Чингисхан


Роман «Чингизхан» В. Г. Яна (Янчевецкого) – первое произведение трилогии «Нашествие монголов». Это яркое историческое произведение, удостоенное Государственной премии СССР, раскрывающее перед читателем само становление экспансионистской программы ордынского правителя, показывающее сложную подготовку хана-завоевателя к решающим схваткам с одним из зрелых феодальных организмов Средней Азии – Хорезмом, создающее широкую картину захвата и разорения Хорезмийского государства полчищами Чингиз-хана. Автор показывает, что погрязшие в политических интригах правящие круги Хорезма оказались неспособными сдержать натиск Чингиз-хана, а народные массы, лишенные опытного руководства, также не смогли (хотя и пытались) оказать активного противодействия завоевателям.

Голубые дали Азии (Записки всадника)


Еще в 1900 году автор записок получил письмо от старшего брата, который сообщал, что начальник Закаспийской области ищет энергичных сотрудников для обследования Туркестана и советовал этим случаем воспользоваться: ехать в Азию, указывая, что «будущее России в Азии».

Молодой человек решил принять совет брата.

Это решение вызвало далеко идущие последствия, наложившие отпечаток на всю его жизнь и творчество — из «пешехода» он превратился во «всадника»…

Записки пешехода


«Окончив в 1898 году Петербургский университет по историко-филологическому факультету и вернувшись в Ревель, я решил выполнить свою давнишнюю мечту — отправиться бродить пешком по России, изучая фольклор, быт, язык и нравы народа. В крестьянской одежде, с котомкой за плечами я пошел по России.

Начал я с Новгорода, этого древнейшего города. Оттуда поднялся в рыбачьей лодке по Волхову на озеро Ильмень, где провел некоторое время в деревне Неронов бор. Там с жадностью и волнением я начал записывать старинные песни, предания и сказки. Из Новгородской губернии я отправился в Псковскую, затем в Вятскую, где побывал в глухих Малмыжских лесах. Тогда там свирепствовал голод, и население стремилось в другие места, в «отхожий промысел», как тогда говорили. Потом я пошел в Смоленскую губернию, оттуда на плотах спустился по Днепру до Киева и побывал на Украине.

Свои путевые заметки я посылал в газеты, и скромный гонорар за них помогал мне продолжать скитания… Эти скитания отняли у меня несколько лет. Они дали мне возможность не только многое повидать, но и понять душу простого русского человека, талантливого, терпеливого, но тогда бесправного».

Видения дурмана (Душа)


«Мне сказали, что в азиатской части города, в одном из отдаленных и глухих его мест, куда европеец боится заглядывать, живет старик-дервиш, делающий чудеса и вызывающий души умерших».

Три счастливейших дня Бухары


В Бухаре говорят: «Если солнце освещало лучами бедный бухарский народ, то это продолжалось только три дня, когда Сала-Эддин был заместителем его величества эмира бухарского». А некоторые неверующие говорят: «Никогда никакого Сала-Эддина не было!»

«Демон горы»


В начале начале XX в. автору пришлось быть участником геолого-археологической экспедиции и путешествовать по Персии. Здесь, на горе Кяфир-Кала, он встретил демона…

Афганские привидения


В начале XX в. рассказчику пришлось путешествовать по Восточной Персии вдоль афганской границы, и на рождество случилось с ним и его спутниками приключение, довольно загадочное.

Тач-Гюль (В горах Персии)


У автора был знакомый молодой текинец по имени Хива-Клыч. Однажды, в холодную ночь греясь у костра, он рассказал о себе и о девочке, с которой вместе рос в курдском селении…

Письмо из скифского стана


Путешествуя по Туркестану в начале XX века, автор со своими спутниками встретил кочевое племя женщин «машуджи» и узнал удивительную историю времен Искандера Двурогого…