Перед потопом


На Земле — экологическая катастрофа. Меняется климат. Меняется состояние окружающей среды. Солнечные лучи смертельны. Жара убивает. Море заливает поля и города. Иссякает питьевая вода. Сахарские суховеи пробиваются к Пиренеям, Альпам и Карпатам. Тысячи и миллионы беженцев сорваны со своих мест, еще вчера пригодных для жизни. Европравительство пытается навести порядок, не владея ситуацией… Есть ли будущее у человечества?

Ферт


В этом мертвом мире Гид просто пытается найти человека, способного сделать ему протез, который он видел в старом научном журнале. Ради этого он может и пустыню пересечь. Чего он не может — так это понять, каким был мир до того, как превратился в царство песка и пыли. И Ферт… Кто же такие Ферт, о которых говорил его покойный друг? *Обложка — от Laska Alen, иллюстрации авторства Kinuli

 

 

Гусь


В Аскерии – обществе тотального потребления, где человек находится в рабстве у товаров и услуг и непрекращающейся гонки достижений, – проводится научный эксперимент. Стремление людей думать заменяется потребительским инстинктом. Введение подопытному гусю человеческого гена неожиданно приводит к тому, что он начинает мыслить и превращается в человека. Почему Гусь оказывается более человечным, чем люди? Кто виноват в том, что многие нравственные каноны погребены под мишурой потребительства? События романа, разворачивающиеся вокруг поиска ответов на эти вопросы, унесут читателя далеко за пределы обыденности. Таинственный Мистер Гавер, летающие по небу клаеры, жуткий горбун, пожар и погони заставят переживать, смеяться, бояться и радоваться за героев романа.

Шестеренки апокалипсиса


Непонятное сияние в небе раз и навсегда перевернуло их жизнь. Что произошло, где они теперь? Вокруг привычный мир, изменённый до неузнаваемости, или иная реальность? Ясно одно: человек больше не венец творения и не вершина эволюции. Чтобы вернуть доминирующую роль, да и просто выжить, придётся использовать любые средства! В том числе и артефакты неведомого происхождения, которые модифицируют тела и наделяют новыми навыками, и даже строят целые производственные комплексы. Постепенно жизнь превращается в некое подобие стратегической игры, в которой юниты – люди, наши современники, окружены смертельными врагами. Но правильно ли они понимают своё предназначение?

Зеркало судьбы


Как вы думаете, как должен выглядеть предмет, через который неизвестная и могущественная цивилизация наблюдает за нами? А что если, торопливо взглянув в зеркало, или некоторое время, прихорашиваясь перед ним, не только мы смотрим на себя, но оттуда за нами наблюдают? Обычному человеку, да просто одному из нас, достался антикварный предмет, который резко поменял его судьбу…. Да что я вам всё это рассказываю? Прочитайте, а вдруг и вам так повезёт?

А если звезды — это боги? (ЛП)


Бредли Рэйнольдсу уже стукнуло пятьдесят восемь, и он устал от жизни. Когда-то командир первой экспедиции на Марс был знаменит, но те времена прошли. Космическая программа умирает — космос на Земле теперь мало кого интересует, а бывший кумир человечества работает рядовым астрономом на Лунной базе.

Но однажды в Солнечной системе появляется инопланетный космический корабль, летящий в сторону Земли…

 

Царствие Хаоса


Созданный под редакцией Джона Джозефа Адамса и Хью Хауи — опытнейших составителей фантастических антологий, Триптих Апокалипсиса представляет собой серию из трех сборников апокалиптической фантастики.

«Хаос на пороге» фокусируется на событиях, предшествующих массовой катастрофе, когда лишь единицы предчувствовали грядущий коллапс. «Царствие хаоса» обрушивает на человечество мощные удары, практически не оставляющие выбора ни странам, ни отдельным людям. «Хаос: отступление?» изображает участь человечества после Апокалипсиса.

В этом сборнике вашему вниманию представлены 20 новых, ранее не публиковавшихся историй, вышедших из-под пера Тананарив Дью, Нэнси Кресс, Кена Лю, Дэвида Веллингтона, Джейми Форда и многих других мастеров современной фантастической прозы.

Досадные мелочи


— Хорошо, — Михаил пододвинул к себе папку, открыл ее. — Давайте тогда отложим воровство на потом и вернемся к изменам. Как вам?

— Но… — хотел возразить Евгений Андреевич.

— Это прелюбодеяния, грех. Вдруг в них вам будет проще раскаяться? Все же это ближе к сформировавшимся у вас понятиям о хорошем и плохом, тут же все очевидно. Да и нужно же с чего-то начинать.

— Давайте попробуем, — тяжело вздохнув, согласился Борисов.