Космическая фантастика, или Космос будет нашим!


Много лет отечественные фантасты мечтали о покорении человеком космоса.

В антологии «Лучшая космическая фантастика, или Космос будет нашим!» представлены лучшие произведения признанных русскоязычных авторов разных поколений: от классического рассказа братьев Стругацких «Десантники» до нового рассказа Сергея Лукьяненко «Мальчик-монстр», ранее в книжных изданиях невыходившего. Авторов сборника объединяет вера в то, что космическая экспансия неизбежна. Ведь проникновение человечества в глубины Вселенной принесет землянам не только доступ к неограниченным ресурсам, но и богатство новой культуры, ростки которой пробиваются уже сегодня в книгах тех, кто мечтает о завоевании космоса во благо всего человечества.

 

Человек человеку — кот (сборник)


Кошки становились главными героями и в фэнтези, и в мистике, и в классической научной фантастике…

Перед вами — ПЕРВЫЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ СБОРНИК «кошачьей» фантастики, составленный признанным знатоком жанра Андреем Синициным. Сборник, в котором объединили усилия как молодые и талантливые авторы, так и признанные мастера!

В составе сборника:

Андрей Балабуха — Туда, где растет трава

Дмитрий Биленкин — Исключение из правил

Владимир Михайлов — Игра в звуки

Олег Дивов — К10Р10

Андрей Плеханов — Человек человеку — кот

Александр Громов — Толстый, ленивый, смертельно опасный

Владимир Васильев — Триста девятый раунд

Сергей Лукьяненко — Купи кота

Евгений Лукин — Спасатель

Леонид Кудрявцев — День рождения кота

Юлий Буркин — Дикая тварь из дикого леса

Александр Борянский — Одинокий Воин

Сергей Вольнов — Желанная

Дмитрий Володихин — Популяция хитрых котов

Леонид Каганов — Мои беседы с папой

Игорь Федоров — Кошачья жизнь

Александр Зорич — О, сергамена!

Елена Власова — Вторая жена императора

Виталий Каплан — Корона

Стратегический «Молодец». История железнодорожных ракетных комплексов


Михайлов В.С.

Стратегический «Молодец».

История железнодорожных ракетных комплексов

Предисловие

Памяти людей, отдавших все свои силы защите Родины в годы «холодной войны».

С каждым годом все дальше в прошлое уходит история СССР, уходят ветераны, меркнет память о былых достижениях того времени. Все больше становится белых пятен в нашем прошлом. А ведь незнание истории, достижений своей страны имеет пагубные последствия. Поэтому в этой работе автор пытается напомнить об одной из самых впечатляющих побед отечественной ракетно-космической техники — создании боевых железнодорожных ракетных комплексов РТ-23УТТХ («Молодец»).

В 2005 г. в России были сняты с дежурства и затем утилизированы боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК) с ракетами РТ-23УТТХ. Однако в последнее время активно обсуждается возможность повторного введения БЖРК в состав стратегических ядерных сил России. Об этом делаются заявления командованием Ракетных …

Особая необходимость (худ. А. Станкевич)


1

— Это у нас рассказывали, бывало, по вечерам, — начал Сенцов.

— Да, по вечерам… — со вздохом отозвался Раин.

* * *

Вечера были далеко.

Вечера остались там же, где и тень деревьев, прозрачные, бегущие по круглым камешкам ручьи, белые облака и веселые огни городов.

На расстоянии в семьдесят с лишним миллионов километров осталось и многое другое. Все то, что называлось необъятным словом — Земля.

Родная планета должна была, верно, показаться отсюда совсем ничтожной: она давно уже превратилась в звездочку, неотличимую от других. Но наперекор расстоянию, или благодаря ему, — для космонавтов Земля становилась гораздо больше, ближе, — родная до невозможности.

* * *

— Так вот, — продолжал Сенцов, сдерживая улыбку и внимательно оглядывая всех прищуренными глазами. — Баранцева вы все, конечно, помните, — ну, заведующего сектором астронавигации Института. В плане подготовки намечалось вывести в полет на околоземную орбиту и всех преподавателей — что…

Разитель. Трилогия


Владимир Дмитриевич Михайлов Разитель. Трилогия

Кольцо Уракары

Глава 1

Странное слово «уракара» (день событий первый)

На улице в полуденный час сентябрьского дня было приятно. Солнце пригревало ласково, армагские чинкойи, что выстроились в две шеренги вдоль тротуаров, источали, как и обычно, едва уловимый, но очень внятный и какой‑то интимный запах; почему‑то каждому казалось, что они пахнут именно для него и ни для кого другого. И хотя по проезжей части и над ней скользило и катило немало машин, воздух в расщелинах между домами производил впечатление первозданно чистого, не пропитанного духом горячих моторов. Я как‑то слышал, что именно эти, уже лет десять тому назад завезенные с Армага тоненькими саженцами и как‑то очень быстро выросшие деревья, их длинные, покрытые голубоватым пушком листья как бы фильтровали, очищали и облагораживали удушливую городскую атмосферу, которую издавна кто только не проклинал. Хотя непонятно б…

Исток (сборник)


Владимир Михайлов

Исток

Исток

1

На покрывало – черное, усеянное множеством блесток – кто-то капнул бело-голубым. Капля расползалась по черному, заливая все, что видел глаз; вот уже под бело-голубым проступило зеленое и коричневое. Но по-прежнему стояла тишина, пустота лежала вокруг, и это не укладывалось в сознании. Тогда люди оторвались от приборов и экранов и стали глядеть друг на друга, недоумевая. Так они пропустили тот миг, когда капля отвердела и превратилась в выпуклый щит, испятнанный морями и облаками, пересеченный хребтами гор, растолкавших леса. Такое обращение происходит всякий раз, когда приближаешься со стороны светила к планете, населенной водами и лесами.

Расстояние сокращалось, а удивление росло в обратной пропорции. Но изумление не может расти бесконечно, рано или поздно наступает миг, когда оно перерождается в радость или печаль. И вот командир корабля, насупившись, сказал:

– Это не Исток.

Все разом шевельнулись, са…

Капитан Ульдемир (сборник)


ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВ

Капитан Ульдемир

СТОРОЖ БРАТУ МОЕМУ

Роман 

Глава первая

Я плохо помню день своих похорон, зато день гибели до сих пор перед глазами. Вернее, не день; он успел уже кончиться, сентябрьский денек семьдесят третьего года, уточняю — одна тысяча девятьсот семьдесят третьего. Уточняю для тех, кто не сразу поймет, что происходило в двадцатом веке, так невозможно давно. День уполз за горизонт, сумерки сгустились, когда я позвонил ей. Она подошла к телефону и, едва я успел что-то пролопотать, сказала голосом, в котором была бесконечная усталость:

— Я разочаровалась в тебе.

Разочарование — приятное словечко. Приятное ретроспективно: оно как-никак предполагает, что перед этим она была мною очарована, а в этом я как раз был меньше всего уверен. Так что таилась в слове некоторая возможность, крылся повод порадоваться хотя бы за свое прошлое, когда тобою очаровались, а не наоборот.

Но я не испытал ровно никакой радости. С т…

Космическая фантастика, или Космос будет нашим! (антология 2008)


Журнал «Если», 2009 № 03


Журнал «Если», 2008 № 02


Журнал

«Если», 2008 № 02

ПРОЗА

Леонид Каганов

Людоед

Даша стояла двадцать минут на платформе монорельса, распахнутой всем ветрам. Моросил отвратительный полуснег-полудождь, и, конечно, его со всех сторон задувало под бетонный козырек. Особенно мерзли голые ноги. Вагоны приползали и уползали каждую минуту, пассажиры вываливались толпой и давились у эскалаторов. Валерик все не появлялся, и мобик у него был отключен. Может, конечно, на заводе задержали после смены, но тогда мог бы и позвонить. Даша давно бы плюнула и ушла, но жалко было Пашку. Поэтому она ждала, переминалась с ноги на ногу, мерзла и куталась в плащ. Уже дважды к ней подходили какие-то типы и пытались познакомиться, но Даша посылала их к черту. И когда совсем уже собралась уйти, появился Валерик. Вид у него был виноватый, но глаза горели. Успел уже набраться, что ли?

— Дашка, прости, — буркнул он. — Давно ждешь?

Водкой вроде не пахло. Наверное, надо было дать ему пощечин…