Ещё рано поднимать тревогу


Книга «Ещё Рано Объявлять Тревогу» Сергея Михайловича Шведова не оставит тебя равнодушным, не вызовет желания заглянуть в эпилог. Встречающиеся истории, аргументы и факты достаточно убедительны, а рассуждения вынуждают задуматься и увлекают. Возникает желание посмотреть на себя, сопоставить себя с описываемыми событиями и ситуациями, охватить себя другим охватом — во всю даль и ширь души. Благодаря уму, харизме, остроумию и благородности, моментально ощущаешь симпатию к главному герою и его спутнице. Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров. Созданные образы открывают целые вселенные невероятно сложные, внутри которых свои законы, идеалы, трагедии. С первых строк понимаешь, что ответ на загадку кроется в деталях, но лишь на последних страницах завеса поднимается и все становится на свои места. Казалось бы, столь частые отвлеченные сцены, можно было бы исключить из текста, однако без них, остроумные замечания не были бы столь уместными и сатирическими. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Не смотря на изумительную и своеобразную композицию, развязка потрясающе проста и гениальна, с проблесками исключительной поэтической силы. Написано настолько увлекательно и живо, что все картины и протагонисты запоминаются на долго и даже спустя довольно долгое время, моментально вспоминаются. «Ещё Рано Объявлять Тревогу» Сергея Михайловича Шведова можно читать неограниченное количество раз, здесь есть и философия, и история, и психология, и трагедия, и юмор…

Чарующий мир храмовой проституции


— Тебе только дай повод, так нажрёшься водки обязательно. — Так то ж было подписание декларации о намерениях с новыми деловыми партнёрами! И фуршет, разумеется. — И без повода тоже напьёшься. Дёмушкин мучительно сглотнул слюну, когда жена вылила бутылку спасительного пива в раковину и выдавил только нечленораздельное:

Разработка перспективных вооружений


Как в роскошном сооружении министерства обороны неистребимо присутствует дух казармы, так и в конференц-зале научно-исследовательской части НИЧ 03181 пахло солдатскими портянками, хотя все офицеры носили ботинки под брюками навыпуск. — Разрази меня гром! Я для вас не «полковник», а ваше высокоблагородие господин полковник, понятно, капитан Азазелидзе?

Притягательное обаяние кочевья


Кто расстилает передо собой с восходом солнца богатый дастархан и не скупится на угощение себе любимому, тому всевышний воздает сторицей. Многоученый суфий Нурлан-бек, как и положено правоверному, поднялся вместе с солнцем, съел два шампура шашлыка, три манты, два мясных беляша, четыре голубца, завернутых в маринованные листья винограда, ломтик курдючного сала с чуреком и маринованной черемшой, перебивая, как заведено у настоящих восточных мужчин, каждую мясную закуску халвой или сладким щербетом, почти сиропом.

Охота на последнего русака


Арташес Симонянц, следователь по особо важным делам министерства глобальной безопасности, в тот знаменательный вечер вдрызг напился… по приказу руководства. И пил целую неделю без просыпа, пока однажды утром шеф не крякнул удовлетворенно: — Ну вот, теперь твоя физиономия приблизилась к облику бомжа категории «бич» — бывший интеллигентный человек.

Альтернативная праведность


— Пане пулковнику, дозвольте обратиться! — щёлкнул каблуками подхорунжий. — Расшифровка последних разведданных, прошу пана. Он бросил на стол стопку распечаток. Полковник Иван Алексеевич Ройтшванц недовольно поморщился. Он не любил выскочек из сверхсрочников, женатых на генеральских племянницах.