Три ржаных колоса


С давних времён ночь перед Новым годом считается временем чудес. И они на самом деле сбываются, если в твоём сердце живёт доброта. Эта удивительная зимняя сказка расскажет о маленьком Юхане и его сестрёнке Нилле, которые оказались в тёмном заснеженном лесу и встретили в нём волка и медведя. Но ребята совсем не испугались их, а щедро поделились с ними хлебом и молоком.

Чудесные рисунки Ольги Абовны Давыдовой приглашают юных читателей в путешествие по волшебному миру сказки.

Сказка про двух колдунов


Сакариас Топелиус

Сказка про двух колдунов

Ты пытался когда‑нибудь поймать солнечного зайчика? И, наверное, не поймал? А я расскажу тебе, как два колдуна решили поймать само солнце. Жили‑были когда‑то на краю света два колдуна. А где край света – этого никто толком не знает. Но если он где‑нибудь и находится, то не иначе как у Берингова пролива, где Азия и Америка словно уставились друг на друга. Сам я там не был, но путешественник Норденшельд, повидавший много морей и земель, говорит, что это довольно‑таки далеко.

Так вот, жили на краю света два колдуна – Бирребур и Бурребир. Бирребур жил там, где кончается Азия, – на мысе Восточном, или Осткапе (что то же самое). А Бурребир жил там, где начинается Америка, – на мысе Принца Уэльского. Глаза у колдунов были кошачьи, так что оба могли следить друг за другом и днем и ночью, тем более что Берингов пролив не такой уж широкий. И когда один из них чихал, другой говорил: «На здоровье!»

Колдуны …

Дважды два – четыре


Сакариас Топелиус

Дважды два – четыре

Заяц и белка были так дружны, что запросто называли друг друга по именам: белка звала зайца Косым, а заяц белку – Рыжехвостой.

Каждый день, встречаясь в лесу, Косой и Рыжехвостая весело приветствовали друг друга.

– С добрым утром, Косой! – говорила белка, помахивая пушистым хвостом.

– С добрым утром, Рыжехвостая! – говорил заяц, похлопывая лапками по ушам.

– Ты не слышала сегодня лая собаки?

– Да, сегодня ночью опять лаял Приссе. Но ведь он лает каждую ночь. Я не обращаю на него никакого внимания.

– Еще бы! Кто же обращает внимание на Приссе! – небрежно ответил Косой. – Приссе бояться нечего, даже если бы он был ростом с лошадь.

Поговорив таким образом, друзья шли на промысел.

– Все, что мы найдем, мы будем делить с тобой поровну, – говорила белка. – Ты получишь ровно столько, сколько я, – не меньше и не больше, а я получу ровно столько, сколько ты, – не больше и н…

Две сосны


Сакариус Топелиус

ДВЕ СОСНЫ

Далеко‑далеко на севере, в дремучем лесу, росли две огромные сосны.

Они были такие старые, такие старые, что никто – даже седой мох – не мог припомнить, были ли они когда‑нибудь молоденькими, тоненькими сосенками.

Маленькие бледно‑розовые цветочки вереска, которые росли в лесу, с удивлением задирали кверху свои головки и робко шептали:

– Ах, неужели и мы будем такими же большими и такими же старыми?

Весною в густых ветвях этих сосен веселые дрозды распевали свои песни. А зимой, когда птицы улетали, а лесные цветы прятались под снежное одеяло, две сосны, будто два великана, сторожили лес.

Зимняя буря с шумом проносилась по вершинам деревьев, сметала снег с веток, выла и гудела так, что весь лес в страхе склонялся перед ней. И только сосны‑великаны всегда стояли твердо и прямо, и никакой ураган не мог заставить их склонить головы.

А ведь если ты такой сильный и крепкий, – это что‑нибудь д…

Зимняя сказка (сборник)


Сакариус Топелиус

Зимняя сказка

Зимняя сказка

В большом дремучем лесу, далеко на севере Финляндии, росли рядом две огромные сосны. Они были такие старые, такие старые, что никто, даже седой мох, не мог припомнить, были ли они когда-нибудь молодыми, тонкими сосенками. Над всеми деревьями, откуда ни погляди, поднимались их темные вершины.

Весной в густых ветвях старых сосен пел веселые песенки дрозд, а маленькие розовые цветы вереска смотрели на них снизу вверх так робко, будто хотели сказать: «Ах, неужели и мы будем такими же большими и такими же старыми?»

Зимой, когда метель закутывала всю землю белым одеялом и цветы вереска спали под пушистыми снежными сугробами, две сосны, словно два великана, сторожили лес.

Зимняя буря с шумом проносилась по чаще, сметала с веток снег, обламывала вершины деревьев, валила наземь крепкие стволы. И только сосны-великаны всегда стояли твердо и прямо, и никакой ураган не мог заставить их склонить головы.

Зимняя сказка о соснах Достаньтучу и Зацепибородойоблако


Сакариас Топелиус

Зимняя сказка о соснах Достаньтучу и Зацепибородойоблако

Далеко-далеко в бескрайнем лесу среди диких вересковых пустошей Финляндии росли некогда совсем близко друг от друга две высокие сосны. Казались они такими старыми, что никто ведать не ведал, когда они были молоды. Их было видно уже издалека, потому что темные верхушки сосен вздымались высоко-высоко над всеми другими деревьями. Весной на ветвях сосен пел свои песни дрозд, а летом бледно-розовые цветы вереска взирали на них смиренным взглядом, словно желая сказать: «Добрый Боже, неужто и вправду можно так вырасти и стать такими старыми в этом мире?»

Но зимой, когда метель все кругом укутывала в снега, дикие бури проносились над кронами сосен, сметая снег с их вечнозеленых ветвей. Ураган опрокидывал дома и сокрушал леса, но сосны держались непоколебимо. А это кое-что да значит, если ты столь силен и упорен!

Неподалеку от сосен располагалась некогда хижина с крышей из дерна и двумя небо…

Жемчужина Адальмины


Сакариас Топелиус

Жемчужина Адальмины

Жили-были в давние времена король с королевой, и была у них малютка — единственное дитя своих родителей, а звали ее — Адальмина. Поскольку была она к тому же королевская дочь, называли ее еще — принцесса.

На крестины принцессы Адальмины пригласили в крестные матери двух добрых фей — фею Алую и фею Лиловую. Так уж водится у сказочных королей… И две добрые феи не забыли одарить маленькую принцессу!

Крестная мать Алая фея преподнесла ей большую драгоценную жемчужину такой красоты, что никто никогда ничего подобного не видывал, а вдобавок — еще три других дара.

— Знайте же, — молвила фея, — до тех пор, пока принцесса носит эту жемчужину, она с каждым днем будет все краше, все богаче и разумнее. Но коли она свою жемчужину потеряет, она тотчас же утратит и красу свою, и богатство, да и ум тоже, и тут уж никому не помочь! Их ей не вернуть, покуда она не обретет свою жемчужину снова.

Лиловая фе…

Старый домовой Абоского замка


Сакариас Топелиус

Старый домовой Абоского замка[1]

Жил-был однажды старый домовой, семисот лет от роду, и обосновался он в подземелье Абоского замка. У него была такая длинная борода, что он мог дважды обернуть ее вокруг себя. Был он сгорблен и согнут, словно старый арбалет, натянутый до отказа. Домовой похвалялся, что он-де самый старый домовой во всей стране. Даже домовой из кафедрального собора, которому было пятьсот пятьдесят лет, величал его дядюшкой. Все прочие домовые Финляндии считали его главой рода. Домовой Абоского замка был хороший, щепетильно честный, дельный, хотя и не без слабостей. Жил он в самом глубоком подземелье Абоского замка, в так называемой Полой башне, где в стародавние времена содержали самых отпетых и опасных преступников, которым никогда больше не суждено было увидеть белый свет. Там-то и находился со всеми возможными удобствами роскошный «дворец» домового. Там не было недостатка в мусорных кучах, разбитых вдребезги кувшинах, рваной рогоже,…

Следы Унды Марины


Сакариас Топелиус

Следы Унды Марины

Видел ли ты когда-нибудь у самого берега, под высоким, поросшим лесом склоном, извилистые полоски на песчаном дне моря? Так бел тот песок, так прелестны эти полоски, что тянутся бесконечными извивами до самого края моря! Часто, видя, как громадные белые пенистые волны яростно кидаются на прибрежный склон, я только диву давался, что им не удается стереть эти полоски. Но у морских волн даже не возникает подобного желания, И полоски так и остаются нетронутыми, как прежде. С шумом и грохотом перекатываются водяные валы над песком и снова укладываются на покой в глубинах моря.

А все потому, что очаровательные полоски на песчаном дне — следы ножек маленьких морских волн, а маленькие волны — кудрявые дети Моря, неистово и шумно играющие на его чудесном песчаном ложе.

Всякий раз, когда свирепствует буря, Морской король приказывает своим огромным валам, что обрушиваются на берег, а потом откатываются назад:

— Отправляйтесь …