Чарующий мир храмовой проституции


— Тебе только дай повод, так нажрёшься водки обязательно. — Так то ж было подписание декларации о намерениях с новыми деловыми партнёрами! И фуршет, разумеется. — И без повода тоже напьёшься. Дёмушкин мучительно сглотнул слюну, когда жена вылила бутылку спасительного пива в раковину и выдавил только нечленораздельное:

Разработка перспективных вооружений


Как в роскошном сооружении министерства обороны неистребимо присутствует дух казармы, так и в конференц-зале научно-исследовательской части НИЧ 03181 пахло солдатскими портянками, хотя все офицеры носили ботинки под брюками навыпуск. — Разрази меня гром! Я для вас не «полковник», а ваше высокоблагородие господин полковник, понятно, капитан Азазелидзе?

Притягательное обаяние кочевья


Кто расстилает передо собой с восходом солнца богатый дастархан и не скупится на угощение себе любимому, тому всевышний воздает сторицей. Многоученый суфий Нурлан-бек, как и положено правоверному, поднялся вместе с солнцем, съел два шампура шашлыка, три манты, два мясных беляша, четыре голубца, завернутых в маринованные листья винограда, ломтик курдючного сала с чуреком и маринованной черемшой, перебивая, как заведено у настоящих восточных мужчин, каждую мясную закуску халвой или сладким щербетом, почти сиропом.

Охота на последнего русака


Арташес Симонянц, следователь по особо важным делам министерства глобальной безопасности, в тот знаменательный вечер вдрызг напился… по приказу руководства. И пил целую неделю без просыпа, пока однажды утром шеф не крякнул удовлетворенно: — Ну вот, теперь твоя физиономия приблизилась к облику бомжа категории «бич» — бывший интеллигентный человек.

Альтернативная праведность


— Пане пулковнику, дозвольте обратиться! — щёлкнул каблуками подхорунжий. — Расшифровка последних разведданных, прошу пана. Он бросил на стол стопку распечаток. Полковник Иван Алексеевич Ройтшванц недовольно поморщился. Он не любил выскочек из сверхсрочников, женатых на генеральских племянницах.

Война Войной, А Деткам — Кашу


 Когда удалось вызволить из завала занемевшие ноги, он понял, что заново родился — гангрены удалось избежать. Генерал трижды перекрестился и прошептал: «Господи Иисусе Христе, милостив буди мне, грешному». Нет омертвевших тканей. Он сможет ходить, как только заживут ушибы и ссадины. Адской боли в костях при попытке стать на ноги или взять что-либо в руки не было. Обошлось и без переломов. Остальное заживёт как на собаке. В ушах всё ещё звенело, но пальцы перестали трястись. И икры больше не сводила судорога…