Пепел и роса


Исходя из специфики сюжета, порой там встречаются реальные персонажи (да что лукавить, они там постоянно проживают), но если разнообразные забавности из нашей истории подлинные, то обстоятельства жизни Ксении и ее ближайшего окружения — это вольная интерпретация реалий российской действительности того времени и на подтверждение архивными документами не претендует. Более того, с течением сюжета отрыв моих трактовок от официальной исторической правды будет только усиливаться, так что не взыщите

Продолжение «Пыли и бисера». Дом там, где сердце или сердце там, где дом?

Пыль и бисер


Вот зайди сейчас в любой книжный, а там куда ни плюнь — попаданцы. Мужественно и задорно перекраивают они историю, объединяя империи, покоряя моря и далекие Галактики, к их ногам так и складываются богатства и прекрасные девы. А если ты попаданка — то непременно к эльфам, и чтоб сразу принцессой. Если с эльфами перебои — то в волшебную школу, где твоим талантам все моментально, или через пару недель будут поклоняться, и опять же пара принцев ждут с букетами под дверью. Можно еще сразу в богини или высшие демонессы. А уж если автор в дурном настроении, или просто с реальностью связь окончательно не утерял — то с упорством патентного бюро наша героиня строчит изобретения, подтягивая к себе верных союзников и несметные богатства. Опять же на горизонте пересекаясь с изумленным королем или сыном его. И вот у всех так — пошатаешься по свету, заполучишь армию в поддержку, всех победишь и почиваешь на лаврах. И только я сижу в грязном подвале и думаю, как оформить себе паспорт в жандармском управлении, да чтоб ни в дурку, ни на каторгу не попасть

Вуаль из солнечных лучей


Сотрудница особой службы Его Величества баронесса Амалия Корф не любила работать на другие ведомства. Но что поделать, если о помощи ее попросил сам резидент российской разведки во Франции! Амалия получила более чем странное задание: проследить, как умрет гениальный химик виконт де Ботранше. Сомнений в неминуемой гибели ученого на дуэли от руки британского агента полковника Уортингтона ни у кого не было. Однако случилось непредвиденное – Ботранше одним выстрелом уложил бывалого вояку Уортингтона! Неожиданная развязка, но задание Амалии выполнено, и, казалось бы, можно забыть об этом странном деле, но не тут-то было. Эта необычная дуэль повлекла за собой множество последствий – пропал напарник баронессы, и ей пришлось участвовать в его поисках, в ходе которых Амалия неожиданно для себя весьма близко познакомилась с братом убитого полковника…

Граф Соколовский и таинственный социалист


Российскую империю раздирают противоречия, в обществе нет единства, повсеместно совершаются террористические акты и убийства. Очередной жертвой идеологического противостояния стал молодой дворянин. Следствие не в силах отыскать убийству и вынужденно обратиться за помощью к известному Санкт-петербургскому сыщику, отгородившегося от всего мира более года назад. Сможет ли знаменитый граф привлечь убийцу к ответу на этот раз? Не отразилось ли добровольное затворничество на его способностях? И сможет ли он вынести жестокий вердикт?

Странные сближения


Александр Пушкин — молодой поэт, разрывающийся между службой и зовом сердца? Да. Александр Пушкин — секретный агент на службе Его Величества — под видом ссыльного отправляется на юг, где орудует турецкий шпион экстра-класса? Почему бы и нет. Это — современная история со старыми знакомыми и изрядной долей пародии на то, во что они превращаются в нашем сознании. При всём при этом — все совпадения с реальными людьми и событиями автор считает случайными и просит читателя по возможности поступать так же.

Травести


Петербург 1784 года. В Смольном Институте Благородных девиц отравили одну из старших дочерей титулованного советника Ивана Алексеевича Барыкова, Анну. Официальная версия случившегося — банальное отравление. Девушка так и не пришла в себя, находясь в беспамятстве. До сих пор в институте находится её сестра, которой по соображениям отца тоже может угрожать опасность. Удастся ли герою поймать злоумышленника и предотвратить новое преступление?

Перстень Люцифера


Операции, которой по предложению комиссара секретно-оперативной части Петроградской ЧК Леонида Ярового было присвоено столь необычное название, как «Перстень Люцифера», предшествовали некие события в столице Швеции. Они произошли в первых числах сентября 1918 года, последнего года первой мировой войны, которая тогда, впрочем, именовалась просто «мировой», так как никто не мог предположить, что нечто подобное может повториться.

Случившееся в Стокгольме заняло всего лишь восемь строк в разделе уголовной хроники одной из городских газет и если и оставило где-нибудь существенный след, то только в скромном архиве отдела надзора за иностранцами в стокгольмской полиции да в памяти капитана Юрберга, человека, который по единодушному мнению своих коллег по контрразведке вообще не умел ничего забывать — ни обид, ни того, что имело прямое или косвенное отношение к его обширным служебным обязанностям…

Седмица Трехглазого (адаптирована под iPad)


«Он вдруг увидел перед собой всю свою длинную-предлинную жизнь как одну краткую седмицу: с трудоначальным понедельником, юновесенним вторником, мужественной середой, сильным четвертком, зрелой пятницей, грозовой субботой и тихим, светлым воскресеньем…»

На нем – вся московская стража, блюдение городского порядка, сыск преступлений. Он расследует злодеяние за злодеянием, а перед глазами читателя между тем проходит не только череда невероятных приключений «старомосковского Шерлока Холмса», но и весь семнадцатый век, с его войнами, лихими разбойниками и знаменитыми бунтами (роман «Седмица Трехглазого»).

В качестве бонуса для любителей истории в том включена пьеса «Убить змееныша», завершающая тему семнадцатого столетия.

Эта версия книги подготовлена специально для чтения на iPad.

Седмица Трехглазого


«Он вдруг увидел перед собой всю свою длинную-предлинную жизнь как одну краткую седмицу: с трудоначальным понедельником, юновесенним вторником, мужественной середой, сильным четвертком, зрелой пятницей, грозовой субботой и тихим, светлым воскресеньем…» На нем – вся московская стража, блюдение городского порядка, сыск преступлений. Он расследует злодеяние за злодеянием, а перед глазами читателя между тем проходит не только череда невероятных приключений «старомосковского Шерлока Холмса», но и весь семнадцатый век, с его войнами, лихими разбойниками и знаменитыми бунтами.