Когда гремели пушки


В этой книге ты прочитаешь о военном подвиге.

Не только на фронте, но и в тылу совершались героические дела. Не только взрослые, но и твои сверстники были героями. Ты узнаешь о мужественных защитниках Ленинграда, о подвиге политрука Пидмичева, который получил назначение на фронт и торопился в часть, но по пути смело вступил в неравный бой с гитлеровцами. Ты познакомишься с писателем, работавшим в блокадном Ленинграде, и узнаешь о проказах мальчишки, который ловко отомстил за свои унижения немецкому офицеру. Прочитаешь и о девушке-пулеметчице, ставшей командиром пулеметной роты, и о том, как уже после войны велись поиски неизвестных героев. И еще со многими другими интересными людьми ты встретишься на страницах этого сборника.

А когда ты закроешь уже прочитанную книгу, вспомни, что во имя твоего счастья и свободы погибли в минувшую войну более двадцати миллионов советских людей, среди них были и те, о которых ты узнал.

Наша восемнадцатая осень


Николай Внуков

Наша восемнадцатая осень

Издательство: Детская литература. Ленинград. 1987

OCR amp; SpellCheck: The Stainless Steel Cat ([email protected]
/* */)

Есть селение Эльхотово в Северной Осетии на Кавказе. С двух сторон оно сжато Сунженскими горами, Белые саманные домики под черепичными крышами тонут в садах. Канавы и пустыри заросли конским щавелем и крапивой. За крайними домами ворчит, перекатываясь через камни, Терек. А в самом селении тишина. Изредка прогрохочет по шоссе: грузовик с кузовом, до краев наполненным желтыми кукурузными початками. Пронесется пассажирский автобус. Промчится по одноколейке железнодорожный состав на Орджоникидзе. Качнутся под ветром тонкие седые тополя, и снова – тишина, горы, солнце… Ребята, играющие в долине Терека за селением, часто выкапывают из земли винтовочные гильзы, перержавевшие обоймы и скрученные, зазубренные кусочки металла. Только по рассказам дедов они знают, что это – следы того боя, который прогреме…

Совесть


Виктор Владимирович Голявкин, Павел Александрович Васильев, Яков Ноевич Длуголенский, Сергей Евгеньевич Вольф, Аделаида Александровна Котовщикова, Николай Андреевич Внуков, Радий Петрович Погодин, Борис Маркович Раевский

Совесть

Виктор Владимирович Голявкин

Совесть

Когда-то была у Алёши двойка. По пению. А так больше не было двоек. Тройки были. Почти что все тройки были. Одна четвёрка была когда-то очень давно. А пятёрок и вовсе не было. Ни одной пятёрки в жизни не было у человека. Ну, не было — так не было, ну что поделаешь! Бывает. Жил Алёша без пятёрок. Рос. Из класса в класс переходил. Получал свои положенные тройки. Показывал всем четвёрку и говорил:

— Вот, давно было.

И вдруг — пятёрка! И главное, за что? За пение. Он получил эту пятёрку совершенно случайно. Что-то такое удачно спел — и ему поставили пятёрку. И даже ещё устно похвалили. Сказали: «Молодец, Алёша!» Короче говоря, это было очень приятным событием, которое омрачалось одним…

Москва за нами


Николай Андреевич Внуков

Москва за нами

Это был необыкновенный парад.

Величественно и по-особому сурово выглядела в этот день, 7 ноября 1941 года, Красная площадь. Выпавший ночью снег запорошил древние стены Кремля и гранитные трибуны Мавзолея Владимира Ильича Ленина. Пасмурное небо низко опустилось над городом. Дул резкий холодный ветер. Подмораживало.

По всей площади выстроились войска.

Пехотинцы, моряки, курсанты военных училищ, отряды рабочего ополчения стояли в колоннах не в праздничной красивой форме, как обычно на парадах, а в зимнем походном обмундировании.

За площадью, на улицах Горького и Герцена, изготовились к маршу кавалерия, артиллерия и танки. Пушки, прицепленные к тягачам, были снаряжены полным боезапасом. Танки подготовлены к бою.

В восемь часов утра из ворот Спасской башни Кремля, как всегда, выехал на коне принимающий парад Маршал Советского Союза Семён Михайлович Будённый. Он принял рапорт командовавшего парадом генера…

Путешествие не кончается


Рисунки С. Рудакова

Внуков Николай Андреевич

ПУТЕШЕСТВИЕ НЕ КОНЧАЕТСЯ

Мама ушла в магазин. Папа включил телевизор и уселся в кресло. Андрей пододвинул второе кресло поближе к папиному и забрался на него с ногами.

Посмотрим, что там сегодня, — сказал папа и развернул телевизионную программу.

Некоторое время он читал её, потом бросил на стол.

— Не повезло, Андрюха, — сказал он. — Ничего интересного нет.

— Плохо, — вздохнул Андрей.

А по-моему, хорошо, — сказал папа. — Нельзя каждый вечер сидеть, уткнувшись носом в телевизор. Времени жалко. А времени у человека не так уж много. Ты знаешь, сколько живёт человек? В среднем — семьдесят лет. Это шестьсот тысяч часов. Всего-навсего. И эти шестьсот тысяч нужно использовать как можно лучше. Не терять их. Не сеять по ветру. Я уже прожил почти половину: двести шестьдесят три тысячи. Из них потерял сто пятьдесят тысяч.

— Плохо, — сказал Андрей.

— Да уж чего хорошего! — сказа…

Тот, кто называл себя О.Генри


Николай Внуков

Тот, кто называл себя О.Генри

ГЛАВА

О Номере 30664, бывшем ковбое, провизоре, клерке и кассире Национального банка

Прокурор Юджи Максей протянул руку и нажал рычаг сифона. Струя содовой с шипеньем ударила в стакан. Ломтик лимона подпрыгнул и завертелся в белом водовороте.

Максей поднял стакан и, скосив глаза на заключение присяжных, положенное перед ним секретарем, отпил ровно половину. Потом вытер губы синим полотняным платком и встал.

— Леди и джентльмены! — сказал он звучным, хорошо поставленным голосом. — Мы, техасский уголовный суд, по ходатайству государственного ревизора Национальных банков, рассмотрели три предложенных нам дела, под номерами тысяча сто сорок восемь, тысяча сто семьдесят четыре и семьдесят пять, и установили, что подсудимый Вильям Сидней Портер, тридцати шести лет от роду, уроженец города Гринсборо, графство Гилфорд, штат Северная Каролина, виновен в растрате или присвоении восьмисот пятидесяти четырех доллар…

Один


Повесть о мальчике, волею случая оказавшемся на маленьком необитаемом островке в Тихом океане. В ожидании спасателей герой повести переживает ряд приключений, проявляя незаурядное мужество и находчивость.

Один на один


Повесть Н. А. Внукова «Один на один» печаталась в журнале «Аврора» 1982, №№ 5, 6.

Рисунки В. Бертельса.

ОТ АВТОРА: «…Я читал много о всяких робинзонадах, но эта поразила меня неожиданностью. Мне захотелось во что бы то ни стало увидеть героя.

И вот Саша Бараш передо мной — худенький, невысокий, застенчивый. Рассказывает медленно, обдумывая каждое слово. А я смотрю на него и с трудом верю, что передо мной — современный Робинзон.

Три вечера он рассказывал мне, как жил на острове. Я записал его рассказ в толстую тетрадь. Позже эти записи превратились в повесть.»