Три дня до небытия


Когда к Дафне Маррити попадает странный фильм, вызывающий у людей приступы пирокинеза, сжигающие все вокруг, она и ее отец Фрэнк попадают в центр мирового заговора, в котором участвуют не только государственные спецслужбы, но и тайное общество, созданное еще в Средневековье. Вскоре на отца совершает нападение слепая убийца, а с Дафной прямо из выключенного телевизора говорит призрак, и постепенно Маррити понимают, что подлинная история XX века имеет мало общего с той, что изложена в учебниках, а реальность гораздо страшнее, чем кажется. Только это еще полбеды, ведь теперь отец и дочь стали участниками жуткой игры, поражение в которой хуже смерти, так как им в руки попал ключ к уничтожению не только того, что будет, но и того, что уже было. И все это как-то связано с последним изобретением Альберта Эйнштейна, Чарли Чаплином и «Бурей» Уильяма Шекспира.

999 (сборник)


СТИВЕН КИНГ, УИЛЬЯМ БЛЭТТИ, НИЛ ГЕЙМАН, ДЖИН ВУЛФ и другие

999

Стивен Кинг

ДОРОЖНЫЙ УЖАС ПРЕТ НА СЕВЕР

© Перевод. Т. Покидаева, 2005.

 Когда Ричард Киннелл впервые увидел эту картину на дворовой распродаже в Розвуде, она его не напугала.

Наоборот. Она ему сразу понравилась. Сразу заворожила. И он подумал еще, как ему повезло, что он совершенно случайно набрел на такую замечательную штуковину, которая рождала в душе какое-то особенное ощущение. Но уж точно — не страх. И только потом Киннелл понял («потом, когда было уже слишком поздно», как написал бы он сам в одном из своих романов, пользующихся у читающей публики неизменным и прямо-таки ошеломляющим успехом), что ощущения, рожденные этой картиной, очень напоминали те, что он испытывал в юности по отношению к некоторым запрещенным законом наркотическим препаратам.

Киннелл заехал в Розвуд по дороге из Бостона, куда его пригласили на конференцию писателей Нов…

На странных берегах


Тим ПАУЭРС

На странных берегах

Джиму и Вики Блэйлокам, самым Радушным и преданным из друзей, А также памяти Эрика Бэтсфорда и Ноэля Пауэрса посвящается

ПРОЛОГ

Удел неприкаянных душ – затеряться В неведомых людям могучих приливах, Игрушкою быть тех ветров, что ярятся, Но шевельнуть даже волос не в силах. Вильям Эшблес «…Живей! В разгаре брачный пир, Жених – мой близкий друг. Все ждут давно, кипит вино, И весел шумный круг». Тот держит цепкою рукой «И был, – он молвит, – бриг». Сэмюэл Тейлор Кольридж

Даже легкий морской бриз, несущий вечернюю прохладу, не мог развеять влажной духоты, накопившейся в густых зарослях за долгий жаркий день, и стоило Бенджамену Харвуду углубиться в джунгли, следуя за проводником, как его лицо покрыли бисеринки пота. Харвуд рубанул мачете, стиснутым в левой – и единственной – руке, и тревожно вгляделся в ночные тени; за пределами освещенного факелом круга они теснились и нависали, и рассказы о каннибалах и гигантских удава…

Гнёт ее заботы


Тим Пауэрс

ГНЕТ ЕЕ ЗАБОТЫ

Tim Powers

THE STRESS OF HER REGARD

Перевод: Старина Ёж

ПУСТОСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

К черту все! Берись и делай!

― Ричард Брэнсон

Благодарю мою жену за чтение пилотной версии книги и ценные замечания по поводу различных «трапезоугольников». Ее стараниями некоторые слова в книге написаны не так, как они мне нравились, а так, как они должны писаться по правилам великого и могучего русского языка. Ныне, и присно, и во веки веков, Аминь! Так что ввести в обиход пару десятков новых слов мне, похоже, не суждено. И если где-нибудь дальше по тексту запятые стоят на положенных им местах, это также во многом ее заслуга.

Давным-давно, несколько лет назад, мое знакомство с английским языком сводилось к фразе: «How do you do? Yes, I do!»

Приступая к переводу этой книги, я преследовал две благородные цели:

• хоть немного разобраться в хитросплетениях английского языка…

Все новые сказки


Все новые сказки

Составители Нил Гейман и Эл Саррантонио

Эта книга — результат игры воображения.

Герои, характеры, события и диалоги целиком остаются на совести авторов, их не следует воспринимать как реальные. И потому любое совпадение с действительными событиями и людьми, живыми или мертвыми, является случайным.

Всем рассказчикам и иллюзионистам, которые, развлекая публику, всегда с нами:

Александру Дюма и Чарльзу Диккенсу, Марку Твену и баронессе Орци[1], и наконец, даже больше, чем остальным — Шехерезаде, которая сама была и рассказчиком, и историей.

Наша горячая благодарность Дженнифер Брел и Меррили Хейфец, рулившим этой длинной лодкой и благополучно доставившим нас на берег.

Нил Гейман, Эл Саррантонио

Предисловие

Всего четыре слова

Перевод Екатерины Мартинкевич[2]

Однажды мы с Элом Саррантонио разговорились о сборниках. Незадолго до того Эл издал две антологии — соврем…

999. Имя зверя


Это — 1999 год. Год, который должен был стать временем Апокалипсиса — но не стал. Или все-таки стал, только мы пока не заметили этого — и не заметим, пока не станет поздно?

Это — 1999 год. Такой, каким увидели его величайшие из мастеров `литературы ужасов` нашего мира. Писатели, хорошо знающие: Апокалипсис начинается не с трубного гласа, поднимающего мертвых, но со Страха, живущего в душе у каждого из нас.

Это — 999 глазами непревзойденного Стивена Кинга. И мчится по дороге Смерть…

Это — 999 по Уильяму Питеру Блэтти. И те, что ушли, говорят с живыми…

Это — 999 Бентли Литтла. И исчезает грань меж явью и кошмаром…

Это — 999 год Дэвида Моррелла, Джойс Кэрол Оутс, Нэнси Коллинз. И еще многих из тех, кому нет равных в умении повергать читателя в черный, иррациональный Ужас…

Лицо под шерстью (Врата Анубиса — 1)


Пауэрс Тим

Лицо под шерстью (Врата Анубиса — 1)

Тим ПАУЭРС

ВРАТА АНУБИСА

КНИГА ПЕРВАЯ

«ЛИЦО ПОД ШЕРСТЬЮ»

Моей жене Серене посвящается

Нельзя войти дважды в одну и ту же реку…

Гераклит.

…Плыли они сквозь тьму — и сквозь древность мира…

Так моряки, некогда полные жизни,

Видя, что гибнет корабль,

Ими ведомый,

Не верят, что неизбежно бегут мгновенья.

Так морякам

Больше по вкусу править

Своим долгожданным, желанным паденьем во тьму,

Утопленьем неполным.

Так морякам по душе продлевать стремленье,

Биться упрямо с потоком

Полночной глуби.

Движутся к бездне — от бездны,

Видят утес бессветный,

Ищут — уже без надежды — к нему восхожденья.

Путь их неспешный распался на сотни осколков.

Так моряками

Утрачена воля к свету — к живому дыханью.

Отныне

Станут искать они лишь глубины могил,

Лежащих …

Двенадцать часов тьмы (Врата Анубиса — 2)


Тим ПАУЭРС

ВРАТА АНУБИСА

КНИГА ВТОРАЯ

"ДВЕНАДЦАТЬ ЧАСОВ ТЬМЫ"

Глава 1

Он сказал мне, что, как. ему показалось, в 1810 году он встретил меня на Сент-Джеймс-стрит, но тогда мы разошлись, не заговорив друг с другом. Он упомянул об этом случае — и я опроверг его как невозможный: я находился в то время в Турции. День или два спустя он показал своему брату человека, шедшего навстречу по другой стороне улицы. "Вон, — сказал он. — человек, которого я принял за Байрона". Брат же его тут же ответил: "Как? Это именно Байрон и никто другой". Но это еще не все. Некто видел, как я ставлю свою подпись в числе дознавателей по поводу здоровья короля, страдавшего тогда от безумия. Так вот: в то самое время, насколько я могу судить, я лежал в Патрах с лихорадкой…

Лорд Байрон.

Из письма к Джону Мерри. 6 октября 1820 года

Хотя найти и правильно подключить все миниатюрные моторчики и подвести к каждой крошечной свечке…

Врата Анубиса


Жестокая магия Древнего Египта властно вторгается в наш мир, чтобы навеки изменить его историю. Безжалостный оборотень вселяется в человеческие тела, а затем убивает тех, кто имел несчастье оказаться его жертвами.

Чудовищно изуродованный король преступного мира проводит непонятные эксперименты на тех, кто оказывается на его пути. Люди плывут сквозь время и пространство – по Великой Реке Смерти, к таинственным и мистическим Вратам Анубиса.

«Странствие в мир черной мистики древних культур…» «Одна из лучших ‘черных фэнтези’ за всю историю жанра…» «Культовая классика готической культуры наших дней…» Вот лишь немногое из того, что писали критики о «Вратах Анубиса» Тима Пауэрса – о книге поразительно талантливой, поразительно оригинальной – и, главное, по-настоящему стильной!

Ужин во Дворце Извращений


«Шедевр постапокалиптической фантастики…» «Страшное будущее, прописанное до мельчайших деталей и обрамляющее вкусный, захватывающий сюжет…»

«Крепкий коктейль сюжета, достойного Серджио Леоне, мира, не уступающего трилогии о Безумном Максе, и оригинальности, напоминающей Филипа К.Дика!..»

Вот лишь немногое из того, что писали критики о культовом научно-фантастическом романе Тима Пауэрса «Ужин во Дворце Извращений» – одной из самых стильных «черных антиутопий» за всю историю жанра!

На сей раз писатель обращается к постъядерной НФ. Впрочем, подробности выживания уцелевших не слишком его интересуют. Гораздо больше Пауэрса увлекает описание приключений музыканта Грегорио Риваса, стремящегося вырвать из рядов сектантов свою давнюю возлюбленную. Сектанты, между тем, ребята непростые, одинаково ловко владеют и медитативными техниками, и боевыми искусствами, а их духовный пастырь Сойер и вовсе к роду человеческому относится постольку поскольку. Ривасу предстоит нанести удар по местным наркоторговцам, схватиться с вампиром-двойником… и конечно, постичь в этом мире себя.