Витки времени. Школа философии истории и мистического восприятия


Группа ученых изобретает штурвал времени и переписывает историю без катастроф и геноцида. Лучшие из лучших подростки учатся в специальной школе, чтобы продолжить управлять штурвалом времени. Однако не все идет по плану…

Тень Орла


Йонард. Германец. Воин. Бывший римский легионер. В настоящее время, после крушения Рима, вольнонаемный. На сей раз судьба приводит его в древний город Акра, где боги уже приготовили ему массу интересного… Йонард оказывается втянут в дворцовые интриги, где каждый неверный шаг – смерть, а каждое лишнее слово – петля. Но это все игра с мелкими ставками. Главный козырь – армия степных воинов-скфарнов, которая уже собралась в кулак и идет к Акре…

В шкуре зверя


Германец Йонард – бывший легионер бывшей империи – сопровождает караваны на просторах Востока и мечтает вернуться на родину. Хотя он и не уверен, что его там ждут.

Жизнь преподносила ему массу сюрпризов и приключений, но боги приготовили еще одно испытание – встречу с хозяином Черной башни!

Покойники в доле


Мужчина и женщина. Оба из XXI века. Разными путями и в разное время оказались в кипящем котле XVII века – Карибском море. Они не знали о существовании друг друга… до поры.

Одна цель свела их вместе – Большой Приз. Клад – несметные сокровища, спрятанные на затерянном острове посреди Карибского моря. Беда только в том, что о кладе знает слишком много людей…

Смерть на двоих


Как ни странно, они еще живы. Но им этого мало… Настя и Яков вновь на острие атаки, в центре интриг и бурлящих событий. На сей раз они вовлечены в кровавую карусель английской революции семнадцатого века.

Остров в наследство


Александр Тестов, Татьяна Смирнова

Остров в наследство

Веронике Сергеевне Каторгиной посвящается, в память о литературных начинаниях в далеких теперь 90-х годах минувшего века

Пролог

День выдался жарким, душным, тяжелым. Синяя майка прилипла к телу уже через две минуты после душа и, естественно, до того, как Яша выскочил из подъезда в дрожащее уличное пекло. Он уже подумывал о том, а не снять ли ее вообще, пренебрегая опасностью обгореть, когда неожиданно посвежело. Очень сильно посвежело. Яша подозрительно взглянул на небо. Край его быстро темнел. И тут мобильник сыграл позывные «Зенита».

– Яшка! Рикович, ты что, через незалежную Украину идешь?

– Зачем? Я напрямую, через Лос-Анджелес, – плоско сострил Яша, – уже бегу, Макс. Ты небо видишь?

– Ну, – отозвался приятель. Голос его враз поскучнел, – думаешь, дело труба?

– Я думаю, – медленно проговорил Яша, озираясь на переходе, – надо за мыс подъезжать. На то место, помнишь?

Бойтесь маленьких худеньких блондинок


Татьяна Смирнова,

БОЙТЕСЬ МАЛЕНЬКИХ ХУДЕНЬКИХ БЛОНДИНОК

Вялость общественного темперамента многократно компенсируется внутрисемейной активностью граждан. Социологи сигнализируют: увеличивается количество людей брачного возраста, выбирающих нетрадиционные формы семейной жизни. Моя соседка, для которой «серийная моногамия» — образец семейной жизни, положительно реагирует на этот сигнал. Лишь несколько недель назад она последний раз бросала с балкона ничем не примечательное имущество очередного супруга. Он тревожно поскуливал, соседи привычно занимали места в дармовом театре. Поуспокоившись и помиловав благоверного, она попросила меня прокомментировать свои внезапные подозрения в личной небракоспособности.

Я попыталась, хотя женщинам трудно договориться: их мышление прихотливо, как именной указатель, где Маркс соседствует с Маугли. Поначалу моя знакомая пыталась общаться с полуночным ведущим популярного радио, который обсуждает с неспящими девушками неисчерпаемую т…