Сосуд скверны


В первой половине 20 века в Полинезии на Эласских островах жили всего четверо белых людей: резидент Голландской Ост-Индской компании минхер Груйтер, миссионер и лекарь преподобный Джонс с сестрой и отосланный родней из Европы буян, тунеядец и бабник Рыжий Тед. Замкнутые в своем кругу, белые волей-неволей принимают участие в судьбах друг друга… и не всегда так, как хотелось или предполагалось. Иногда — к лучшему.

Застольные беседы


Впервые публикуемое на русском языке, одно из наиболее знаменитых произведений известнейшего английского писателя и критика Уильяма Хэзлитта «Застольные беседы» (1821) представляет собой тридцать три очерка на самые разные темы (о великом и малом, о прошлом и будущем, о невежестве ученых, о гении и здравом смысле, о живописном и идеальном, о боязни смерти, о путешествиях и др.). Своеобразие Хэзлитта как эссеиста проявляется в его поразительном умении всесторонне изучить рассматриваемый предмет, каждый раз отыскать в обыденном что-нибудь новое, неожиданное, восхититься привычным, высказать оригинальную мысль об истертых до банальности вещах. Он никогда не впадает в нравоучительный тон, в заумные рассуждения, его философия — это философия обычного человека, отвлекшегося от повседневности, увидевшего за серостью жизненной рутины красочный мир реальности и искусства. Особенный интерес вызывают у писателя человек, его жизнь, черты характера, способности и таланты, достоинства и недостатки; природа как основа бытия и главное мерило для художественного творчества; общественные явления; искусство и литература — причем обо всем Хэзлитт порой толкует таким образом, что полностью обрушивает или заставляет критически пересмотреть давным-давно сложившиеся у нас представления о мире. Свои глубокие, нередко парадоксальные мысли автор очерков заключает в лаконичные по форме, но емкие по содержанию высказывания, вошедшие в «золотой фонд» афоризмов. О блестящем таланте английского современника восторженно отзывался Генрих Гейне, который следовал его литературному методу в своих «Путевых картинах». Два тома хэзлиттовских сочинений хранились в библиотеке Пушкина, и на некоторых страницах видны «отметки резкие ногтей»… Помимо «Застольных бесед», в настоящее издание включены очерки из других сборников писателя: о шекспировских персонажах — Гамлете и короле Лире, о выдающихся писателях, живших в одно время с Хэзлиттом, — лорде Байроне и сэре Вальтере Скотте, а также некоторые другие. Издание снабжено научными статьями (о жизни и творчестве Хэзлитта, о его эстетических взглядах и об одном из его очерков); обстоятельными примечаниями, помогающими раскрыть необыкновенную эрудицию автора в области литературы и искусства; указателями имен, литературных и художественных произведений; иллюстрациями.

Канареечное счастье


Творчество Василия Георгиевича Федорова (1895–1959) — уникальное явление в русской эмигрантской литературе. Федорову удалось по-своему передать трагикомедию эмиграции, ее быта и бытия, при всем том, что он не юморист. Трагикомический эффект достигается тем, что очень смешно повествуется о предметах и событиях сугубо серьезных. Юмор — характерная особенность стиля писателя тонкого, умного, изящного. Судьба Федорова сложилась так, что его творчество как бы выпало из истории литературы. Пришла пора вернуть произведения талантливого русского писателя читателю. В книгу вошли роман «Канареечное счастье», повести «Финтифлюшки», «Прекрасная Эсмеральда», рассказы и статьи Федорова.

 

Приятели


В посвящении Жюль Ромэн адресует свое произведение «Обществам и Собраниям молодых людей, которые, в разных краях, оказали этой книге честь принять ее в качестве Наставления к Веселию и Требника Шутливой Мудрости».

 

Сатисфакция


«– Настоящий кабальеро не должен, не может снести такое оскорбление!

Услышав, что речь идет о настоящем кабальеро, Анастасио наклонил голову, понюхал розу у себя в петлице и сказал с улыбкой:

– Я раздавлю эту гадину…»

Воспоминания


Содержание: Воспоминания: Петербург моего детства; Мои детские чтения, музыка и рисование; Наша петербургская квартира; Новгород; Детские путешествия; Дедушка; Друзья детства; Театр; “Наутилус”; Гимназия; Деревня; Петербургский университет; Годы учения за границей; Служба в министерстве; В Петербурге; Круг “Мира искусства”; 1903-1904 годы и конец “Мира искусства”; Историческая выставка портретов; Ремизовское “Бесовское действо”; О Художественном театре; Воспоминания об Италии; Встречи с писателями и поэтами: [В. Иванов, Ф. Сологуб, А. Ремизов, М. Кузмин,

А.Блок]; Воспоминания о С.В. Рахманинове; О Фокине и о работе с ним художника; Воспоминания о художниках: [Г. Нарбут, Л. Бакст, Б. Кустодиев, 3. Гржебин, М. Чюрленис].

В книге воспроизведено большое количество репродукций и иллюстраций (в том числе цветных) М.В. Добужинского (некоторые из них публикуются впервые).

Подготовитель издания Г.И. Чугунов посвятил свой труд памяти доктора искусствоведения Веры Дмитриевны Лихачевой (1937-1981), которая оказала “весьма серьезную помощь в издании этой книги».

М.В. Добужинский (1875-1957) работал над своими воспоминаниями более 30 лет, однако они оставались почти совершенно неизвестными на родине художника. Тем более достойно сожаления, что в настоящем издании сделано много цензурных купюр, отмеченных и неотмеченных; допущен ряд грубых ошибок. Все это вызвало резкое возражение сына художника P.M. Добужинского в парижской газете “Русская мысль” (1987 г., 2 октября, № 3693). Второй том “Воспоминаний” М.В. Добужинского, хранящийся в архиве его сына (Париж), остается неопубликованным.

 

Повести. Дневник


Проза А.В. Дружинина (1824-1864) до настоящего издания почти не публиковалась, вследствие чего возникло противоречие между реальным значением писателя и тем, как он представлен в изданиях и исследованиях.

Все тексты подготовлены к печати Б.Ф. Егоровым: повести — по первым журнальным публикациям, остальные произведения — впервые по рукописям. Текст “Дневнка” был дополнительно сверен с машинописной копией, любезно предоставленной Э.Е. Зайденшнур: ее покойный муж, известный толстовед и текстолог Владимир Александрович Жданов (1896-1971), в 1930-х годах подготовил к печати “Дневник” Дружинина, но начавшаяся война, а затем послевоенные цензурные условия не позволили ему осуществить замысел. Б.Ф. Егоров использовал также черновые наброски “Примечаний” к “Дневнику”, принадлежавшие В.А. Жданову.

 

Факундо


Равнодушных встреч с выдающимся аргентинцем Доминго Фаустино Сармьенто (1811-1888) и его главной книгой, вошедшей в литературный обиход под кратким названием «Факундо», не бывает: произведение, ставшее наилучшим духовным автопортретом его создателя, восхищает и раздражает, убеждает и вызывает желание спорить, и чтение «Факундо» неизменно приводит к мысли о встрече с необыкновенной книгой, как бы выводящей нас за привычные представления о литературном творчестве. Перевод с испанского Н.С.Попрыкиной, приложения и примечания В.Б.Земского.

Валери, или Письма Густава де Линара Эрнесту де Г…


История юного шведа знатного происхождения была рассказана автору той самой особой, что стала невольной причиной его несчастья. Написанный по-французски роман баронессы Юлии Крюденер — русской подданной немецкого происхождения — впервые издан в 1803 г. Он стал одним из образцов раннего европейского романтизма. Посвященный теме невозможной любви, проникнутый духом романтического томления и меланхолического слияния юности и смерти, роман явился средоточием ведущих литературных веяний эпохи. В «Евгении Онегине» А.С. Пушкин включил «прелестную повесть баронессы Крюденер» в круг чтения Татьяны.