Интегральное скерцо (сборник)


ИНТЕГРАЛЬНОЕ СКЕРЦО

Preludium

Владимир Одоевский

4338-й год

(Отрывок)

…В разных местах сада по временам раздавалась скрытая музыка, которая, однако ж, играла очень тихо, чтобы не мешать разговорам. Охотники садились на резонанс, особо устроенный над невидимым оркестром; меня пригласили сесть туда же, но с непривычки мои нервы так раздражались от этого приятного, но слишком сильного сотрясения, что я, не высидев двух минут, соскочил на землю, чему дамы много смеялись. Вообще на нас с дядюшкой, как на иностранцев, все гости обращали особенное внимание и старались по древнему русскому обычаю показать нам всеми возможными способами свое радушное гостеприимство…

Проходя по дорожке, устланной бархатным ковром, мы остановились у небольшого бассейна, который тихо журчал, выбрасывая брызги ароматной воды; одна из дам, прекрасная собою и прекрасно одетая, с которою я как-то больше сошелся, нежели с другими, подошла…

Фантастика 1991


Annotation

В сборник вошли новые научно-фантастические повести, рассказы и очерки, в которых в увлекательной форме ставятся сложнейшие проблемы жизни. Что такое колдовство? Можно ли воссоздать характер личности? Какой национальности был Иисус Христос? Как создать общество без преступников? В книге имеется раздел: “Неведомое: борьба и поиск”.

Фантастика, 1991 год

ВАЛЕРИЙ ЛИСИН АБСОЛЮТНАЯ ПОЛИЦИЯ

ИВАН ФРОЛОВ ТАИНСТВЕННЫЕ МЕРГИ

ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВА ВЕРСИЯ

ГРИГОРИЙ ТЕМКИН ЛУННЫЙ ЛИСТ

ПАВЕЛ АМНУЭЛЬ ПАМЯТНИК

БОРИС ЗОТОВ ПРОИСШЕСТВИЕ НА НЕВСКОМ

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

ЮРИЙ ЛЕДНЕВ, ГЕНРИХ ОКУНЕВИЧ ШЕДЕВР НАУКИ, ИЛИ МОНСТР ПО ИМЕНИ KOPKO

ИВАН КОЗЛОВ КОНОКРАД ИЗ ПАРАЛЛЕЛЬНОГО

БАНГУОЛИС БАЛАШЯВИЧЮС ЛОЯЛЬНЫЙ ГРАЖДАНИН

ЮРИЙ НИКИТИН СТРАННАЯ ПЛАНЕТА

ВАЛЕРИЙ ГУБИН CЛУЧАИНОЕ ЗНАКОМСТВО

АЛЕКСЕЙ Р…

Фантастика 1986


Фантастика 86

Сборник научно-фантастических повестей, рассказов, очерков

Составитель ИВАН ЧЕРНЫХ

Художник РОБЕРТ АВОТИН

ПОВЕСТИ И РАССКАЗЫ

Тихон Непомнящий

ЗАВТРАШНЯЯ ПОГОДА

Светлой памяти академика Михаила Александровича Лаврентьева посвящается

Человечество идет вперед, совершенствуя свои силы. Все это недосягаемое для него теперь когда-нибудь станет близким, понятным, только вот надо работать, помогать всеми силами тем, кто ищет истину.

А. Чехов

I

Голубоватая от багульника тайга подступала к кварталам академгородка; на дальних просеках многолетний дерновник покрывал землю между прямыми, как карандаши, соснами, поблескивающими золотистой чешуей; осенним утром дерновник искрился от росы. Просеки-улицы с домами и скверами напоминали своей ухоженностью лесной курорт, и потому странно было видеть не прогуливающихся, а озабоченно спешащих людей, большей частью молодых.

Профессор Владимирцев шагал широко, разм…

Фантастика 1988-1989


ФАНТАСТИКА 88/89

СБОРНИК НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИХ ПОВЕСТЕЙ, РАССКАЗОВ И ОЧЕРКОВ

ПОВЕСТИ

И РАССКАЗЫ

●АНДРЕЙ ПЛАТОНОВЮРИЙ ГЛАЗКОВАЛЕКСАНДР ПОЛЕЩУКИДА КРУЖКОВСКАЯАЛЕКСАНДР ЛЕВИНАЛЕКСЕЙ РАСКОПЫТЮРИЙ ЛЕДНЕВГЕНРИХ ОКУНЕВИЧЮРИЙ КИРИЛЛОВЛЮДМИЛА ЖУКОВАНЕЛЛИ ЛАРИНАХЕЛЬЮ РЕБАНЕВЛАДИМИР СУХОМЛИНОВБРУНО ЭНРИКЕС●

АНДРЕЙ ПЛАТОНОВ

ПОТОМКИ СОЛНЦА[1]

Я сторож и летописец опустелого земного шара. Я теперь одинокий хозяин горных вершин, равнин и океанов. Древнее время наступило на земле, как будто вот-вот двинутся ледники и береза переселится на остров Цейлон.

Но кротко и бессмертно над головою голубое небо, спокойно и ясно мое сознание, тверда и могущественна моя много видевшая человеческая рука: я не позволю свершиться тому, чего я не хочу, за мной века работы, катастроф и света мысли. Вверху, на движущихся звездах, земное мое человечество — странник и мыслитель. Передо мною Средиземное море, жалкие организмы, тепло и ровно скорбящий ветер.

Древняя любимая …

‘Предметный галаксизм’


Леднев Юрий , Окуневич Генрих

‘Предметный галаксизм’

ЮРИЙ ЛЕДНЕВ

ГЕНРИХ ОКУНЕВИЧ

«Предметный галаксизм»

В запыленных коридорах и кабинетах книжного издательства «Галаксис» томилась тишина. Только роботы-консультанты еле слышно посвистывали. Этим они выражали свою готовность к работе, но работы, увы, не было.

Директор издательства вместе с главным редактором самозабвенно резались в «балду». В азартном усердии они молча заполняли на экране дисплея буквами пустые клетки, сотворяя таким манером целые слова.

Эту древнюю игру они чтили выше всяких других. Хотя «балда» и была игрой незатейливой, безыскусной, она им никогда не надоедала, спасала от скуки и вынужденного безделья.

Вот уже скоро год, как сюда не заглянул и даже не прислал своих рукописей ни один из литераторов, хотя «Галаксис» считался учреждением престижным. Еще бы! Ведь над входом в издательство горела неоновая надпись: «Мы ищем гениев!» Что и говорить, поначалу, как толь…

‘Галаксис’ ищет гения


Леднев Юрий, Окуневич Генрих.

"Галаксис" ищет гения.

В запыленных коридорах и кабинетах книжного издательства "Галаксис" томилась тишина. В ней не чувствовалось усталости творческого отдохновения или мобилизующей затаенности перед трудовым порывом, выжидания надвигающейся бури. Была в ней только пустота, пыльное безделье и еще безысходность. Из компьютерного зала доносилось легкое посвистывание да прерывистый слабый гул. Это роботы-консультанты от нечего делать забавлялись электронными играми, резвясь в глубинах, непостижимых для человеческой памяти. В директорском кабинете слышны были негромкие мужские голоса. Это директор и главред издательства самозабвенно резались между собой в балду. В азартном усердии они заполняли на экране дисплея буквами пустые клетки, сотворяя таким манером целые слова. Эту древнюю игру интеллектуалов они чтили выше любой другой: нарды, крестики-нолики, карты, домино-козел, шахматы, — в общем, всему, что было изобретено з…

Шедевр науки, или Монстр по имени Корко


Леднев Юрий , Окуневич Генрих

Шедевр науки, или Монстр по имени Корко

ЮРИЙ ЛЕДНЕВ,

ГЕНРИХ ОКУНЕВИЧ

ШЕДЕВР НАУКИ,

ИЛИ

МОНСТР по ИМЕНИ КОРКО

Бланк проснулся от грохота. Соскочив с дивана, он подбежал к окну. В стекла ударной волной бился стрекочущий рокот вертолета. Снаружи мелькнула большая тень Корко. В тот же момент, один за другим, хлопнули три сухих выстрела.

Одеваясь на ходу, Бланк выскочил на лестничную площадку. Пока вызванный им лифт поднялся на стотридцатый этаж и опустился на первый, прошло несколько самых томительных в его жизни секунд.

Выбежав на улицу, он сразу же увидел распластанное тело. Полицейский вертолет с обвисшими лопастями стоял рядом. Бланк кинулся к Корко и прильнул к его холмистому боку: сердцебиение не ощущалось. Но, видимо, почуяв Бланка, монстр приподнял свою лохматую голову и последний раз глянул на ученого. В этом взгляде были и укор, и предсмертная тоска, и прощание. Они отозвались в душе Бла…

Крах ‘дископопа’


Леднев Юрий , Окуневич Генрих

Крах ‘дископопа’

Юрий Леднев, Генрих Окуневич

Крах «дископопа»

«В наш век даже музыка стала

экологической проблемой».

Из выступления на совещании

После того рокового случая мы так ни разу и не появились перед публикой. Дорога на сцену нашей группе закрыта теперь практически навсегда.

Иногда мы собираемся вместе у кого-нибудь из нас дома, чтобы поиграть в свое удовольствие. Но перед тем тщательно осматриваем комнату, чтобы в ней (избави бог!) не оказалось какой-нибудь живности вроде мухи, таракана или комара. Иначе, если о том станет известно властям, нас на основании статьи закона «О причинении страданий животным» могут упрятать в тюрьму. Музыка когда-то популярного на всей планете «Дископопа», победителя многочисленных фестивалей и обладателя кубка «Музыка века», буллическим решением Международного суда оказалась практически под полным запретом.

Наигравшись всласть, мы отдыхаем. И тогда в наш…

День радости на планете Олл


Леднев Юрий , Окуневич Генрих

День радости на планете Олл

Юрий Леднев, Генрих Окуневич

День радости на планете Олл

Вдоволь насосавшись материнского молока, девочка уснула, смешно раскинув маленькие ручки. Долгожданное чудо свершилось. Это был спасительный сон выздоровления.

Устало подавшись над кроваткой, мать — с виду сама еще ребенок затаенно наблюдала, как у засыпавшей девочки чутко, все медленнее вздрагивали смыкавшиеся веки, как трепетно шевелились губы, сжимавшие соску, как ровное дыхание вздымало на груди сбившееся одеяльце.

Озорно улыбнувшись, молодая мать легонько потянула за колечко соски, в шутку пытаясь вытащить ее из крохотного ротика, но девочка быстро задвигала губами и, зачмокав, втянула соску обратно, выразив этим свой маленький протест. Женщина беззвучно засмеялась и, осторожно ступая по мягкому ворсистому ковру, отошла от кроватки к окну. Чуть раздвинув шторы, через образовавшуюся щель она выглянула на улицу.

Сверху, …