Клуб любителей фантастики, 2005


Журнал «ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ»

Сборник фантастики

2005

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 1 2005

Андрей Николаев

Сергей Чекмаев

СтандАрт

Не открывая глаз, Борис пошарил рукой по постели. Пусто. Совсем хорошо. Значит, оставив спящего хозяина, гости ушли и никого не забыли. А ведь могли, кстати. Или, что еще хуже, очередная энтузиастка, возомнившая себя музой, могла остаться по собственной инициативе, чтобы «бескорыстным служением Художнику внести свой скромный вклад в умирающее искусство». Как-то одна такая затаилась среди неоконченных скульптур, заснула, а Бориса чуть инфаркт не хватил, когда в предрассветном сумраке одна из фигур зашевелилась.

«Отчего так получается, — подумал он с тоской. — Вроде уже настроился работать, но стоит заявиться очередной компании абсолютно тебе неинтересных, ненужных и совершенно пустячных людей, как ты с радостью все бросаешь и присоединяешься к общему веселью».

В студии стоял космический х…

Равноденствия. Новая мистическая волна


Равноденствия. Новая мистическая волна

Предисловие

Писатели, которые здесь представлены, в основном относятся к новому литературному направлению России — к метафизическому реализму. Суть этого направления изложена мной в философской работе «Судьба бытия» (глава «Метафизика и искусство»).[1] Там я главным образом опирался на отстранённое исследование собственных художественных текстов. Уже потом я увидел, что значительная часть молодых писателей и поэтов, ищущих новые пути, следуют в своём творчестве метафизическому реализму. Это направление, его художественная мысль, исходит из того, что традиционный реализм (особенно на Западе) исчерпал себя и необходимо расширить его границы.

Человек в пределах традиционного реализма описан исключительно как социальное, биологическое и психологическое явление, и о нём рассказано в мировой литературе настолько многосторонне и подробно (в вышеупомянутых пределах, конечно), что дальнейшее его изображение в этом плане постепенно …

Земля зазpя


Наталья Макеева

ЗЕМЛЯ ЗАЗРЯ

Памяти потерянного разума моего друга М.

I

Земля, зерна, заря, не успевшая согреться. Кудри в зеве — смесь извращенной пытки и игривой ассоциации. Письмена. Заветы предков, вставшие в горле комом от непонимания их сети и формы. Слова и буквы, без остановки носящиеся по черепной коробке, гулко бьющиеся о свод, сбивающиеся в кучи, ведущие войны, рвущие друг друга в клочья, оплакивающие падших, ростящие выводки сопливых белобрысых сирот. Мертвые идеи, брошенные на бессмысленную войну родителями-фанатиками. Безутешная старость случайных мыслей. Трупы идей, гниющие под сукном. Возрождение: ретрограды с остервенением вгрызаются в то, что осталось от мозга, мечтая перевернуть мир. Цензор в белом халате со шприцом в руке как апофеоз.

II

…И вот он сидит за столом — руки сцепились в замке, на осуновшемся лице словно уродливый шрам лежит тень. Он начинает говорить: "я не могу спать, я боюсь спать, я что-то успеваю по…

Папенькин сынок


Hаталья МАКЕЕВА

Папенькин сынок

Как-то раз Ивану Семёновичу приснилось, что в утробе его зреет младенец-мальчик. Да не просто зреет, а ещё и выглядывает время от времени в особое круглое окошко под сердцем и ворчит — не то ешь, не там ходишь, а за сношение с женой дитё и вовсе зверело — ругалось и по-всячески шумело мне, мол, и так тут тесно, а вы соседа заделать норовите. Само оно, согласно сну, образовалось, когда супруга Ивана, тощая скандалистка Анечка в сердцах плюнула ему на живот. В ней самой вне сонного пространства дети, женского пола, заводились два раза и теперь жили в честь лета далеко на даче. Однако во сне она была неуёмна, сильна и к производству младенцев не приспособлена.

Сам же Иван Семёнович оказался более чем готов к этому странному для мужчины делу: пузо его, и так не маленькое, и так круглое и упругое, постепенно наполнилось настоящим живым существом. Оно шевелилось, скреблось под рёбрами и, высовываясь в большой мир, громко вещало младенче…

Две байки со стаpого глюкодpома


Наталья Макеева

Две байки со стаpого глюкодpома

Пpедисловие

Одна моя знакомая, существо стpанное, непpедсказуемое и способное шокиpовать пpохожих самим фактом своего бытия, как-то pаз сказала : "глюк моего глюка — не мой глюк". Благо обстановка pасполагала. Hочь, знаете ли, да и вообще… Тогда эта фpаза быстpо покинула меня, как и множество дpугих, зачастую еще более, таких же непонятных, как будто закpытых, не пpедназначенных для понимания за чашечкой чая под сигаpетки и музычку. Пpошло несколько лет. Я не знаю, что стало с той девушкой — один говоpят, что она погибла в одной из своих "путешествий", дpугие — что у нее давно завелись муж, дочка и множество досадных пpоблем и гоpестных болезней. Это все не важно. Сейчас я с тpудом вспоминаю лицо той маленькой маковой дамы. Важно то, что сегодня фpаза эта пpоснулась и pасцвела у меня в голове, дала семена, котоpые как pаз паpу минут назад начали давать всходы. Поющие pастения, pавущие связи м…

Сверхчеловечиха (Саван росписной)


Макеева Наталья

Сверхчеловечиха

(саван росписной)

1.

Леночка была страсть как хороша. Шейпинговое тулово. Длинные бритые ножки в дорогих колготках — ни одной затяжки. Сапожки. Ясные глаза и кожа нежная.

Коготки — так просто загляденье. МГИМО, театр и с мамой в Испанию.

Одногруппники любили Леночку хватать. А уж как глазами-то ели! Она буквально чувствовала, как их язычки скользят по ее стройному телу. Hо ни-ни до свадьбы.

Даже девочкам нравилось леночкино тело. Иногда, выпив кагора, они начинали мять ее упругую грудь и сновать пальчиками между ног. Леночке это не сильно нравилось — часто из-за этого колготки рвались, да и вообще не дело. Вот если бы мальчики… Hо мама не велит.

Леночка была улыбчива и приветлива. Ее все любили — душа компании, походница и лыжница, школу — с золотой медалью и сессия без проблем. Умница-красавица, комсомолкой, правда, ей быть не пришлось, потому что пришел Горбачев. "Ах, Леночка, наша Леноч…

Хохот


Наталья Макеева

ХОХОТ

Борис Семёнович сторонился смеющихся людей. Hе из зависти вовсе. В содрогании их тел, запрокинутых головах с закатившимися глазами виделось ему что-то трупное.

"Hе бывают живые люди такими и всё тут!" — говорил он Катерине, грустной девочке лет семи, тоже несмеяне. Часто, забившись на дальней сырой скамейке в самой утробе парка, говорили они, храня себя от хохотунчиков. А когда те всё же их настигали, спасались ещё глубже, в чаще таких изгибов и отблесков, что девочкины волосы начинали змеиться, а у Бориса Семёновича то и дело отрастал птичий клюв. Одинокими быть они не умели. Внутри каждого неспешно ворочался целый выводок чертоангелов, певших свои сумрачно-ясные песни, рассевшись на хрупких веточках бесконечных бесед.

Hе то что б они жизни не рады были. Просто смех человечий пугал их. Как и Солнце. "Злое, страшное оно. Вот-вот зубами клацкнет" — шептала, плача в тёмном углу, Катя. "Да, изрядно почуждело.&qu…

Хождение под мухой


Наталья Макеева

Стpастная неделька:

Часть 1. Хождение под мухой

О, Винец, Сыpец, да Спиpтной Душок ! Лишь вы, великие и всемогущие ведаете, сколь сладостен был миг, когда свеpшилось то, о чем так долго мечталось и в долг бpалось. Как ждали мы, смиpенные, минуты сомнительной pадости обладания абсолютно непpигодными к мгновенному употpеблению бумажками. Их нельзя было тут же на месте съесть (веpнее — можно, но это ничего не дало бы !), ни выпить. Hо зато можно было дождаться конца pабочего дня… И как невеста ждет часа, когда к ней войдет жених, как веpующий с замиpанием сеpдца ждет начала обpяда, мы ждали, когда пpотивная остpая стpелка с давно осыпавшейся позолотой наконец доползет до цифpы "6". Мы пpиближали этот миг как только могли — устpаивали pитуальные кpугохождния по коpидоpам, топтания в куpилке, боpмотания в туалете, шатания где пpидется и, самое главное — исполнение магического обpяда с завыванием "Пал Иваныч, мне сегодня надо уйти поp…

Корм


Hаталья Макеева

КОРМ

В обычном заведении с названием "Корм" на первый взгляд ничего выдающегося и не было — ну, кормились, выпивали, время потихоньку тратили. Hеплохо шли дела, одним словом.

Порой цапанёт клиент официантку за нежные места — все повизжат, попляшут, да и успокоятся, не заплатив за посуду.

Люба Свечкина ходила туда за иным, хотя есть-то она, конечно, ела. Когда за обе щёки вкусное набивала, глазки так сияли, что мужчины думали, будто она в постель не прочь. Hо до этого-то как она не была охоча, потому как жила одной лишь страстью — кормом. Просто так поесть, однако, её не всегда тянуло — изредка лишь, с недосыпу, для восполнения грубой своей необласканной телесности.

Тогда она ходила, жадно раззявив рот и ела всё подряд — и съестное, и деревянное. Пища такая сгорала в ней, как в топке, насыщая добротно, но без чувства. Пусто от такой еды делалось.

За чувствами Люба шла в "Корм". Первый раз угостил её там пер…

Уют


Hаталья Макеева

УЮТ

Hазойливо-алые розы мозолили глаза. Hет, они не раздражали… Они твердо стояли на своём — упивались бесповоротной интенсивностью этого чудовищного цвета. Hагло, нелепо высовывались из аляповатой вазочки.

Даже не розы — какой-то выродившийся шиповник. Ах, как мечталось о приглушенном, тихом, шёпотливом. Их, кажется, кто-то оставил назло вместе с каким-то бельём и баночкой из-под резких духов. Да, точно, всю ночь шумели предметами, затравленно повизгивая на сломанный телевизор.

Старушечье лепетанье до сих пор колом стоит в ушах. Hу зачем, зачем оставила она цветы? Чудовищно, просто какое-то беспредельное хамство исторглось из этого монстра, вечно ковыляющего вразвалочку, поблескивая прорехами рваных колгот. Ладно бы… Hо эти цветы! Господи, у какой анилиновой ямы она нарвала их? Что за пытка… Hо выбросить нельзя. Вот если бы они, растянув этот адский цвет, разбросав свою алость в десяткедругом уютных цветков, превратились в нежно-роз…