Корсары Южных морей (сборник)


Эмилио Сальгари (1862–1911) современники называли «итальянским Жюлем Верном». В юности, во время учебы в мореходном училище, он взахлеб читал романы французского корифея приключенческого жанра и в итоге последовал по стопам своего кумира, написав около двухсот романов и рассказов. И хотя автор никогда не покидал Адриатики, зато его романтические и благородные пираты избороздили все моря-океаны. В знаменитую трилогию Сальгари «Корсары Южных морей» вошли романы «Корсары Бермудских островов» (1909), «Поход „Громовержца“» (1910) и «Необычайные приключения корсара на озере Шамплейн» (1915), прежде никогда не публиковавшиеся в России.

Впервые на русском!

Последние флибустьеры


Во второй половине XVII века жизнь флибустьеров становилась день ото дня тяжелее: Тортуга, некогда главная опора пиратства, почти обезлюдела, европейские государства, проявлявшие к Америке немалый интерес, покончили с длительными распрями и заключили мир, перестав выдавать каперские грамоты, превращавшие пиратов в законных участников военных действий. Из Мексиканского залива отчаянные морские бродяги перебрались на острова Тихого океана. Продолжая непримиримую войну с испанцами, члены Берегового братства вынашивают грозные планы, готовясь напоследок сорвать большой куш.

Роман итальянского писателя Эмилио Сальгари «Последние флибустьеры» завершает серию об Антильских пиратах. Книга была дважды экранизирована. На русском языке публикуется впервые.

Жемчужина Лабуана (сборник)


Наследник престола Сандокан стал морским разбойником, чтобы отомстить иноземцам за то, что убили его семью и поработили его народ. Смелый и благородный воин, не знающий поражений, стал грозой восточных морей. Но каждую ночь во сне он видит золотоволосую девушку – и отправляется в логово своих врагов, на остров Лабуан. Его влечет самая драгоценная жемчужина острова – красавица Марианна, племянница губернатора. Также в книгу вошли романы «Пираты Малайзии» и «Два тигра» – продолжение приключений принца Сандокана.

На Дальнем Западе. Охотница за скальпами. Смертельные враги


Эмилио Сальгари

На Дальнем Западе. Охотница за скальпами. Смертельные враги

На Дальнем Западе

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ТЕНИ ПРОШЛОГО

Я был там совсем недавно, в моей памяти еще не изгладились характерные сцены повседневной жизни, и я хорошо помню лица встреченных мною людей, их голоса и жесты.

Я видел многочисленные линии железных дорог, по которым огромные локомотивы тащат длинные поезда с вагонами, полными пассажиров и грузов, направляющихся с Запада на Восток и обратно.

На станциях высятся элеваторы, куда окрестные фермеры привозят осенью, после жатвы, миллионы пудов отборной пшеницы. Целые стада великолепного породистого скота отправляются отсюда на знаменитые чикагские бойни.

Здесь и там разбросаны людские муравейники, названия которых никто не знал еще десять лет тому назад, а теперь это благоустроенные города с кипучей, чисто американской жизнью, с влиятельными газетами, с музеями и университетами, готовые соперничать со старейшими…

Сокровище Голубых гор (др. перевод)


Эмилио Сальгари

Сокровище Голубых гор

I. Ураган

— Да, ребята, быть беде: перед нашим носом заиграла полосатая рыба, а это дурной признак, — говорил хриплый бас.

— У вас, боцман, вечно дурные признаки! Только и знаете путать всех, — насмешливо возражал звонкий молодой голос.

— Ты-то вот много смыслишь в океане и лучше меня все можешь объяснить Молчал бы лучше, молокосос!

— Какой же я молокосос, когда мне уже стукнуло семнадцать лет? Потом, боцман, вы забываете, что я — тоже сын моряка. Стало быть, у меня должно в крови сидеть.

— Моряка! Наверное, твой отец дальше порта Вальдивии и носа не высовывал? Ничего, значит, кроме простой барки, не умел вести. Моряк тоже!

— Что вы хаете моего отца, когда совсем и не знали его? Это нехорошо с вашей стороны, боцман. Прежде всего, он был такой же чилиец, как и вы»

— Может быть. Но я уже сорок лет хожу по океану, поэтому полагаю, что равняться со мной.

— Но и мой отец родился в одно …

Сокровище Голубых гор (др. изд.)


Эмилио Сальгари

Сокровище Голубых гор

I. Ураган

— Да, ребята, быть беде: перед нашим носом заиграла полосатая рыба, а это дурной признак, — говорил хриплый бас.

— У вас, боцман, вечно дурные признаки! Только и знаете путать всех, — насмешливо возражал звонкий молодой голос.

— Ты-то вот много смыслишь в океане и лучше меня все можешь объяснить Молчал бы лучше, молокосос!

— Какой же я молокосос, когда мне уже стукнуло семнадцать лет? Потом, боцман, вы забываете, что я — тоже сын моряка. Стало быть, у меня должно в крови сидеть.

— Моряка! Наверное, твой отец дальше порта Вальдивии и носа не высовывал? Ничего, значит, кроме простой барки, не умел вести. Моряк тоже!

— Что вы хаете моего отца, когда совсем и не знали его? Это нехорошо с вашей стороны, боцман. Прежде всего, он был такой же чилиец, как и вы»

— Может быть. Но я уже сорок лет хожу по океану, поэтому полагаю, что равняться со мной.

— Но и мой отец родился в одно …

На Дальнем Западе (др. изд.)


Эмилио Сальгари

На Дальнем Западе

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ТЕНИ ПРОШЛОГО

Я был там совсем недавно, в моей памяти еще не изгладились характерные сцены повседневной жизни, и я хорошо помню лица встреченных мною людей, их голоса и жесты.

Я видел многочисленные линии железных дорог, по которым огромные локомотивы тащат длинные поезда с вагонами, полными пассажиров и грузов, направляющихся с Запада на Восток и обратно.

На станциях высятся элеваторы, куда окрестные фермеры привозят осенью, после жатвы, миллионы пудов отборной пшеницы. Целые стада великолепного породистого скота отправляются отсюда на знаменитые чикагские бойни.

Здесь и там разбросаны людские муравейники, названия которых никто не знал еще десять лет тому назад, а теперь это благоустроенные города с кипучей, чисто американской жизнью, с влиятельными газетами, с музеями и университетами, готовые соперничать со старейшими культурными центрами Европы.

Я видел огромные фабрики и завод…

В дебрях Атласа (др. изд.)


Эмилио Сальгари

В дебрях Атласа

I. Ад бледа

— Вперед, клянусь смертью Магомета и всех его гурий!

— Нет больше сил, сержант!

— Что, негодяи? Еще отвечать осмеливаетесь!

— Вы хотите всех нас уложить на месте…

— И сдохнете, канальи! Вы что же, думали, что вас в Алжире ждут веера, мороженое, сигары да пальмы, чтоб валяться в их тени! Вперед! А не то, клянусь смертью Магомета, всех вас под военный трибунал в Алжире!

— Мы выбились из сил, сержант, — ответило несколько хриплых голосов, в которых, казалось, не оставалось ничего человеческого.

— Вахмистр смотрит, и я вовсе не желаю из-за вас сидеть в тюрьме. Марш! Еще слово, и прикажу Штейнеру намять вам кости. Небось, знакомы с кулаками мадьяра! Ну, вперед. Бегом!

Возвысился один голос, сухой, как выстрел из карабина:

— Я его прикончу, этого негодяя! Я клятву дал, сержант.

— Кто это сказал?

Никто не отвечал.

— Вперед! Говорю, бегом. Вахмистр смотрит. Вп…

В дебрях атласа. Пограничный легион


Эмилио Сальгари, Зейн Грей

В дебрях атласа. Пограничный легион

Эмилио Сальгари

В дебрях Атласа

I. Ад бледа

— Вперед, клянусь смертью Магомета и всех его гурий!

— Нет больше сил, сержант!

— Что, негодяи? Еще отвечать осмеливаетесь!

— Вы хотите всех нас уложить на месте…

— И сдохнете, канальи! Вы что же, думали, что вас в Алжире ждут веера, мороженое, сигары да пальмы, чтоб валяться в их тени! Вперед! А не то, клянусь смертью Магомета, всех вас под военный трибунал в Алжире!

— Мы выбились из сил, сержант, — ответило несколько хриплых голосов, в которых, казалось, не оставалось ничего человеческого.

— Вахмистр смотрит, и я вовсе не желаю из-за вас сидеть в тюрьме. Марш! Еще слово, и прикажу Штейнеру намять вам кости. Небось, знакомы с кулаками мадьяра! Ну, вперед. Бегом!

Возвысился один голос, сухой, как выстрел из карабина:

— Я его прикончу, этого негодяя! Я клятву дал, сержант.

В дебрях Борнео


Эмилио Сальгари

В дебрях Борнео

I. Осада котты

Все, что расскажет об острове Борнео много исходивший и немало повидавший путешественник, ученый-естествоиспытатель, просто знаток жизни и обычаев народов чужих стран или историк, восстанавливающий исчезнувшее с лица земли прошлое по загадочным полуистертым надписям на каких-нибудь развалинах, — все это нам, живущим обыденной жизнью, покажется какой-то фантастической сказкой, какими-то причудливыми грезами, талантливой выдумкой.

Огромный остров, берега которого омываются водами лазурного океана, Борнео и до наших дней ревниво хранит свои тайны от европейца. Завладев островом и поделив его между собой, голландцы и англичане поделили как рабов и его население. Они понастроили по побережью свои города, поставили свои крепости и держат здесь и там свои гарнизоны.

Но и в наши дни на Борнео есть огромные пространства земли, куда никогда еще не ступала нога европейца, есть тайные уголки, где в первобытной пре…