Разбег и пробежка (сборник)


Тема этой книги – любовь, ее причуды и странности. Действие происходит в девяностых годах, когда все явления нашей жизни, включая и тему книги, имели особенный, причудливый характер. Охотник ястребов – человек, который никогда ни у кого ничего не просил, затевает опасную игру, не понимая, что ставка – сама его жизнь. Он начинает и выигрывает. Маленькая, одинокая также неосознанно играет. Она проигрывает. Однако смысл выигрыша и проигрыша в данных случаях не имеет значения. В третьей книге серии читателю станет вполне ясно, почему рассказы обозначены как парные и непарные, каким образом выстраиваются из них пары, цепочки, и каковы приемы конструкции серии вообще.

Произрастание (сборник)


Девяностые годы. Миллионам людей месяцами не платят зарплату, а уйти с работы – как? Если уйдешь, тогда уж точно не заплатят, а останешься – то хоть какая-то надежда. Таким нехитрым образом начинался российский бизнес. История одной из жертв этого процесса стала основой рассказа РОСТКИ РИВЛЯ. Молодой инженер, дабы прокормить семью, приходит к радикальному решению, которое, впрочем, может шокировать читателя… Тема девяностых, бизнеса – и в другом рассказе из этой книги – БЕЛАЯ. Человек занимается производством в те годы, когда вся страна только и делает, что торгует и разворовывает. Честно ведя свой пресловутый бизнес, наш герой неожиданно становится жертвой процесса… Два рассказа. Две жертвы.

Сбор образа (сборник)


Пе­ред ва­ми за­нима­тель­ное по­вес­тво­вание из жиз­ни лю­дей, чьи судь­бы пе­ресе­ка­ют­ся са­мым за­мыс­ло­ватым об­ра­зом, на про­тяже­нии мно­гих лет. Это биз­несме­ны и ра­бочие, ми­лици­оне­ры и прес­тупни­ки, де­ти и ста­рики, чи­нов­ни­ки, вра­чи, во­ен­ные, спорт­сме­ны, мо­нахи, без­ра­бот­ные, ис­то­во ве­ру­ющие греш­ни­ки и мань­яки-убий­цы. Тра­гич­ны, не­лепы и страш­ны си­ту­ации, в ко­торые по­пада­ют эти лю­ди. Их ха­рак­те­ры, ком­плек­сы, по­рой про­тиво­речи­вые, из­вра­щен­ные, обус­ловле­ны не толь­ко глу­боки­ми тай­на­ми че­лове­чес­кой пси­хики, но и жиз­ненны­ми об­сто­ятель­ства­ми, тес­но свя­зан­ны­ми с ис­то­ри­ей стра­ны – прес­синг эпо­хи раз­ви­того со­ци­ализ­ма, раз­ру­ха де­вянос­тых, не­оп­ре­делен­ные ожи­дания ну­левых… В каж­дом из рас­ска­зов мы ви­дим эф­фек­тную, час­то шо­киру­ющую ис­то­рию. Она на­чина­ет­ся в прош­лом, про­ис­хо­дит в нас­то­ящем и прос­ти­ра­ет­ся в бу­дущее, ка­ким ви­дит его ав­тор. Увы, чи­татель! Бу­дущее уже сос­то­ялось – не­лепое и злое, в сти­ле ноч­но­го кош­ма­ра. Хо­чет­ся ве­рить, что ос­та­нет­ся оно та­ким толь­ко на стра­ницах этих книг.    

Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 03


В данном блоке Яша и Серега отправляются, как обычно, в Гурзуф, но их, так же, как обычно, скидывают с поезда раньше. Яша размышляет о сущности бытия и делится своими естественнонаучными наблюдениями за популяцией кроликов. Здесь же нашла свое законное место знаменитая история шарикового дезодоранта. В финале мы видим, как попытки выстроить собственный уникальный язык порой приводят путешественников к двусмысленным жизненным коллизиям. Автор не ставит себе целью развеселить читателя: один и тот же момент может показаться кому-то смешным, кому-то серьезным. Своеобразное парадоксальное мышление героев, понимающих друг друга с полуслова, увлекает читателя в занимательную игру.

Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 13


Яша и Серега выступают в Евпаторию, где собираются кататься с лолитами на узкоколейном трамвае, но дорога ведет себя настолько странно, что друзья попадают в Гурзуф, а затем добираются до Севастополя, где и начинают свою севастопольскую жизнь. Продолжается тема Революции цветов. Поскольку толчок к самой революции дало творчество Beatles, в Яшиных рассказах всегда присутствует эхо их разноцветной музыки. Надо заметить, что в текстах порой встречаются и скрытые цитаты из битловских песен – в вольном Яшином переводе на модернизированный русский язык.

Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 12


К великому нашему сожалению, количество слов начинающихся на «не» изрядно увеличивается, ибо Яша и Серега переживают не самые лучшие времена своей бурной жизни. Новый рассказ об Арабатской стрелке говорит о том, что повествование переходит к следующему этапу, где будет еще больше буха, стопа и стюпа, к которым, как мы видим, примешивается самый настоящий буп.

Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 11


Яша и Серега переживают эротические приключения, в то же время, продолжают свое бесконечное путешествие. Удача не всегда сопутствует нашим героям: порой к их подвигам прибавляется удручающая частица «не» и Яша вынужден выдумать достаточно мрачные неологизмы. Теперь уже трудно сказать, основаны ли Яшины рассказы на жаргоне хиппи или наоборот, поскольку Яша как раз и является одним из творцов этого жаргона. Словечки, придуманные Яшей в начале восьмидесятых, прочно вошли в современный русский язык.

Автостопом по восьмидесятым. Яшины рассказы 10


Яша и Серега учат гурзуфцев магическому слову, затем принимают участие в обряде похорон. Один из символов вдруг оживает, и на сцену выходит вполне реальная женщина по имени Нина. Друзья не верят в ее существование, так как на их кодовом языке «Нина» означает совсем другое. Порой в этих текстах неожиданно обрывается поток причудливого юмора, сменяясь подлинно драматическими нотами, поскольку после восьмидесятых наступили девяностые, и жизнь одних героев повествования круто изменилась, а других – и вообще закончилась.

Искатель. 2014. Выпуск №9


«ИСКАТЕЛЬ» — советский и российский литературный альманах. Издается с 1961 года. Публикует фантастические, приключенческие, детективные, военно-патриотические произведения, научно-популярные очерки и статьи. В 1961–1996 годах — литературное приложение к журналу «Вокруг света», с 1996 года — независимое издание. В 1961–1996 годах выходил шесть раз в год, в 1997–2002 годах — ежемесячно; с 2003 года выходит непериодически.   Содержание   Алексей Клёнов ЖИТЬ ХОЧЕТСЯ — ХОТЬ УБЕЙ… (повесть); Сергей Саканский АМАМУТЯ, ДУХ ОГНЯ (повесть); Ирина Ярич АБСТРАКТНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ (повесть)

Проклятье древней гробницы


Сергей Саканский

Проклятье древней гробницы

Смутная преамбула

По мере того, как приближалась археологическая выставка, Жаров все чаще заглядывал в оба ящика своей газеты – как в ячейку на главпочтамте, так и в интернете, надеясь найти персональное приглашение. Приглашения не было даже за три дня до открытия выставки. Это означало, что его и вовсе не будет. Можно было «обидеться» и забыть об этих странных ученых, нашедших могилу Овидия в окрестностях Ялты, хотя каждому школьнику известно, что первый в мире певец эротики похоронен в Констанце, однако чисто журналистское любопытство победило самолюбие: Жаров закрыл свою маленькую редакцию на ключ и пошел. Ничего, обойдется. Будет не аккредитованным репортером, а просто обычным посетителем.

Позже, вспоминая эту историю, записывая ее от третьего лица, в надежде протолкнуть весь свой сериал на киностудию, которая, впрочем, давно ничего не снимала, он с грустью думал, что история-то не очень киношная: убийства нач…