадор», принадлежащем «Трансуорлд эрлайнз»[1] далласского аэропорта Форт-Уорт, вместо того чтобы встречать рейс 2193 из Британии. Чистая лень с его стороны плюс полное нежелание встречать рейс 2193.

Он спал бы и дальше, но, к несчастью, появление парочки чересчур шумных бизнесменов лишило его столь приятной возможности. Неохотно открыв глаза, Кенни минут пять со вкусом потягивался и громко зевал. Симпатичная женщина в сером костюме с короткой юбкой сочувственно улыбнулась ему, и он, отделавшись ответной улыбкой, взглянул на часы и понял, что опаздывает уже минут на сорок. Посему Кенни не стал никуда спешить, а вместо этого снова зевнул и потянулся.

— Простите, что беспокою вас, — нерешительно начала незнакомка, — но ваше лицо… кажется таким знакомым. Вы, случайно, не…