Любви все роботы покорны (сборник)


Что будет с миром, где покупают любовь и продают мечты? Можно ли одинаково сильно любить двоих? Что будет платой за исполнение желаний – тело, душа? Может боль быть желанной?

Мрачное и прекрасное, смешное и странное – все смешалось в палитре страстей, пороков и затаенных желаний. Мир многогранен, и не сосчитать вариантов того, что возможно. И эльфийка задорно подмигивает орку. Среброволосая дева целует губы мраморного бога, демон покоряется смертному, и вовсе не бесстрастно наблюдает за утехами людей электронное око робота…

Генри Лайон Олди, Святослав Логинов, Евгений Лукин, Далия Трускиновская, Игорь Минаков, Максим Хорсун и другие в неожиданном и провокационном сборнике русской эротической фантастики!

 

 

Мир фантастики 2014. День Десантника (сборник)


Мир фантастики 2014. День Десантника (сборник)

Антон Текшин

Дань памяти

Сигнал бедствия я получил, когда до цели оставалось всего два часа. Вот вам и пустынное пространство, господа аналитики, верь после этого вашим обещаниям! Не люблю, когда что-то идёт не по плану, но жизнь плевать хотела на наши предпочтения.

Так, и кого нам Бог послал? Бортовой компьютер незамедлительно выдал информацию: «Военный перевозчик, критические повреждения». Ага, вот только их здесь и не хватало для полного счастья…

Меньше всего меня прельщала мысль столкнуться с вояками, но делать было нечего: оставить терпящих бедствие людей в этой глухомани значило обречь их на медленную и мучительную смерть. Или быструю, но это уже кому как повезёт. Чертыхаясь, я задал курс на сближение.

Тихо войти, тихо уйти, не оставив после себя никаких следов, – вот мой принцип. За это меня и уважали, проявляя своё расположение самыми выгодными (и тяжёлыми, куда ж без этого) контрактами. Тем х…

Евангелие рукотворных богов


Вадим Вознесенский

Евангелие рукотворных богов

Анюте, моему самому настоящему Ангелу, посвящается.

В чреве серого дня заворочался гром. Слишком пошлый реквием после боя. Что ты делаешь здесь с одиноким мечом? Ты исполнил свой долг – уходи же, воин. Здесь ни жизни, ни смерти, ни мира, ни битв, Ни великих врагов, ни великих героев. Здесь никто не услышит твоих молитв — Боги бросили нас. Уходи же, воин. Лай бешеных псов, вой черных волков Слаще смеха гиен и шакальего воя. Ты чужой на пиру довольных скотов, Что остались в живых, – уходи же, воин. Стала грязью кровь, стала гнилью вода, А глазницы душ забиты золою. Но пока в небесах хоть одна есть звезда, Этот мир еще жив. Уходи же, воин. Знаю, трудно бросать тех, с кем был в боях. Знаю, стоит один много меньше, чем двое. Но последняя битва здесь только моя. Ты не выстоишь в ней. Уходи же, воин. «Иллет». Наталья Некрасова

Пролог

Сгорбленный батрак роет канаву для орошения умирающего поля. Быть может, ка…

Механист


Вадим Вознесенский

Механист

Кто измерит мой путь? Кто изменит мой рок, Что начертан мне древним холодным мечом? Я блуждаю всю жизнь в лабиринте дорог И ношу смерть за правым плечом. Не обманешь судьбу и не купишь любовь Ни за жизнь, ни за смерть, ни за горсть серебра. И холодная сталь ляжет под ноги вновь Равновесием зла и добра. Не за знамя и герб, не за список побед Не поймешь, где — искусство, а где — ремесло. Семь шагов через страх, семь шагов через бред, Коль остался в живых — повезло. Тэм Гринхил. Посвящение Каэр Морхену Бог не играет в кости, Прав был Гроф, Предсказуема злость Делением атомов, Микрочастицами, Остановить механизмы Надо бы… Курара. Механизмы

Пролог

Тилин-тилин. Пластмассовая игрушка-неваляшка. Танцует, раскачивается и вращается. Раскачивается и вращается. Оплавлен бок, и слегка выцвела краска. Тилин. Но не сотрется улыбка. Синие-синие глаза — были, когда-то. Теперь — блекло-серые. Бессмысленный взгляд. Покачив…

Евангелие рукотворных богов


Наступают времена, когда реальность, лишенная покровительства традиционных богов, перед лицом опасности избирает себе спасителя. Какого есть — рукотворного. Может ли человек претендовать на роль вершителя судьбы мира?