Мистер Всезнайка. Рассказы


Уильям Сомерсет Моэм (1874–1965) — один из самых проницательных писателей в английской литературе XX века. Его называют «английским Мопассаном». Ведущая тема произведений Моэма — столкновение незаурядной творческой личности с обществом.

Рассказ «Мистер Всезнайка» впервые опубликован в журнале «Космополитен» в январе 1925 г.

Собрание сочинений в девяти томах. Том 8. Издательство «Терра-Книжный клуб». 2001.

Перевод с английского Н. Ромм.

Сумка с книгами


Уильям Сомерсет Моэм (1874–1965) — один из самых проницательных писателей в английской литературе XX века. Его называют «английским Мопассаном». Ведущая тема произведений Моэма — столкновение незаурядной творческой личности с обществом.

Новелла «Сумка с книгами» была отклонена журналом «Космополитен» по причине «безнравственной» темы и впервые опубликована в составе одноименного сборника (1932).

Стрекоза и муравей


Уильям Сомерсет Моэм

Стрекоза и муравей

Когда я был маленьким, меня заставляли учить наизусть басни Лафонтена, и мораль каждой мне тщательно растолковывали. Была среди них «Стрекоза и муравей», из которой юные умы почерпывают полезнейший вывод: в нашем несовершенном мире трудолюбие вознаграждается, а легкомыслие карается. В этой превосходнейшей басне (прошу прощения за пересказ того, что известно всем, как несколько опрометчиво требует признать вежливость) муравей усердно трудится все лето, собирая запасы на зиму, а стрекоза сидит себе на листочке под солнышком и распевает песенки. Наступает зима, муравей обеспечен всем необходимым, но у стрекозы кладовая пуста. Она отправляется к муравью и просит дать ей еды.

– Да работала ль ты в лето? – спрашивает он.

– Лето целое все пела, – объясняет стрекоза и получает от муравья ответ, ставший классическим:

– Ты все пела? Это дело: так поди же попляши!

Думаю, дело было не в извращенности моего ума, а просто…

Статья закона


Моэм Сомерсет

Статья закона

Бывает, я чувствую себя особенно бедным (к приме­ру, в дождливый день, когда состоятельные биржевики про­носятся мимо в электромобилях, а то еще когда тусклым мартовским днем кто-то из приятелей небрежно сообща­ет, что вечером отправляется в Монте-Карло), и тогда я сажусь писать завещание. Оставить свое земное достояние, пусть весьма скромное, тем, кто и не подумает за ним при­ходить, — это доставляет мне упоительное наслаждение. Мне также приятно думать, как секретарь с подобострастным ви­дом ставит по пневмопочте об этом в известность семейного адвоката. Это развлечение не стоит мне ничего, потому что мистер Эддишо, старший партнер в весьма респектабель­ной компании «Эддишо, Джонс и Брэм», знает об этом моем чудачестве. Ему прекрасно известно и то, что адво­кату я заплачу в последнюю очередь, и я предупредил его: если он надумает прислать счет, я напишу сатирический рассказ, который ославит его на весь Брикстон-Хилл. А уж какие счета он подг…

Романтичная девушка


Моэм Сомерсет

Романтичная девушка

Один из многих недостатков реальной жизни за­ключается в том, что она редко преподносит закончен­ный сюжет. Некоторые ситуации вызывают у вас любо­пытство, замешанные в них люди запутались в дьяволь­ски сложных обстоятельствах, и вы теряетесь в догад­ках — а что же случится дальше? Так вот, чаще всего дальше ничего не случается. Катастрофа, которая пред­ставлялась неизбежной, таковой не оказывается, и вы­сокая трагедия, вопреки всем законам искусства, вы­рождается в вульгарную комедию. Возраст, у которого есть много недостатков, имеет и то преимущество (при­знаться, отнюдь не единственное), что иногда вам уда­ется узнать, чем завершились события, свидетелем ко­торых вы когда-то были. Вы уже давно отчаялись уз­нать, чем кончилась та или иная история, как вдруг, когда вы меньше всего этого ожидаете, вам ее препод­носят прямо на блюдечке.

Эти мысли пришли мне на ум, когда, проводив мар­кизу де Сан-Эстебан до машины, я вернулся в отель…

Рождественские каникулы


Герой романа «Рождественские каникулы» — молодой человек Чарли Мейсон — едет в Париж с единственной целью — развлечься, однако судьба распоряжается иначе. В борделе он знакомится с Ольгой, как утверждают — русской княжной. Их необычные отношения и становятся центром повествования.

Язык Моэма отличается поэтичностью и образностью, ведь и по сей день он считается эталоном классического английского литературного языка.

Пятидесятилетняя женщина


Моэм Сомерсет

Пятидесятилетняя женщина

Мой знакомый Уаймен Холт — профессор англий­ской литературы в одном из маленьких университетов на Среднем Западе. Узнав, что я выступаю в соседнем город­ке (соседнем по масштабам американских просторов), он написал мне и попросил приехать прочесть лекцию его студентам. Он также пригласил меня погостить у него не­сколько дней, обещая повозить по окрестностям. Я при­нял приглашение, однако предупредил, что дела позволят мне пробыть у него не более двух суток. Уаймен встретил меня на вокзале, отвез к себе, и мы, пропустив по коктейлю, отправились в университет. Когда я увидел, сколько в зале народу, мне стало не по себе: я рассчитывал человек на двадцать от силы и думал вместо полновесной лекции ограничиться непринужденной беседой. Немало испугало меня и количество лиц среднего и пожилого возраста, в том числе, предположил я, преподавателей факультета. Я опасался, что мое выступление покажется им поверхностным. Тем не менее выхода не б…

Пироги и пиво, или Скелет в шкафу


Уильям Сомерсет Моэм — классик английской литературы XX века, произведения которого широко переиздаются во всем мире. «Пироги и пиво, или Скелет в шкафу» — один из самых известных романов Моэма. Сразу же после выхода в свет читатели и критики единодушно отнесли его к числу лучших произведений писателя. Это саркастическое повествование о литературном долгожительстве британских авторов. В центре романа — судьба талантливого писателя и его жены на фоне литературной среды того времени.

Открытая возможность


Моэм Сомерсет

Открытая возможность

Кроме них, в их купе в вагоне первого класса никого ­не было. Им повезло, ведь у них было много багажа: чемодан Олбена, большая дорожная сумка, чемоданчик Энн с туалетными принадлежностями и шляпная картонка. А в багажном вагоне еще два больших дорожных чемодана, в которых было все, что могло понадобиться сразу по прибытии. Остальной багаж Олбен поручил агенту транспортной компании, который должен был доставить его в Лондон и держать на складе, пока они не решат, как быть дальше. У них было много имущества: картины, книги, всякие редкости, которые Олбен коллекционировал на Востоке, его ружья и седла. Они навсегда покинули Сондуру. Олбен, по своему обыкновению, дал носильщику щедрые чаевые, а затем прошел к газетному киоску и накупил газет. Он взял «Нью стейтсмен» и «Нейшн», «Тэтлер», «Скетч» и последний номер «Лондон Меркьюри». Вернувшись в вагон, он бросил их на сиденье.

— Осталось ехать всего час, — заметила Энн.

— Знаю, н…