Мед и горечь


Дебора Смит

Мед и горечь

Глава 1

Молодость, как это ни прискорбно, нельзя было вернуть. Блудный сын возвратился домой слишком поздно. Да, паршивое дело. Нельзя вычеркнуть из жизни двадцать лет, проведенных вдали от гор Джорджии. Эти двадцать лет он с гордостью носил форму морского пехотинца. И вот только теперь он понял, что за эти годы разучился, как прежде, всем существом радоваться жизни. Запах осенних листьев уже не звал его на подвиги и приключения, как в детстве.

Вернуть былую остроту ощущений мог сейчас только он – мощный олень, горделиво стоявший в тени деревьев, четким силуэтом выделяясь на фоне ярко-красной листвы. Его большие темные глаза были мирными, он не подозревал об опасности. Эта картина заставила Макса Темплтона понять, какие изменения произошли в нем за последние двадцать лет. Большую часть своей жизни Макс убивал. А теперь он больше не хочет убивать, даже этого оленя.

Он совсем запутался и чувствовал себя нелепо. Последние шесть лет…

Голубая ива


Дебора СМИТ

ГОЛУБАЯ ИВА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Нежно глаза на меня посмотрели,

Ее руки протянулись ко мне,

В прекрасных снах я все еще вижу

Дорогу, ведущую обратно к тебе.[1]

Хоаги Чармишель

Глава 1

Атланта, 1993 год

Деньги, власть, уважение — все то, что Артемас Коулбрук приумножил за тридцать восемь лет жизни, не сделало его счастливым, потому что его заветное желание так никогда и не исполнится.

Родословная бедного английского гончара насчитывала более ста пятидесяти лет стремлений, триумфов и позоров. Удача то покидала, то возвращалась к Коулбрукам. Она пришла с горстью чистой белой глины в горах штата Джорджия; и сегодня, спустя шесть поколений, семья Коулбруков достигла вершины в сверкающем великолепии неоготики новых центров «Коулбрук интернэшнл» в богатых предместьях Атланты.

Артемас Коулбрук, наследник прекрасной коллекции фарфора и хозяин процветающей керамической империи, обладал приятной внешностью: крупные пр…

Колючая звезда


Лиз Филдинг

Колючая звезда

ГЛАВА 1

Опаздывая и что есть силы гоня новенький спортивный автомобиль по узким улочкам, Клаудия Бьюмонт выехала наконец за город. Но стоило ей завидеть въезд на аэродром, как ею овладели два весьма противоречивых чувства – облегчение и страх. И чем ближе она была к летному полю, тем больше пересиливал страх.

Но она понимала, что подметное письмо – это просто продукт больного ума. Кто-то пытался запугать ее, заставить проявить слабость, и если ей удастся сейчас выкинуть из головы своего анонимного корреспондента, то все пойдет как надо. Ради всего святого, ведь она и должна выглядеть немного испуганной. А кто бы не испугался? И разве должна она лишать миллионы телезрителей переживаний чужого ужаса? Чем выяснять, что к чему, лучше в очередной раз покорить эти миллионы.

Охранник сверился с регистрационным списком, нашел в нем номер подъехавшей машины и пропустил ее, направив к дальней стороне аэродрома, в сектор ОБ, где располаг…

Миллиардеры предпочитают блондинок


Сюзанна Энок

Миллиардеры предпочитают блондинок

Моему племяннику Райану Коннору Берну, самому младшему члену клана и непревзойденному боевому младенцу-гиганту во время игр.

Ты куда более устрашающ, чем Годзилла.

Я люблю тебя, Райан!

Глава 1

Вторник, 14.17

Саманта Джеллико любила Нью-Йорк. Черт, ее бродяжьи туфли так и жаждали сбиться с дороги, вернее, с пути истинного, как говорится в песне. Однако дальнейшее содержание ее стихов немного отличалось от того, что пел Синатра. Саманта ворковала о том, как богатые граждане жили в вечной опасности и неуверенности в будущем среди скоплений машин и домов и как все такси выглядели совершенно одинаковыми, что было весьма удачно, особенно если требовалось побыстрее смыться с места преступления.

А для таких людей, как Саманта, добывающих хлеб насущный именно тем, что совали свои бродяжьи туфли в такие места, где им быть ни в коем случае не следовало, этот город был чем-то вроде земли обето…

Тень моей любви


Дебора Смит

Тень моей любви

Пролог

Мне тридцать лет. Жизнь моя расписана как по нотам. Я заранее знаю все, что будет со мною впредь, но мне не скучно от этой предопределенности. Главное, что я никогда не смогу забыть Роана Салливана, сколько бы лет ни прошло с нашей первой встречи. Бог мой, мне было десять тогда – зелень, девчонка, мелочь пузатая. А ему уже исполнилось пятнадцать.

Роан, Рони… Так мы звали его.

Мама часто вспоминала о нем и всегда говорила одно и то же:

– Мне очень хотелось бы верить, что жизнь Рони наладилась.

Папа согласно кивал, избегая смотреть кому-либо в глаза, и на некоторое время воцарялась тишина. Моих родителей никогда не оставляло чувство вины за то, что Роана не было теперь с нами и мы не знали о нем ничего. Я никогда не прощу их.

Прошлой весной меня привезли из госпиталя домой. Ничего не изменилось. Тень исчезнувшего Рони, тень потерянных двадцати лет моей жизни лежала между мною и моей семьей. Боюсь, что э…

Сладостная месть


Лиз Филдинг

Сладостная месть

Об авторе

Лиз Филдинг родилась в Англии, в графстве Беркшир. Училась в школе при местном женском монастыре, потом в двадцатилетнем возрасте приехала в Лусаку, где получила место в аппарате правительства Замбии. Здесь, в Лусаке, она познакомилась со своим будущим мужем Джоном (он родом из Ковентри).

Поженившись, Лиз и Джон уехали на Ближний Восток и прожили там несколько лет. Затем супруги возвратились в Африку, в Ботсвану.

Некоторое время жили в Кении.

После рождения детей Лиз вернулась на родину, а Джон продолжал работать за границей.

Оказавшись втянутой в однообразную рутину домашних дел, Лиз ощутила настоятельную потребность в самореализации.

И вот вечерами, уложив детей спать, она начала писать свой первый роман, который вышел в свет в 1992 году и принес ей заслуженную известность.

«Сладостная месть» – десятая по счету книга Лиз Филдинг.

Мы надеемся, что она придется по вкусу читателю, как и…

В двух шагах от рая


Наталия Рощина

В двух шагах от рая

Эти глаза не могли обманывать. Сейчас они казались черными угольками, вспыхивающими время от времени. И не обязательно было вслушиваться в смысл произносимых слов. Музыка сердца, звуки, ласкающие слух, мелодия влюбленных. Он говорил от сердца. Лучи солнца освещали молодое красивое лицо, делая юношу совершенно нереальным. Словно ангел сошел с небес, и этот ангел признается ей в любви. Неужели такое возможно? Она не надеялась, не ждала, что все произойдет так скоро. Должно было случиться, но не сейчас. Наверное, в глазах ее жадный восторг, неожиданная радость смешались со страхом недоверия. Он видит, что она в нерешительности, и берет ее прохладную ладонь в свои, согревает, нежно целует.

— У нас все будет замечательно, — только теперь она начинает различать слова, понимать их смысл. — Мы будем счастливы, неприлично счастливы. Я сделаю все для того, чтобы ты никогда не пожалела о своем выборе. Мы навсегда вместе. Ты чувствуешь это? Т…